Как американка прозрела

10 сентября 2001 г. мне было 33 года. Мой муж был полицейским в Нью-Йорке, и мы жили в кооперативе, который не смогли бы купить без помощи родителей. Наш долг по кредитным карточкам составлял $50 тыс., я работала художником-графиком, иногда подрабатывая тренировкой собак (мое любимое занятие), не теряя надежды, что когда-то я смогу реализовать мечту – стать рок-звездой.

До этого я была профессиональным музыкантом, зарабатывая только на самое необходимое, но в конце концов поняла, что должна пойти на «настоящую» работу, чтобы оплатить хотя бы часть долгов. Я все еще оставалась ребенком-переростком, только постепенно познавая реалии взрослой жизни.

Я всегда верила в однополые браки, никогда не судила никого в зависимости от расы или религии и меня никогда не волновала сексуальная ориентация человека. Я никогда не была против абортов и по большей части и сейчас придерживаюсь этой же точки зрения. Я жила и живу по принципу: живи сам и давай жить другим, если ты не причиняешь никому вреда.

Я не причисляла себя к патриотам, но действительно считала, что Америка – лучшая страна в мире и никогда не могла даже помыслить о том, чтобы жить где-то в другой стране. Я ходила в школу в то время, когда могла не посещать классы, в которых изучались мировые общества, и благодарила Бога за то, что я американка и не должна испытывать на себе социализм, коммунизм или законы шариата.

В 1988 г. я впервые голосовала на президентских выборах. Я пошла на избирательный участок вместе с моими родителями и с восторгом проголосовала за Майкла Дукакиса (Michael Dukakis). Почему? Да потому что мне нравилась его жена Китти. Я росла в семье демократов. У моих дедушки и бабушки в доме висел портрет Кеннеди. Бабушка заявляла всегда, что «Демократы – за трудовой класс». Мои родители практически всегда голосовали за демократов, хотя были зарегистрированы как независимые. Они заявляли, что должны быть объективными, это на случай, если вдруг проголосуют по-другому, но всегда голосовали за демократов. Я сделала то же самое, зарегистрировалась как независимая, но голосовала за демократов по всем выборным позициям.

Я голосовала за Билла Клинтона оба раза. Он был молодым, красивым, обаятельным и играл на саксофоне во время концерта, посвященного президентской кампании 1992 г. Да, я думала, что этот парень будет потрясающим президентом.

Когда приблизились выборы 2000 г., я вообще не стала голосовать. Я ненавидела Джорджа Буша. Почему? Потому что он был оторванным от жизни богатым и не очень далеким республиканцем (это взгляд моей семьи на всех республиканцев). А еще я ненавидела Эла Гора (Al Gore). Я считала его тупым фигляром, а его жену Типпер (Tipper) ненавидела за введение предупреждающих знаков на музыкальных альбомах 1980-х гг. А сейчас ее бы считали консерватором и она, между прочим, не кажется такой уж плохой. Короче говоря, я не стала голосовать и меня не интересовало, кто победит. Мой муж, который голосовал за Клинтона в 1992 г., но не в 1996 г., рассердился на меня, и мы поспорили из-за кандидатов. Он становился все ближе по взглядам к консерваторам, но не по поводу социальных вопросов, а больше по вопросам внешней политики и затратам на вооружение. Меня не волновали эти вопросы, они не затрагивали меня напрямую, пока действительно не затронули.

Мое любимое выражение сейчас: «Это легко быть либералом, пока жареный петух не клюнул». 11 сентября 2001 г. я вышла из дома в Квинсе и пошла к автобусной остановке, чтобы поехать на работу. У меня была с собой гитара, так как вечером я собиралась репетировать со своей группой. День был очень красивый – ни облачка на небе, температура около 70 градусов. Прекрасное утро в Нью Йорке.

Я приехала в офис около 7 утра, чтобы сделать большую часть работы до 9 часов, т.е. до прихода всех сотрудников, которые постоянно меня прерывают. Я имела привычку работать в наушниках, слушая музыку, поэтому не услышала, когда первый самолет врезался в одну из башен. Мой друг с предыдущей работы позвонил мне и сказал, чтобы я немедленно все бросила и поехала домой. Я подумала, что он с ума сошел, это был, наверное, ужасный трагический несчастный случай. У меня не было радио, только си-ди-плеер, и я продолжила работу.

Потом второй самолет… Позвонил мой муж и рассказал о том, что произошло. На работу приехали только несколько человек, многие не смогли добраться, потому что метро, мосты и туннели были уже закрыты. В нашем конференц-зале был небольшой телевизор – он был окружен людьми, которые хотели узнать, что происходило. В 10 утра я сказала своей начальнице, что собираюсь ехать домой, на что она мне ответила, что это уже невозможно, все перекрыто.

Мой офис находился недалеко от Эмпайр Стейт Билдинг, и все предполагали, что это здание станет следующей целью.

Я была страшно напугана, так сильно, наверное, впервые в жизни, но не паниковала. Получить какую-либо информацию было очень сложно, сотовая связь прерывалась. Мой тесть работал на Уолл-Стрит, и мы не могли связаться с ним.

Я помню, что спустилась вниз, вышла на улицу, чтобы выкурить сигарету. Увидела людей – одни бродили в оцепенении, другие кричали и плакали, машины скорой помощи и полицейские машины неслись на юг. Все казалось нереальным. Это была смесь паники и неверия. Когда я смогла дозвониться мужу, то стала умолять его дождаться меня дома, не ехать за мной сюда.

