О пользе флота для России

Многие помнят слова «У России есть только два союзника — её армия и флот». Это крылатое выражение, предположительно, принадлежавшее российскому императору Александру III.

И во времена Александра III так и было. Однако с тех пор времена здорово изменились. Нет, у России не появилось новых союзников, но вот ценность флота — изменилась.

Вспомните — СССР получил от Российской Империи весьма серьезный флот. Значительную часть его, правда, умудрились прохлебать революционным образом, однако осталось много, да и товарищ Сталин прилагал значительные усилия для того, чтобы флот возродить и усилить. Не помешал этому даже кронштадтский мятеж, сильно попортивший имидж «революционных моряков».

По первоначальному варианту 10-летней программы строительства флота, к 1946 г. советский флот должен был иметь 15 линейных кораблей, 15 тяжелых и 28 легких крейсеров, 144 эскадренных миноносца, 336 подводных лодок, десятки кораблей других классов и сотни боевых катеров.

Таким образом, в отличие от первой и второй пятилеток, когда главное внимание уделялось средствам «малой войны» на море, и, прежде всего, подводным лодкам, в «Большой кораблестроительной программе» четко определялся приоритет линейных кораблей и крейсеров. Несколько чудовищных линкоров типа «Советский Союз» даже были заложены на верфях, для них даже были созданы 406-мм орудия, которые до того в России никогда не производились. Стоимость постройки только первых четырех заложенных линкоров типа “Советский Союз” достигала почти четверти годового бюджета страны. Считалось, что отечественные линкоры будут самыми большими в мире военными кораблями. Их стандартное водоизмещение равнялось 59150 т, длина составляла 260 м, ширина — 38 м, осадка — 9,27 м.

В ноябре 1939 г. были заложены тяжелые крейсера “Кронштадт” (Ленинград) и “Севастополь” (Николаев) проекта 69. Их водоизмещение было порядка 35000 т. Артиллерия главного калибра состояла из девяти 305-мм орудий в трехорудийных башнях.

Конечно, всё это построить не успели, однако в войну СССР вступил с весьма серьезным флотом.

В сентябре 1938 г. вступил в строй головной легкий крейсер “Киров” проекта 26, заложенный в Ленинграде в октябре 1935 г. Через два года Балтийский флот пополнился еще одним легким крейсером — “Максимом Горьким” проекта 26-бис, а в составе Черноморского флота перед самым началом Великой Отечественной войны появились крейсера “Ворошилов” и “Молотов”. В Комсомольске-на-Амуре строились легкие крейсера “Калинин” и “Лазарь Каганович” проекта 26-бис. Они вступили в состав Тихоокеанского флота уже в годы войны.

Ну как легкие… По калибру и составу вооружения эти крейсера считались тяжелыми. Артиллерийские башни МК-3-180 с 180-мм орудиями Б-1-П представляли из себя страшную силу.

Семь крейсеров проекта 68 были заложены в Ленинграде и Николаеве в 1939-1940 гг. До начала войны 5 из них успели спустить на воду.

В 1938-1941 гг., а также в годы войны флот продолжал пополняться эскадренными миноносцами проектов 7 и 7У. Это были очень неплохие корабли, вооруженные четырьмя 130-мм орудиями в двух башнях.

От российской империи СССР достались 4 линкора новейшей тогда «балтийской» серии «Севастополь». Из них на Балтике оставались линкоры «Октябрьская революция» и «Марат», линкор «Фрунзе» там же на балтике был коммнистами прогажен и разобран на запчасти для двух других линкоров, а последний линкор «Парижская коммуна» переведен на Черное море.

Осталось и множество кораблей помельче. Даже новейший немецкий «Лютцов» был куплен незавершенным в 1940 вместе с 203-мм орудиями и снарядами, которыми впоследствии обстреливал германские войска.

А уж сколько подводных лодок успел понастроить СССР перед войной! Среди них были такие произведения искусства, как крейсерские лодки тип К XIV серии.

К началу ВОВ ВМФ СССР имел:

Линкоры -3
Крейсера -7
Эсминцы и Лидеры — 61
Торпедные катера — 269
Подводные лодки — 218
Сторожевые корабли -22
Тральщики — 80
Самолетный парк ВМФ — 2581.

Так отчего же товарищ Сталин по окончании войны программу строительства флота свернул, и более к ней не возвращался?

Ответ на это очевиден, если мы зададим себе вопрос — какую пользу принес могучий краснознаменный флот СССР, как он помог СССР в разразившейся войне?

Ответы — никакую и никак. Никакой пользы, никак не помог.

