Пустые прилавки и очереди за продуктами

Пустые прилавки в магазинах, очереди за продуктами, «колбасные» поездки в столицу. Это не воспоминания о позднем СССР. В таких условиях живет современный Туркменистан. Республика занимает четвертое место в мире по запасам газа, но находится на грани голода. Ситуация осложняется катастрофической безработицей и безденежьем. Жители страны массово покидают родину в поисках лучшей жизни.

«Известия» разбирались в причинах и возможных последствиях кризиса.

Туркменистан — одна из самых закрытых стран в мире. Из-за жесткой цензуры и авторитаризма республику сравнивают с Северной Кореей. Еще три-четыре года назад суровость режима уравновешивалась благополучной экономикой. Да, зарплаты в стране были относительно небольшие, но граждане бесплатно получали от государства бензин, электричество, газ, воду и даже соль.

Осенью этого года ситуация в стране резко ухудшилась. В сентябре президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов отменил бесплатные коммунальные услуги. Затруднена конвертация национальной валюты. Официальный курс остается неизменным с 2015 года, но на черном рынке туркменский манат крайне нестабилен. В начале 2018 года за доллар давали 9,8–10 манатов, в начале октября — 18–19 манатов.

Огромные трудности возникли с товарами первой необходимости. В стране существуют государственные магазины, где цены на продукты фиксированные. Сейчас прилавки здесь опустели. Для получения товара люди выстраиваются в очереди с раннего утра. Радиостанция «Азатбахар» (туркменская служба радио «Свобода») публикует видео давки из города Дашогуз. В толпе находится 600–700 человек, слышны слова «мука», «чорек» («лепешка»), «может хватить». «Я пришел к четырем утра. В одни руки дают по три буханки хлеба, но муку никому купить не удалось, ее не хватает», — рассказал журналистам местный житель. Он добавил, что в очередях часто возникают беспорядки и драки. «При мне люди прогнали арчына (старосту) и двоих полицейских, следивших за порядком», — отмечает собеседник. В областях хлеб продают по паспорту, а в очередь за мукой записываются на месяц вперед.

В частных магазинах товары продают без ограничений, однако цены зашкаливают. Килограмм казахстанской муки подорожал с 4,8 маната в марте до 8 манатов (150 рублей) в октябре. Российская мука выросла с 21–26 манатов за двухкилограммовую пачку в марте этого года до 39 манатов (732 рубля!) в октябре.

Резко выросли цены на мясо. Килограмм говяжьей вырезки в частных магазинах стоит 38 манатов, кило вареной колбасы — 37 манатов, окорочка — 21 манат. Куриные ножки продают не более двух килограммов на человека. При этом пустые прилавки магазинов заполняют муляжами кур — набитыми ватой упаковками.

Тяжело приходится курильщикам. Сигарет уже два месяца нет в госмагазинах. У частников пачка стоит 70 манатов (порядка 1330 рублей). Одна сигарета обходится в среднем в 3,50 маната (около 66 рублей).

Опасаясь скорого подорожания топлива, жители Ашхабада массово скупают бензин. На заправки они наведываются ночью, так как днем у АЗС выстраиваются очереди, ждать приходится по два-три часа. Дорожают госуслуги. Так, с 1 октября в среднем на 60% повысились тарифы почты.

Пенсионеры не могут получить пенсию, которую в Туркменистане переводят на банковскую карточку. В последнее время деньги зачисляют с опозданием, наличных в банкоматах не хватает. О поведении пожилых людей в очереди к банкомату рассказал журналистам очевидец: «Было около 200 человек. Сначала начали ругаться между собой. Якобы кто-то стоял позади и прошел вперед. Также претензии были связаны с тем, что у некоторых на руках были по 4–5 пластиковых карт. Люди боялись, что им денег может не хватить. Дело чуть до драки не дошло».

В регионах ситуация хуже, чем в столице. В связи с этим возродился знакомый по советскому прошлому феномен «колбасных» поездок — жители велаятов (областей) устремились за едой в Ашхабад. Полицейские тормозят автомобили с региональными номерами, останавливают транспортное средство и проводят досмотр. Если в машине обнаруживаются купленные в госмагазинах Ашхабада продукты, стражи порядка требуют выплатить штраф.

Своей историей с журналистами поделился житель города Мары. На пути из столицы домой его остановили дважды. По словам мужчины, полицейские требовали у него денег за то, что вез две коробки растительного масла, но заплатить он смог лишь один раз. «Денег на второй штраф у меня уже не было, и я в сердцах просто выкинул из багажника все масло и уехал», — указал он.

При этом зарплаты у людей прежние. Продавец в магазине, например, получает 500 манатов (9500 рублей). Туркменистан не публикует данных о безработице, но по неофициальным данным показатель достигает 60%. Особенно трудно найти работу в сельской местности.

Причин критической ситуации несколько. Тяжким бременем для бюджета Туркменистана стала страсть руководства страны к масштабным проектам. В 2016 году в Ашхабаде открылся аэропорт в виде сокола стоимостью $2,3 млрд. Проведение Азиатских игр в 2017 году обошлось республике в $5 млрд. В мае 2018 года в городе Туркменбаши (бывший Красноводск) открылся морской порт стоимостью $1,5 млрд.

Несколько миллиардов долларов потратили на строительство курорта Аваза на берегу Каспийского моря. Отдыхать там, впрочем, некому. Абсолютному большинству туркмен номер в отелях не по карману. Ожидать иностранцев не приходится из-за жесткого визового режима.

Туркменистан занимает четвертое место в мире по запасам газа, но Ашхабад поссорился с ключевыми покупателями углеводородов. В недавнем прошлом топливо приобретали Россия, Иран и Китай. На сегодняшний день рабочие отношения сохранились только с КНР. Россия закрыла свой рынок в 2016 году. Этому предшествовал конфликт, вызванный аварией на туркменском участке магистрального газопровода Средняя Азия – Центр-4. Туркменистан тогда обвинил в аварии «Газпром Экспорт».

В 2017 году после обвинений в невыплате долга прекратились поставки в северные провинции Ирана. По итогам прошлого года 94% общего объема туркменского газового экспорта пришлось на Китай. Однако и в отношениях с Пекином не всё просто. Деньги поступают в Туркменистан не в полном объеме, поскольку часть поставок осуществляется в зачет китайских же кредитов.

В результате в 2017 году добыча газа в Туркменистане составила 62 млрд куб. м — на 10,8 млрд куб. м меньше, чем в 2015 году. По неофициальным данным, дефицит внешней торговли Туркменистана достиг $10 млрд. Впрочем, эта сумма меркнет перед теми деньгами, которые предположительно были выведены из страны. Журнал The Economist со ссылкой на швейцарский Банк международных расчетов сообщает, что на различных счетах в Германии накоплено порядка $23 млрд из Туркменистана, хотя персональная принадлежность этих средств неизвестна.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

43 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.