Жизнь на чемоданах

Украина ― уникальная страна. Лучшими людьми здесь считаются те, кто смог устроиться за границей. Если не окончательно, так хотя бы на время. Причем если в той же России подобные настроения наблюдаются в основном в двухпроцентной прослойке несогласных борцов с режимом, то на Украине философия отбытия за кордон является одной из главных, если не главнейшей вообще среди всего населения.

Так уж сложилось, что украинцы ― кочевой народ. Слишком сложные земли были уготованы им судьбой, чтобы можно было позволить себе шикарную жизнь на одном месте. Вот и бегали украинские холопы то к польскому пану, то к турецкому султану, то просто устраивали казацкую вольную вольницу. Но везде их доставали «клятые москали»: Крым забрали, Польшу разделили, Сечь ликвидировали.

Потом наступило относительное затишье: свободолюбивые предки нынешних евроукров стали привыкать к оседлой жизни. Сначала в Российской империи, потом в СССР, в результате чего их численность стала расти в геометрической прогрессии. Но недолго музыка играла: 30 лет назад ударила незалэжность, после чего валить на все четыре стороны снова стало модно.

Одна из особенностей украинского отношения к тем, кто уехал, кроется в направлении этого самого отъезда. На западной части ненавидят тех, кто уехал в Россию, и уважают тех, кто уехал на Запад, в восточной части наоборот: презирают тех, кто едет батрачить в Европу, и уважают тех, кто уехал в Россию. Но бывают и исключения. К примеру, многие свидомые на полном серьёзе радуются украинцам, переезжающим навсегда в Россию. Эти ребята, по мнению адептов майданных ценностей, портят жизнь всем остальным и особенно плохо влияют на выборы, где, если бы не бытовые сепаратисты и любители Русского мира, давно бы победил какой-нибудь отчаянный патриот.

«Святые девяностые» стремительным домкратом обрушились на головы советских граждан, живших в тепличных условиях за железным занавесом. Внезапно оказалось, что работать по специальности, несмотря на научные степени, не так выгодно, как спекулировать товарами, привезёнными из-за границы, или банально пахать на чужбине.

В западной части страны наконец-то свободно вздохнули и отчаянно бросились драить польские унитазы и мыть посуду за панами. В Европу (и не только) потянулись клинья украинских куртизанок, которые, как известно, самые красивые в мире. Вроде бы всё наладилось. Можно жить, и, того и глядишь, скоро станем второй Францией.

В те времена Россию сотрясали внутренние гражданские конфликты, криминал и тотальная коррупция. Украина же на её фоне смотрелась небольшой, уютной, нет, не Швейцарией, но эдаким сытым хутором, где хитрый хохол сидит за оградой и со смехом наблюдает за горестями Ивана, пытающегося наладить хоть какой-то быт у себя на подворье. При этом сам Иван как-то не особо задумывался над тем, чтобы всё бросить и уехать за лучшей долей, например, в Польшу. Это ему не приходило в голову и в голодные 90-е, не говоря уже о нынешних временах.

А действительно, куда податься? В Финляндию или Литву? Может, в Казахстан или Китай? В Японию? Ждут нас там, ага. Невыездная ментальность русского Ивана не давала ему самозабвенно отдаться во власть желанию драить чьи-то чужие унитазы.

Украинцы же по старой памяти этим не брезговали — и жили себе припеваючи. А то, что завод развалился, корабли и самолёты порезали на куски, это ерунда. Украинцу и без них хорошо. От заводов один дым, а от армии никакого проку ― воевать не с кем. Так и жили до поры до времени.

Однако с годами этот перекос на внешние блага дал о себе знать: страна постепенно превращалась в помойку, что для многих стало сюрпризом. Почему никто не заботится о ней, пока миллионы украинцев моют панам ноги? Потому что украинские владыки точно такие же выходцы из народа. Им даже ничего выдумывать не нужно было. Один сказал, что будем жить как во Франции, второй ― как в Польше. Дошло до того, что некий бывший грузинский президент, желавший стать президентом украинским, обещал украинцам, что они заживут как в Грузии, но, к сожалению, обещание не сбылось.