Два балтийских линкора плюс тяжелые крейсера — тупо не имели на Балтике никаких серьезных соперников. Однако всё, что они смогли — сбежать вместе с флотом из портов Прибалтики (потерянных вследствие наземных операций Вермахта) в Кронштадт, где и простояли всю войну. Причем только чудом и подвигом жителей Ленинграда, не сдавших город, весь это флот не был потерян целиком.

Но, может, на Черном море дела сложились удачнее? Уж там-то советскому линкору и крейсерам точно не было достойных противников?

Увы, и на Черном море всё было прогажено еще более позорно, чем на Балтике. Была сдана и Одесса, и Николаев, был потерян Крым и даже Севастополь. Слушайте, ну как можно было потерять Крым, если на море советский флот доминировал тотально, делая высадку десанта на побережье невозможной, а сухопутное наступление немцам пришлось вести через узкий перешеек, да еще сильно заболоченный, что практически не давало использовать бронетанковую технику?

Тем не менее советские генералы справились, и флот, потеряв кучу кораблей от авиации противника и так и не проведя ни одного морского сражения, попрятался в гаванях до конца войны.

Ну ладно, это всё объяснимо — государству, находящемуся в центре крупнейшего континента планеты, флот в общем-то не очень и нужен. Флот нужен для контроля морских коммуникаций, а этот контроль нужен ровно в двух случаях:

1. Если вы зависите от завоза товаров (сырья или готовой продукции) из-за океана
2. Если вы ведете экспансию за океан, намереваясь захватить там колонии, или удержать там свои колонии

Для СССР нужность колоний была совсем неочевидна — для начала стоило бы захватить и переварить Азию, а потом заняться или Европой, или Ближним Востоком (Иран и далее везде). При всём этом флот тупо не нужен, всё это расширение делается простым сухопутным продвижением.

ОК, но ведь в процессе войны СССР пришлось прибегнуть к Ленд-Лизу, и получать помощь из-за океана. Вот тут-то краснознаменный флот и должен был, по теории, себя показать!

Однако, увы, не показал. Он оказался не там, где был нужен, и не в том состоянии. Вот вам простой пример:

16 августа немецкий крейсер «Адмирал Шеер» был направлен в Карское море для перехвата конвоев, следующих по Северному морскому пути и нападения на советские порты в этом регионе. «Адмирал Шеер» не смог атаковать проходивший в этом районе конвой, но 25 августа потопил советский ледокол «Александр Сибиряков», экипаж которого успел связаться со станцией на острове Диксон и предупредить об опасности.

С 26 на 27 августа «Адмирал Шеер» атаковал порт Диксон. Находившиеся на рейде порта Диксон суда — сторожевой корабль СКР-19 (ледокольный пароход «Дежнёв») и пароход «Революционер» оказались бесполезны чуть менее чем полностью.

А отогнала «Адмирала», внезапно, береговая батарея №569 при помощи двух полевых орудий калибра 152 мм.

Немцы не знали, что на Диксоне ещё с 1-ой мировой войны были установлены три батареи: 152 мм–№ 569, 130 мм–№ 226 и 45-мм № 246. Но к великому сожалению, командование решило в связи с пассивностью противника в Карском море снять и перевезти эти батареи на Новую Землю.

2 батареи были уже демонтированы и частично погружены на баржу. Частично вывезли и батарею 569, но два 152-мм орудия не успели погрузить. Эта заминка и оказалась решающей. Благодаря инициативе командира батареи, лейтенанта Николая Михайловича Корнякова, они были установлены прямо у причала и снабжены боеприпасами. Личный состав батареи был доукомплектован добровольцами из работающих в порту грузчиков.

Вот эти два полевых орудия и стреляли по «карманному линкору».

Они, в общем-то, так ни разу в него и не попали, но накрытия были достаточно близкими, поэтому Шеер не стал входить в порт и высаживать десант, как собирался. Немцы ошибочно классифицировали полевые пушки как 130-мм корабельные орудия и слегка зассали. Тем более что из-за затонувшего самолёта-разведчика они не знали, сколько орудий русские вообще имеют в своём распоряжении и где они находятся.

Крейсер обогнул остров Диксон, ведя огонь по различным объектам на берегу и в акватории порта, временами ставя дымовую завесу от огня береговой батареи. За время обстрела им было выпущено 77 снарядов главного калибра, 153 среднего и 226 снарядов зенитной артиллерии.

СКР-19 получил два попадания 150-мм снарядов и выбросился на мель, а пароход «Революционер» даже не успел сняться с якорей и был затоплен прямо на якорной стоянке.

