К подлости и позору февраля 1917

Часть интересных выдержек из книги белогвардейского генерал-майора Кириенко «От чести и славы к подлости и позору февраля 1917 г». Воспоминания генерал-майора вышли в Бразилии в 1963 году.

Эта клика предательской знати и «передовой интеллигенции» повлияла на государя согласиться на предложенные Америкой мирные переговоры с напавшей на нас Японией. Революционерам необходим был для лживой «пропаганды» проигрыш войны, а не победа, и они этого добились. С момента согласия государя на мирные переговоры с Японией для предательских революционных партий стала ясна вся их дальнейшая деятельность, и все усилия их направились на разложение высшего командования армией и на окружающих государя и власть имущих лиц.

Вы, конечно, слышали о знаменитых земгусарах, этих легальных дезертирах, которые сотнями тысяч хлынули в земгор. Все трусы и шкурники, не желавшие служить в войсках, все — кто удобства лично жизни и партийной цели ставил превыше порядочности, чести, благородства и Отечества, в ком не было ни любви, ни совести, ни долга, ни самолюбия, а одно звериная трусость, жадность, зависть и глупость — все пошли в земгусары, и первое что они сделали — одели военную форму. И на всех шпоры, шпоры и шпоры.

Звон стоял на Руси, а пришпоривали они — вы думаете, коней, к которым питали почтительный страх? О нет, они пришпоривали русского «интеллигента» и чернь, чтобы поднять их на бунт, и русскую доверчивую казну. В таком храбром воинственном виде вся эта рать заполняла театры, концерты, рестораны и неустанно день и ночь гранила тротуары, бряцая оружием.

«Передовое общество», ведомое Государственной Думой, повело атаку на высший командный состав, стараясь привлечь его на свою сторону. Ему льстили, противопоставляли остальной «некультурной» офицерской массе, играли на чувствах честолюбия, жажды популярности и боязни высмеивания — и эта атака увенчалась успехом. Мозг армии свернул с исторического пути и приобщился к зревшей измене.

Слово «знать» я определю так: знать — это зараженная иностранным духом, прогрессивная часть служилых людей, оторвавшихся от церкви, народной массы и крутившихся около царского двора, распускавших сплетни о царской семье, гордившихся своими чинами, дворянством и происхождением. Один ее представитель, не сумевший воевать, но мечтавший о престоле, говорил до революции, что «надо императрицу заточить в монастырь». И эта греховная гордость послужила гибели России.

В январе 1917 года в Петербург приехала союзная комиссия «благородных» итальянцев, французов и англичан и после совещания с Гучковым, князем Львовым, Родзянко, генералом Поливановым, Сазоновым , английском послом Бьюкененом и другими русскими изменниками представили государю следующие требования:

1. Введение в штаб верховного главнокомандующего союзных представителей с правом решающего голоса.
2. Обновление командного состава всех армий по указания держав Антанты.
3. Введение конституции с соответствующим министерством.

На этих глупых и наглых требованиях государь положил полные благородства и великодержавного достоинства следующие прекрасные и правдивые резолюции:

1. Излишне введение союзных представителей в, ибо своих представителей в союзные армии с правом решающего голоса вводить не предполагаю.
2. Тоже излишне. Мои армии сражаются с большим успехом, чем армии моих союзников.
3. Акт внутреннего управления подлежит усмотрению монарха и не требует указаний союзников.

После этого в английском посольстве состоялось заседание при участии приехавшей союзной комиссии и всех вышеупомянутых русских предателей. На нем было решено — «бросить законный путь и выступить на путь революции» при первом же отъезде государя в ставку. На усиление клеветнической агитации «благодарные и благородные союзные представители», утратившие совесть и честь и забывшие все, чем они обязаны Императору Николаю II, выдали деньги, а наши подлецы приняли эти иудины серебренники.

Когда Государственная Дума, мечтавшая захватить власть, не подчинилась повелению Императора о роспуске, то взрыв рукоплесканий и подлого «интеллигентского» восторга покрыл ее преступное и безумное решение, положившее прочное начало гибели империи. Все они поспешили. И тут выявили себя и генералы-изменники. В 1917 году начальник штаба Верховного Главнокомандующего, генерал от инфантерии Алексеев был тяжело болен и находился в Крыму, но к началу «революции», еще больным поспешил вернуться в ставку, — изолировал государя и от армии и от народа, объединился с командующими фронтами, генерал-адъютантами и изменниками, и — началась гибель России.