В итоге дошло до того, что главной финансовой подпиткой украинской экономики стали деньги, привозимые трудовыми мигрантами. В августе 2020-го директор «Украинского аналитического центра» А. Охрименко сказал, что за 2018 год украинские гастарбайтеры влили в страну около 20 миллиардов долларов ― сумма колоссальная для Украины. И это ещё украинские депутаты не решились на продажу в Европу холопов, в том числе на органы. В этом случае, есть мнение, сумма инвестиций увеличится многократно.

Но весь подвох в том, что обожествляемая украинцами Польша ещё в том же 2018 году утратила лидерство трудовой Мекки, и, как пишет Би-би-си, в том же 2018 году переводы из Польши составляли 19 процентов от общей доли, тогда как из России пришло 26,4 проц., несмотря на все законодательные преграды, которые старательно возводят украинские политики, желающие усложнить работающим в России украинцам перевод денег домой. Эта тенденция продолжается и поныне.

Поэтому в кругах украинских патриотов, не отвыкших мыслить, давно вызревает зрада. Получается, что россияне всё делали правильно изначально, налаживая порядок у себя дома, а украинцы, страстно желающие влиться в Европу, ошибались?

Когда на политическую арену взошёл В. Ющенко, некоторые мои знакомые на полном серьёзе объясняли, что наконец-то люди смогут зажить нормально. Знаете, какие вещи им нужны были, чтобы «эх, зажить»? Они отчаянно нуждались в польских макаронах, окорочках и сосисках. Это, напомню, было уже в 2004 году. Что планировалось делать с макаронами и сосисками? Употреблять самим, а также перепродавать. По накалу обожествления иностранщины и презрения ко всему местному эти граждане словно застряли в начале 90-х. К польским макаронам прилагались благословенные европейские иномарки, велосипеды и, конечно, святой секонд-хенд ― куда ж без него.

Отдельным шиком было закрепиться в Европе, устроившись там на постоянной основе. Тот, кто мог, выбивал себе «карту поляка» и съезжал из опостылевшей великонезалэжной нэньки. Многие им на полном серьёзе завидовали. Идея уехать на ПМЖ куда-нибудь в Европу, желательно позападнее, но не в Португалию, хотя можно и туда, стала доминировать в украинской пирамиде успешности. Уехал ― значит жизнь удалась.

В то же время наблюдалась важная тенденция: чем дальше уезжал украинский искатель лучшей жизни, тем большим патриотом Украины он становился. Удивительное дело, но Украину удобнее и эффективнее всего было любить за сотни, а лучше тысячи километров от неё. Только если уехавший русский скучает по берёзкам и чёрному хлебу, то уехавший украинец чаще всего скучает по какой-то своей идеальной Украине, нарисованной внутри его головы. Его прекрасную жизнь в Европе, или даже Северной Америке, постоянно омрачала одна тяжёлая проблема ― вороги, оставшиеся на Украине, и из-за которых та всё никак не может выбраться из помойной ямы. Именно поэтому в дискуссиях на эту тему королевской фразой была «Чемодан, вокзал…», а дальше по ситуации, но чаще всего в качестве конечного пункта выступали Россия и Израиль.

Прекрасно понимая, чем и как мыслит украинский обыватель, граждане, желавшие стать президентами страны, в ходе своей предвыборной агитации всегда делали акцент на единении с Европой. Никогда Украина не была так близко к Европе, как во время многочисленных выборов. Собственно говоря, оба украинских майдана целиком и полностью базировались на этой идее: Украина ― это Европа, а украинец такой же европеец, как и венгр или поляк, просто удерживаемый Россией, завидующей украинско-европейскому счастью.