После чего Шеер свалил. Опасался он, конечно, не «могучего советского флота», и даже не этой пары полевых орудий. Нет — Шеер опасался САМОЛЕТОВ. У русских может хватить ума поднять бомбардировщики, и тогда — конец.

«Дежнёв» и «Революционер», получившие повреждения, позже были подняты и смогли самостоятельно дойти до Дудинки для ремонта, повреждения порта вскоре были устранены. «Адмирал Шеер» вернулся в Нарвик 30 августа, не добившись больше никаких успехов.

Впрочем, и весь немецкий флот показал себя немногим лучше, чем советский. Неудачные действия надводного флота вызвали гнев Гитлера и смещение с поста командующего кригсмарине Э. Редера. Вместо него командующим был назначен К. Дёниц, убеждённый сторонник подводной войны. Однако и новый командующий попытался активизировать действия надводного флота. Но 26 декабря 1943 года при попытке атаковать британский конвой был потоплен линейный крейсер «Шарнхорст». Вследствие этого, а также растущей нехватки ресурсов, операции надводного флота были свёрнуты.

Осенью 1944 года «Адмирал Шеер» оказывал артиллерийскую поддержку отступающим немецким войскам. В начале 1945 года крейсер неоднократно обстреливал прибрежные позиции Красной Армии, однако из-за износа орудийных стволов в марте был вынужден стать на ремонт в Киле. В ночь с 9 на 10 апреля 1945 года в ходе налёта самолётов британской авиации на верфи в Киле «Адмирал Шеер» был атакован авиацией. Он был поражён пятью сверхтяжёлыми бомбами «Толлбой», перевернулся и затонул в доке.

Вам ничего не кажется в этом смысле символичным?

Ну так я вам добавлю — самой полезной частью могучего Балтийского флота оказалась, внезапно, авиация, базирующаяся на обычные аэродромы. Без всяких авианосцев.

Флотские авиаторы отступали из Прибалтики и с балтийских островов вместе со всем флотом, и оказались в конце концов в Ленинграде, где внесли неоценимый вклад в оборону города и нанесли немцам очень серьезные потери. Если бы не флотские летчики — неизвестно, удержался бы город вообще.

К сожалению, самолеты были у них гогно — причем куда более говённое гогно, чем у нормальных летчиков из ВВС, потому что флоту давали всякий хлам. У флотских истребителей считалось нормальным летать на бипланах И-153, а убогий разведчик Р-5 у них считался за вполне приличный бомбардировщик. И-16 флотские считали за супермашину, и воевали на них до 1943 года, пока последние не развалились просто от физического износа.

Потом балтийцам дали фанерные британские Hawker Hurricane, на которых в ВВС никто не хотел летать. Самолет тяжелый, медленный, и вооружен пулеметами винтовочного калибра — на таком не то что с Ме-109, а с финскими «Брюстерами» сложно в бой вступать. Но вступали, и выигрывали.

Знаменитый герой-ас летчик Пилютов получил себе американский P-40 Киттихок только потому, что его часть относилась к ВВС, а не к флоту. 17 Декабря 1941 года Пётр Пилютов на истребителе Р-40 «Киттихок» в одиночку вылетел на сопровождение 9 транспортных Ли-2, перевозивших из осаждённого Ленинграда на Большую землю женщин и детей — потому что больше самолетов в эскадрилье не осталось, этот был последний. У озера Ладожское вступил в бой с 6 истребителями противника, сбил 2 вражеских самолёта и, несмотря на многочисленные ранения, сумел посадить свой подбитый самолёт на лёд озера. В кабине всё было залито кровью, как на бойне — но Пилютову повезло, что он сел возле медицинской палатки. Ему сразу оказали первую помощь, вывезли в госпиталь и спасли.

Потом, конечно, когда пошли самолеты с ленд-лиза, балтийцы себя показали. Особенно порадовали бомбардировщики А-20.

При наличии А-20 весь корабельный состав Балтфлота просто перестал быть нужен. Разве что подводники пользу приносили, а от всех остальных пользы было куда меньше, чем расходов на их обеспечение.

Это, кстати, в конечном счете и породило Петергофский десант — командование Балтфлота видело, что куча моряков сидит на кораблях (аж на двух линкорах!) в блокированном городе и бьет баклуши, при этом никакими успехами флот похвастаться не может. Так и до расстрельных подвалов недалеко. Ну и вот — решили совершить морскую высадочную операцию, чтобы помочь городу.

Результат известен. Он еще раз продемонстрировал тот факт, что при современной мотопехоте все эти мрии о «неожиданной высадке на побережье» и «внезапных амбаркациях» есть лишь тягостный бред. Времена Ушакова давно прошли. Несмотря на выдающийся героизм моряков, десант был намотан на гусеницы танков в первые же пару суток. На самом деле в рамках этой неудачной операции было высажено аж пять десантов, почти все участники которых погибли, не достигнув никакого успеха.