Я могу продолжать до бесконечности говорить об этом роковом дне. Некоторые вещи расплылись в памяти, а некоторые очень ярки. Последнее, что я помню перед тем, как мне удалось выбраться из города, когда метро снова открылось в 1 час дня – я иду по направлению от 34-й улицы к 5 авеню, а навстречу летит огромный шар сажи.

Я увидела падение башен только, когда попала домой и включила телевизор. У меня не было слов. Мой муж вместе с одной из наших немецких овчарок участвовал в поиске жертв. У него после всего этого началась хроническая болезнь легких, а это на всю жизнь. Мы нашли моего тестя в тот день только к 10 ночи. Он позвонил нам из квартиры своего друга около Трейд Центра. Позже я узнала, что несколько человек, с которыми я училась в школе, погибли в тот день. Много полицейских, которых знал мой муж, тоже погибли в тот день. Американцы объединились в своем гневе и скорби в тот день, а 9.12.01 стал, наверное, последним днем, когда мы видели такое единение страны.

И именно после 11 сентября мой патриотизм возрос как никогда. Тогда я решила изучать всех кандидатов на политические посты. Я изучила стратегию Президента Клинтона и его предшественников. Я изучала все, что меня каким-то образом заинтересовывало. До всего этого моим самым большим интересом было все, что связано с музыкой. Я уже больше не голосовала за людей по таким легкомысленным причинам, как нравились или не нравились их жены или потому что они играли на музыкальных инструментах. Я наблюдала за праймериз обеих партий, а также за каждыми дебатами на национальном и на местном уровне. Я больше не пропускала никакие выборы. Я стала более ответственной в финансовом отношении, мы оплатили все наши долги и смогли сами купить дом. Мне удалось организовать успешный малый бизнес. Я осознала, что должна стать ответственным взрослым, чтобы добиться успеха.

С тех пор я перестала голосовать за демократов. Несмотря на то, что 11 сентября произошло во время президентства Буша, именно внешняя политика Клинтона и его решение уменьшить расходы на нашу оборону подтолкнули меня к этому решению. Я наблюдала за тем, как демократическая партия превращалась в смесь марксистов, фашистов и нацистов, толкающих нас в сторону социализма, коммунизма и полного авторитаризма. Я вижу, как демократическая партия ведет нас сейчас к Веймарской Республике.

Моим самым большим сожалением в жизни было то, что мы с моим мужем не могли иметь детей, но теперь я благодарю Бога за то, что он сделал нам такую услугу. Я бы не хотела, чтобы наши дети и внуки имели дело с тем, во что может превратиться наша страна, если все будет продолжаться таким же образом.

Между тем, либерализм для меня в прошлом. Я не могу назвать себя истинным консерватором. Скорее, я могу причислить себя к традиционным либертарианцам. И самое главное – я отношу себя к здравомыслящим американцам, любящим свою страну.

Ситуация с Афганистаном, все что связано с этим сейчас накануне 20-й годовщины событий 11 сентября, вызывает у меня, также, как у многих из нас, чувства, колеблющиеся между яростью, отчаянием и грустью.

Только в нашей стране граждане свободны в своем выборе ненавидеть ее. Безумные пробудисты с их культурой отмены проникли во все сферы – от школ до спорта. Когда людей нанимают на работу только по их внешнему виду, расе, гендерной принадлежности вместо их способностей, тогда бездарности занимают важные посты в правительстве, а это уже становится опасным для всех.

Я уже говорила, что, к сожалению, только такая катастрофа, как 11 сентября может встряхнуть и объединить людей, и я очень боюсь, что мы сейчас находимся накануне такой катастрофы.

И все это потому, что больше никто не задает никаких вопросов. А если вы вдруг сомневаетесь в мнении большинства, то вы оказываетесь в изоляции и подвергаетесь остракизму. Политизировано все – от COVID до учебников. Никто не верит нашему правительству, спасибо нашим подхалимским СМИ и оболваненному народу – «спасибо» критической расовой теории.

Откровенно говоря, я бы тоже стала такой оболваненной, если бы меня лично не затронули события 11 сентября. Я уже сказала, что легко быть либералом, пока жареный петух не клюнет, а он может клюнуть и очень больно, если люди не проснутся и не потребуют от лидеров и элиты ответов за каждый шаг.

Материал: https://mikle1.livejournal.com/12962599.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

10 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Николай Соколов
Николай Соколов
10 дней назад

Драть американка обязательно про свою исключительность, ну вот ты тресни но только у них люди свободны, дура потому тебя и не трогают, что знаешь про что трындеть .

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
10 дней назад

Вот всё у пиндосов через анус — у них там у бабы — тесть, драть!
У всех в мiре — свёкор, а у них — тесть.

Dimokrat
Dimokrat
для  ZIL.ok.130
10 дней назад

Казус переводчика. Статья переведена из American Thinker.

Базилевс
Базилевс
10 дней назад

Отчего американка не может иметь детей?
Тому що трансгендер!
А как известно из биологии…

千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
10 дней назад

Заметил интересное,но только после того, как она сказала про детей. Видимо таким ячейкам система автоматом не даёт размножаться

Ванёк26
Ванёк26
10 дней назад

Крепко у нее в голове вколочено.

Gena
Gena
для  Ванёк26
10 дней назад

Да не,это базовая комплектация без возможности апгрейда.

Ванёк26
Ванёк26
для  Gena
10 дней назад

Бабзовая.

AlexZeus
AlexZeus
10 дней назад

А, э, в каком месте эта американка прозрела? Она имела картинку окружающей реальности, которую ей выстроили СМИ, теперь она имеет картинку, которую ей выстроили СМИ. Где прозрение?

Человек в квадрате
Человек в квадрате
10 дней назад

«… а его жену Типпер (Tipper) ненавидела» — ну и имя у неё. Почти как триппер.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.