Но всё-таки влезть целиком в Евросоюз Украина не смогла. Но если её не берут в Евросоюз всю целиком, то тогда нужно попытаться просочиться туда поодиночке. Для этого был избран вектор на достижение безвизового соглашения, которое подавалось как фактическая выдача украинцам европейского паспорта, что на самом деле было совсем не так.

В странах Шенгена счастливым обладателям биометрических паспортов нельзя находиться дольше 90 дней, и фактически основная выгода от подписания в 2017 году соглашения о безвизовом режиме состояла в экономии каждому украинскому гастарбайтеру нескольких десятков евро. Это и были те тридцать сребреников, ради которых украинцы развалили свою страну.

Тем не менее за рубеж украинцы стали ездить чаще. Как утверждают исследователи, за первые три года после подписания соглашения ЕС посетило порядка 3 миллионов украинцев, при этом большая часть из них дальше Польши не забиралась. Можно сказать, что Украина добилась своего, но наступило ли счастье?

Совсем не наступило. Те, кто поумнее, давно уже поняли, что на Западе не рай, что там куча своих проблем, и что большинству европейцев приезжие с Украины нужны не больше, чем зайцу пятая нога. Тем не менее на правах полурабов в Европе всё же можно было зарабатывать, причём гораздо больше, чем у себя дома. Казалось бы, что в украинских школах впору уже вводить отдельный курс «Жизнь гастарбайтера», дабы с младых ногтей начинать обучать будущих заробитчан, которые будут поднимать с колен украинскую экономику таким вот весьма своеобразным методом, но тут ударил коронавирус.

Пандемия хоть и не превратилась в настоящую эпидемию, но тем не менее добавила немало хлопот для украинских гастарбайтеров: не только для тех, кто ездил на заработки в Европу, но и в Россию. Ситуацию можно сравнить с наступлением глобального потепления для торговца обогревателями или какой-нибудь ядерной зимы для торговца кондиционерами. Рабочие и обслуга стали не нужны. Профильные заведения массово закрывались, а самое страшное то, что перекрывались и границы.

На польско-украинском кордоне не так давно были массовые давки, причём в обе стороны. В России происходили аналогичные тенденции: производства закрывались, сфера обслуживания в виде всевозможных кафе и ресторанов уходила на карантин. Стройки заморозились. Необходимость в заробитчанах, в том числе и украинских, съёжилась до неприличных размеров.

В итоге украинские патриоты, державшие в уме заработки в России как запасной вариант, остались у классического разбитого корыта. Выходит, что вожделенный безвиз получился не таким уж и полезным, и в эту же смутную годину к украинскому заробитчанину Россия также оказалась немилосердна. Причём немилосердие началось ещё задолго до пандемии.

Как сообщал ещё в феврале 2019-го помощник председателя Госпогранслужбы Украины О. Слободян, российские пограничники стали всё чаще и чаще отказывать украинцам во въезде. Но дальше было больше. Уже в начале 2020-го, как сообщает «Газета.ру», украинцам запретили въезд в Россию по внутренним паспортам и свидетельствам о рождении. Для въезда нужен только загранпаспорт, но и он не являлся гарантией пропуска. Причём самое интересное, что эту меру ввели уже украинские чиновники, мудро решившие перекрыть возможность заработка своим же выгнанным из Европы соотечественникам.

Некогда до предела братская Белоруссия после известных событий также принялась разворачивать украинцев, топчущихся у её пограничных КПП.

Дальше ― больше: ЕС с 2021 года вводит для въезжающих украинцев дополнительный налог в виде так называемой платной авторизации для тех, кто не нуждался для въезда в визе. Деньги пока невелики ― всего 7 евро, и только для Шенгенской зоны, но при этом въезжающих подвергнут дополнительным проверкам на предмет нарушения закона. Достаточно один раз не заплатить штраф за неправильную парковку, и вот для тебя уже закрыта благословенная Европа.