И это при том, что в Петергофе десантники, по воспоминаниям немецкого командующего, действительно достигли внезапности и высадились, смяв боевое охранение, вполне успешно. Что неудивительно — группы авиационной и артиллерийской поддержки десанта насчитывали 71 самолёт (24 разведчика, 39 истребителей, 8 бомбардировщиков) и 48 орудий калибра 100-305 мм. Флот использовал всё, что у него было.

Однако дальше к немцам подошли танки, подтянулась артиллерия — и всё. Десант захлебнулся.

Когда война закончилась — из этого всего сделали выводы, просто не могли не сделать. Товарищу Сталину стало ясно, что для сухопутной державы польза от океанского линейного флота сомнительна, при этом стоимость его содержания — запредельно велика.

Поэтому и линкоры, и тяжелые крейсера были отправлены на слом. И даже авианосцы не стали строить.

СССР стал формировать флот прикрытия побережья. Относительно дешевый, и имеющий очень ограниченные, локальные оборонительные задачи.

Но потом Сталина сменил Кукурузник, и его понесло. А когда его унесло — советские адмиралы вошли во вкус и хотели пилить бюджеты всё больше и больше, а для этого надо строить огромные и дорогие корабли. Отсюда и родились такие монстры, как атомные крейсера проекта 1144 «Орлан».

Зачем это чудовище России, какие задачи он должен решать — внятно не может объяснить никто. И никогда не мог.

Да, корабль несет 20 ПУ ПКР П-700 Гранит. Ракеты эти довольно большие и тяжелые, их мощь невероятна даже без ядерных боеголовок. Но ведь на самом деле эти ракеты разработаны для вооружения подводных лодок проекта 949А «Антей». Которые несут 24 ПКР П-700 «Гранит», при этом стоят гораздо дешевле, а применить эти «Граниты» могут гораздо успешнее, и в смысле боевой устойчивости выше, чем надводный корабль.

Сейчас «Антеи» перестраиваются по проекту 949АМ и несут уже 72 ПКР П-800 «Оникс», «Циркон» или «Калибр». Ощущаете, как изменились размеры ракет?

Ну так вот — зачем же тогда были построены эти чудовища с атомной силовой установкой? Куда они собирались ходить и что делать?

А все ли понимают, что для потопления такого гиганта достаточно одной подлодки и нескольких торпед? И как вы его собираетесь оборонять? Выставить вокруг завесу из десятка фрегатов ПЛО?

Вообще то, что флот в СССР создавался не для войны, а для распила бюджета — очевидно по техническим решениям кораблей. СССР совершенно не умел (и не хотел уметь!) в унификацию, и строил очень дорогие, сложные и уникальные корабли — при этом кораблей получалось мало, а их поддержание в боеготовности обходилось очень дорого.

Это ровно то, что сгубило немцев — делавших хорошие танки, пока русские быстро-быстро клепали Т-34. В результате когда на одну Пантеру стало приходиться по 10 Т-34, исход был предрешен.

Для понимания разницы в подходах давайте посмотрим на американский эсминец Arleigh Burke. В качестве основы при разработке ракетных крейсеров «Тикондерога» были взяты корпус и механизмы эсминца типа «Спрюэнс», ну а для Arleigh Burke, которыми решили заменить дорогие «Тикондероги», снова были взяты эти же механизмы и корпус, только слегка модифицированы обводы в носовой части.

По сравнению с крейсерами «Тикондерога», эсминцы типа «Арли Берк» имеют меньшие габаритные размеры, лучшие параметры остойчивости и боевую живучесть, а также оснащены преимущественно более поздними и более совершенными модификациями систем радиоэлектронного, зенитно-ракетного и артиллерийского вооружения. При проектировании, а затем и строительстве эскадренных миноносцев типа «Арли Бёрк», конструкторы проекта попытались реализовать выдвинутое флотом обоснование этого типа: создать корабль, имеющий 3/4 возможностей ракетных крейсеров типа «Тикондерога» за 2/3 цены последних.

Корабли строятся по модульному принципу, то есть корпус корабля при строительстве формируется из предварительно собранных модулей (блоков). Это облегчает и ускоряет процесс строительства. Полный процесс строительства корабля (от закладки до спуска на воду) занимает от 10 до 17 месяцев, причём большинство кораблей было построено за период менее, чем 15 месяцев.