И вот случилось страшное. Случился тот ужас, от которого разрывается сердце и люди мгновенно седеют. Грянула всепозорная, всепроклятая и всепродажная «великая, бескровная революция», залившая кровью Россию.

Начался короткий 8-месячный фарс, выявивший всю глупость и никчемность нашей «интеллигенции» и части высшего общества с их кумирами-паяцами, вышедшими из балагана, — Государственной Думы.

На совещании 16 июля 1917 года в Могилеве, в ставке, он, генерал-лейтенант Деникин сказал в своей речи следующее: «…ведите русскую жизнь к правде и свету под знаменем свободы! Но дайте и нам реальную возможность за эту свободу вести войска в бой под нашими старыми боевыми знаменами, с которых — не бойтесь — стерто имя самодержца, стерто прочно и в сердцах наших. Его больше нет, но есть Родина». А.Ф.Керенский поблагодарил автора, пожав ему руку. Какая подлость!

Своей изменой царю, нарушив святую присягу, презрев клятву предков наших 1613 года, сам себя лишил воинского звания и превратился только в левого оратора Деникина.

В 1917 году среди высших военачальников не было ни господ офицеров, ни просто офицеров, и не нашлось ни одного героя — и нет их и сейчас. А среди знати и «интеллигенции», мечтавшей тогда, как и теперь, «быть всем министрами», за редким исключением просто не было порядочных людей.

Армия быстро превращалась, стараниями нахлынувших на фронт агитаторов, в тупое трусливое стадо, грозное только своему народу, а не немцам.

Где вы теперь, носители красных бантов, — стыдливо скрываетесь? А вспомните ваши салоны и гостиные, ведь за редким исключением, не было ни одного «интеллигентного» дома, где бы не красовался портрет Керенского.

Кумир революции Керенский, глава Временного правительства, самозванный главнокомандующий русской армии, при первой опасности его драгоценной жизни бросает фронт. И дальше, прикрываясь защитой мальчиков-юнкеров и женского батальона Бочкаревой, скрывается из столицы и Зимнего дворца русских императоров, куда не постеснялся нахально забраться. Изменники генералы и приближенная к царю знать пожинают первые плоды своей измены.

Воля народа…Избранники народа…И пьяный матрос Железняк пинком ноги разгоняет избранников — учредилку.

В тумане большевизма теряются остатки последнего разума и пламя гражданской войны сжигает Россию. Так недавно ликовавшая часть знати и «интеллигенция», пользуясь растяжимостью человеческой совести, частью приспособилась, частью храбро бежала за границу. А родину — родину забыли.

О, если бы мы знали подлую, клятвопреступную роль всех этих генерал-адъютантов изменников: Алексеева, Рузского, Брусилова, Корнилова и прочих обласканных государем; роль Родзянко, Милюкова, Гучкова и прочих, на что у нас лишь в эмиграции открылись глаза, то все бы мы… Нет! Я не «либеральный интеллигент», говорящий всегда и везде, всюду и постоянно от имени всех офицеров, а скажу только о себе — да, я виноват.

Я должен был вести полк или то, что быстро сорганизовалось бы из верных, на Ставку, на Петроград. Украсить все фонари Шпалерной улицы всей Государственной Думой в полном составе, а фонари Невского взбесившейся частью знати и «интеллигенцией», перестрелять трусов, бунтовщиков и предателей в Петрограде и тогда, предстать перед моим императором и если нужно, заплатить жизнь за свое решение.

Но необдуманно и слепо, веря начальству, тоскуя и болея случившимся, я не выполнил своего долга, а покорно сошел с исторического пути. Мы «делали все, что прикажет начальство», и вышло, что делали и против государя. А в результате — все трупы, трупы и трупы. Тысячи, миллионы, гигантские горы трупов. И кровь — кровь всюду и везде. Стоны и вопли родного народа и безысходная тоска в эмиграции.

PS. Забыл упомянуть немаловажный факт из биографии Кириенко — в годы второй мировой войны он в составе «Русского охранного корпуса» воевал на стороне нацисткой Германии против югославских партизан, а затем и против Красной Армии. Так сказать, для дополнительно понимания страданий автора, который плачется, что сам изменил присяге в 1917 году и не пошел расстреливать и вешать в Петроград, но уже в годы второй мировой войны решил не остаться в стороне, став карателем в Югославии. Это уже к вопросу о том, как часть белогвардейщины очень легко перетекала в фашизм по заветам генерала Сахарова и чего вообще стоит их «патриотизм».

Материал: https://colonelcassad.livejournal.com/7291767.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

You may also like...

14 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.