Но и это не всё. В ответ на решение Конституционного суда Украины о так называемой «неконституционности уголовной ответственности за незаконное обогащение» в ЕС намекнули на пересмотр механизма визовой либерализации, что в переводе на понятный язык может означать отмену того самого безвиза, ради которого украинцы так беззаботно, но в то же время методично разрушали собственную страну.

Видите, что получается? Получается неравноценный обмен, который всегда случался, когда папуасы хотели деловых отношений с белыми господами: Украина разломала и сожгла всё, фактически устроив себе почти суицид в обмен на некоторые преференции от Европы. Но теперь мы видим, что ЕС ничего не стоит эти самые преференции забрать назад, тогда как Украине уже не получится загрузить «последнее сохранение» и вернуться к прежним временам.

Именно поэтому 46 процентов украинцев считают, что их страна близка к катастрофе и разваливается на глазах. Столь занятный результат опроса опубликовал Киевский международный институт социологии, чьи представители заявили о том, что почти половина украинцев не верит в светлое будущее своей страны, несмотря на победу двух майданов. Это, кстати, был тот самый опрос, по факту которого 50 процентов респондентов выразили уверенность в итоговой победе Украины над Россией. Где именно Украина собирается побеждать: на футбольном поле, Евровидении или в соревновании по возведению самого большого тризуба из кизяков ― осталось неясным.

Что будет дальше?

Украинская власть давно уж собирается провести всеобщую перепись населения, да всё никак не проведёт, объясняя это то неподходящим моментом, то отсутствием лишних денег в бюджете. И немудрено, ибо проведение подобной переписи будет сродни полному распиливанию той самой гири, которая, как думали украинцы, будет золотой. Золотая гиря украинства на поверку оказалась просто гирей на шее, потому что выяснится, что за 30 лет незалэжной демократии украинцев стало в лучшем случае в два раза меньше: около 52 миллионов на момент распада СССР сократились до 25 на текущий момент.

Поговаривают, что, если замерять «хлебным» методом, ориентируясь на объём потребляемого хлеба, получается, что в 2019 году хлеб на Украине жевало около 25 миллионов человек. Как пишет издание «Евразия Дейли», даже если предположить, что украинцы вдруг резко перестали есть хлеб, всё равно получается, что производство хлебобулочных изделий в незалэжной укродержаве сократилось в 2,5 раза. Вот и считайте.

При этом нужно понимать, что численность украинцев сокращается не только в силу естественных причин, но и в силу неестественных. Часть из них не умирает, а просто покидает страну. В этом Украина добилась своего, став очень похожей на один из европейских регионов, а именно Прибалтику, где за последние 30 лет также наблюдается катастрофическая убыль населения.

Однако это не помешает украинским верховным атаманам и далее приходить на выборы с лозунгом «Наладим для всех путь за границу!» За все 30 лет борьбы за власть ни разу не было такого, чтобы кто-то из кандидатов в верховные владыки предлагал нечто иное.

И теперь совершенно невозможно представить украинскую президентскую предвыборную программу, в рамках которой бы кандидат предлагал восстановить заводы, фабрики и понастроить новых предприятий. То есть такую программу, которая вернула бы украинцев в их дома, дав им возможность зарабатывать у себя дома, не унижаясь на чужбине. Но если подобное и в самом деле попытаться реализовать, нынешний обыватель на такое просто не подпишется. Вот легализация проституции и лёгких наркотиков ― это совсем другое дело. Зачем возрождать какую-то там промышленность, если можно батрачить, в том числе и в столь ненавистной России?

Поэтому Украина плавно движется к своему печальному финалу, после которого никакой Украины уж не останется, а гордость украинских политологов и прочих экспертов по поводу того, что гастарбайтеры фактически содержат украинскую экономику, сравнимы с радостью лечащего врача, узнавшего о том, что организм больного перед смертью всё-таки подавал признаки жизни.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

22 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.