Ощущаете? Американцы пошли на сильные упрощения конструкции корабля даже ценой снижения его боевых качеств — чтобы за те же деньги построить больше кораблей. И чтобы их эксплуатация была дешевле.

Советский подход — совершенно другой. Хотя для небогатой страны стоило бы пользоваться именно американским методом.

Сейчас Россия возвращается к здравому смыслу. Советский стиль кораблестроения пока еще не переломлен, но хотя бы с классом кораблей произошли подвижки — основным старшим кораблём флота стали не крейсера и не эсминцы, а фрегаты УРО. То есть нечто вроде американского «Арли Берк», только еще легче и дешевле.

Фрегаты проекта 22350 типа «Адмирал Горшков» — серия российских многоцелевых фрегатов 1-го ранга с управляемым ракетным вооружением ближней, дальней морской и океанской зоны, строящихся для ВМФ ВС России. На ближайшие 30 — 40 лет эти фрегаты станут основой ВМФ в дальней морской и океанской зоне, заменив корабли 1-го ранга океанской зоны, одновременно эсминцы проекта 956 и БПК проекта 1155.

В подкрепление фрегатам строятся корветы проекта 20380 (20385) типа «Стерегущий». Это корабли еще в два раза легче, чем фрегаты. Они ориентируются на оборону ближней морской зоны и действия в составе соединений с фрегатом.

По большому счету, ничего более крупного из надводных кораблей для локальных морей, вроде Балтийского и Черного, России вообще не нужно. Фрегаты типа «Горшкова» должны нести (с 5 корабля) 32 ракеты «Оникс», «Циркон» или «Калибр», чего достаточно, чтобы затопить любого противника уровня крейсера и ниже. Корветы несут 8 ракет «Оникс», «Циркон» или «Калибр», что тоже более чем серьезно. Два корвета примерно аналогичны по ударной мощи ракетному крейсеру «Москва», а фрегат — вдвое мощнее.

Вообще таких мощных универсальных фрегатов нет ни в одном флоте мира. Например, англичане предпочли строить фрегаты тип 23 вообще практически без средств ПЛО, у них даже нет гидроакустической станции (а их ракетное вооружение — 8 довольно слабых ПКР Гарпун и ЗРК Сивулф). Ударными кораблями у них являются эсминцы типа 45 — но там снова 8 жалких Гарпунов и ЗРК Астер, хорошо хоть есть нормальная ГАС и вертолет. Впрочем, эсминцев у Британии всего 6 штук, и больше не будет, при этом они крайне ненадежны.

Ракета «Гарпун» теоретически может летать на 220 км — но у нее огромные проблемы с наведением на такую дальность. Кроме того, она банально слаба — эта малогабаритная ракета имеет дозвуковую скорость полёта и осколочно-фугасную боевую часть массой всего 225 кг.

Для сравнения, дальность достаточно старой ракеты П-800 «Оникс» до 600 км, при этом ракета сверхзвуковая (М=2.6). Масса БЧ 300 кг, но эта трехтонная бронированная дура на такой скорости без всякой взрывчатки прошьет британский эсминец сквозь оба борта.

Противокорабельная ракета Калибр 3М-54Э состоит фактически из двух ракет, которые разделяются перед целью, при этом основная ракета разгоняется до скорости почти 3 маха и движется к цели на высоте около 10 метров, а маршевая дозвуковая часть в это время имитирует атаку с набором высоты, вызывая на себя огонь систем ПРО. Очень, очень вредное изделие.

Основная задача современного российского флота за пределами прибрежных вод — это вывести подводные ракетные крейсера, вооруженные баллистическими и крылатыми ракетами с ядерными боеголовками, на дистанцию обезоруживающего удара по США или иному заокеанскому противнику. Никакой иной задачи, оправдывающей существование океанского флота, у РФ нет — поскольку РФ не нуждается в поставках колониальных товаров из-за океана.

Вот Китай, который зависит от поставок заокеанского сырья и от сбыта своих товаров в заокеанские страны — просто-таки вынужден строить большой океанский флот, с авианосцами и всем прочим, чтобы обеспечить защиту своего морского трафика.

А России-то это зачем? Россия качает газ по трубам, а не возит танкерами. А там, где Россия это возит танкерами — там путь идет вдоль своего побережья, где ракеты и авиация обеспечивают абсолютный контроль над логистикой.

Именно поэтому Россия строит военные базы в Арктике, а не авианосцы. Ну и РПКСН «Борей», конечно — которые тренируются запускать ракеты из-под полярной шапки. Подо льдом подлодку не видно никаким спутникам, и никакие авианосцы ничем там помочь не могут.

Материал: Proper специально для TopRu.Org
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

You may also like...

61 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.