Одессы больше нет

Дорогие друзья, выходные выдались довольно символическими. В пятницу на 87-м году жизни умер известный в брежневские годы сатирик М.М. Жванецкий. Молодые о нём ничего не знают, а граждане от 35 и старше помнят, что он смешно имитировал по советскому телевизору корявый говор весёлого города Одессы, крупного южного порта России, а затем СССР.

А в воскресенье группа инициативных свидомых суспиливачей-активистив из того же города (теперь он потерял одно «с», говор и свой весёлый многонациональный вавилон, а также оригинальное имя и зовётся мистом Одэсой) потребовала снести памятник его основателям — Екатерине Великой, Хосе де Рибасу, Францу де Волану, Григорию Потемкину и Платону Зубову.

Что тут хотелось бы.

Нам нечего сказать о Жванецком тупо потому, что он растворился в творческом небытии, когда вся наша редакция ещё даже не начала вести половую жизнь. Кажется, он был одним из тех почтенных вип-оппозиционеров, которые периодически выступают с призывом покончить с режимом, а режим в ответ поздравляет их с юбилеями и присваивает почётные звания. Это нормально: в конце концов, из того же города прибыл к нам лет 20 назад квартет И, и его участники тоже почтенно оппозиционны и тоже разоблачают русскую жизнь, сидя в самом её центре («народ у нас великий! У нас люди г@вно», аххахаха, как подкололи-то ватку, ой молодцы).

Впрочем, их мы тоже давно потеряли из виду, только в рекламе попадаются. Но им уже всем за полтос, а значит, скоро пойдут заслуженные звания и поздравления от руководства.

Но мы про другое.

Инициатива суспильных свидомачей миста Одэсы по повторному сносу памятника основателям города Одессы (нынешний монумент — уже копия, поставленная в 2007) имеет некоторый смысл. Свидомачи пишут: «Наша инициатива имеет цель избавиться от всех проявлений русского влияния, которые остались после колониального периода в нашей истории. Для того чтобы смотреть в будущее, нам надо разорвать все эти связи и двигаться своим путем».

Трудно не согласиться с ними.

Одессы, которую основала Екатерина Великая, действительно больше нет на том месте, где она когда-то стояла.

Города-героя Одессы, которую защищало ополчение, отстаивая каждую улицу, города, о котором с гордостью пел прекрасный советский исполнитель Л.О. Утёсов, уже нет на берегу Чёрного моря.

Стоит вспомнить, что Одесса сопротивлялась наступлению Одэсы. Старая слава так просто не исчезает, и Одесса, которую застали врасплох, дала свой последний бой шесть с половиной лет назад — не будучи готовой, она всё-таки вышла защищать себя и была зверски убита и сожжена заживо.

Она, разумеется, не погибла — она просто ушла в историю. Она ушла в камень перед кремлёвской стеной, на котором написано её имя и лежат цветы. Она ушла в песню про одессита Мишку, который покидает город с последним батальоном.

Мы не знаем — может, она ушла временно, может, она ещё вернётся. Разумеется, изменившаяся. Но пока её нет на берегу Чёрного моря — на её месте стоит мисто Одэса, в котором периодически выкладывают самую большую вышиванку.

Кстати, ещё одна символическая новость: в Одэсе планируют поставить памятник Жванецкому. «Это будет абсолютно правильно. По-одесски. Дань глубокого уважения самому великому одесситу», — заявил мэр миста.

Вот именно. Город Екатерины, де Рибаса, Воронцова и Ришелье, родина Ахматовой, Багрицкого, Катаева, Ильфа и Петрова, маршала Малиновского и подводника Маринеско, — это была Одесса. Весёлый южный порт великой империи.

А мисто Одэса — просто не заслуживает всех этих людей. Поэтому пусть самым её великим сыном будет автор бессмертного монолога про раков.

PS. Было бы, конечно, правильным похоронить юмориста на родине. В родном ему г@вне, так сказать. Странно, что он такого не захотел — боялся, что памятник будут разрисовывать свастиками и тризубами Бандеры? Или что бригады свидомых суспиливачей-активистив, начав с ДеРибаса, быстро доберутся и до еврейских кладбищ Одессы?

В общем-то, правильно боялся. Но и лежать в земле ненавидимой им страны — тоже как-то странно.

Жванецкий в передаче одного из центральных телеканалов заявил, что он предлагает продать один из Курильских островов японцам за большие деньги, чтобы потом у людей в России появились деньги на водку. Удивительно, но публика в зале восприняла эти оскорбительные для нормальных людей слова «юмориста» с восторгами и одобрениями (что многое говорит об его аудитории, кстати). После чего Жванецкий заявил, что потом можно будет продать еще что-то, но большее по размеру — и жить на полученные деньги.

Странно, что он не предложил продать японцам (или там румынам) кусок Одессы. А, ну да — Одесса это своё, а Россию не жалко, потому что не своя. Позднее Михаил Жванецкий называл воссоединение Крыма с Россией «гадостью», и никак не осудил массовое убийство людей в своей родной Одессе. Зато успел возмутиться, что «из-за этого Путина» ему теперь трудно летать на свою дачу под Одессой, приходится через Минск добираться.

Странно поэтому, что родственники хоронят его в Москве — ведь он так хотел на дачу к бандерлогам в кастрюлях.

Материал: https://t.me/orda_mordora/7402
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

11 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Митрич
Митрич
10 месяцев назад

Как там, о мертвых хорошо или ничего? Ну, тогда красноречиво промолчу.

Nack
Nack
для  Митрич
10 месяцев назад

Там ещё что то про правду было…..

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
10 месяцев назад

Юмор Жванецкого всегда был очень тонким, а со временем он становился всё тоньше и тоньше…
И тут же ассоциация: «Человек тоненького ума».

А’ля Жванецкий:
Философский диспут хорош тогда, когда внутри — плещется, а снаружи — запотело. Иначе это ср@ч, иногда с мордобоем.

SergeyR
SergeyR
для  ZIL.ok.130
10 месяцев назад

… юмор Жванецкого всегда был очень тонким, а со временем он становился всё тоньше и тоньше (с).

Ну да. Тоньше и тоньше. А потом, вообще перестал быть видимым (слышимым) …

Туда ему и дорога (этому самому юмору).

Тимо-фей
Тимо-фей
10 месяцев назад

Скоро в Одэсе нацики устроят второй Бабий Яр и похоронят город окончательно. Вместе с Привозом.

Henren
Henren
для  Тимо-фей
10 месяцев назад

Иншалла.

千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
10 месяцев назад

Стекловатой

Zversky
Zversky
10 месяцев назад

Одэса? Помнится, в 91-ом кошерно было говорить Адеса. Кто употреблял двойное «с» и оборотное «э» — был чмо.

Nack
Nack
для  Zversky
10 месяцев назад

Так еще в 2007-м за мову в магазинах могли послать со словами: «Говорите по человечески, здесь вам не Украина».

Zversky
Zversky
для  Nack
10 месяцев назад

Да, так и было. Город русских, евреев, греков, армян — Ноев ковчег. Но укры — они там абсолютно чужие. И оттого с особым остервенением ненавидят этот замечательный город.

Николай Соколов
Николай Соколов
10 месяцев назад

Как сатирик он остался в СССР. Потом ничего примечательного перепевки своих старых работ.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.