Бизнесмен для Гааги

В Гааге начался суд над Фелисьеном Кабугой. Он был богатым бизнесменом в Руанде, а теперь обвиняется в участии и финансировании геноцида. Например, Кабуга импортировал в страну около 500 тысяч мачете — убивать тутси. По радио говорили, что тратить на них пули — слишком хорошо.

Вообще, изначально обитателями местности, где возникла Руанда, были тва. Тва были охотниками-собирателями. Предполагается, что дальше туда переселились поселенцы хуту, а затем — тутси, которые были, соответственно, скотоводами и земледельцами. Но более уверенно пишут о том, что между группами очень слабые этнические отличия, переселялись они вперемешку, а не какими-то четкими волнами, и у них давно образовалась общая культура, традиции, символы, один язык.

Изначально крестьяне хуту, собственно, не воспринимали себя как какую-то единую общину, биологически или политически. А тутси, ставшие чем-то вроде высшей касты при монархии, были детьми смешанных браков и выделились благодаря патриархальной идеологии. Деление на касты было политическим и отчасти экономическим: ведь скот мобилен и им можно торговать. Но ничто не мешало тутси быть земледельцем, а хуту — растить коров. Так что скорее не «тутси всегда растили скот и потому были выше прочих», а «те, кто торговал скотом — стали считаться тутси». Ну а легенды о том, какими они всегда были разными, как водится, наслоились позже.

И тут возникает феодализм с системой «убуретва» — владельцы земель требуют от фермеров работать на себя и отдавать часть урожая под предлогом, что они — арендаторы и обязаны. С фермеров требуют, а со скотоводов — нет.

Вторая концепция того времени (конец 19 века) называлась «убухаке» — отказ от «хутости». Если кому-то удавалось разбогатеть и подняться в иерархии, он получал возможность отказаться от статуса хуту, и приобрести статус тутси. Кстати, разорившись, можно было статус потерять. Биологии с экономикой, в общем, не потягаться. Возникали крестьянские бунты, аристократия их подавляла.

Итак, образовалась бинарная система, в которой людям было и так неприятно называться «хуту». И тут страну колонизировала Германия с принятой тогда в Европе манией классифицировать людей. Постепенно немцы становились все энергичнее, и, наложив на местное общество привычное лекало, они решили, что тутси — нечто вроде местной «расы господ». Хотя, конечно, поплоше белых. Но все же Германия всегда была на их стороне, охотно высылая карательные экспедиции по запросам тутси и игнорируя жалобы хуту — впрочем, те и боялись жаловаться, видя дискриминацию (а еще тутси, пользуясь своими ресурсами, подводили хуту с переводом на немецкий).

Затем немцы использовали деление, чтобы ввести налоги. Элита тутси сопротивлялась налогообложению, пока не поняли, что получат свою долю. Во время Первой мировой войны Германия полагалась на местную аристократию, и, например, предупреждала миссионеров, чтобы они с ней не конфликтовали. В итоге, даже миссионеры, которые изначально поддерживали хуту, начали отказывать им в помощи. Итак, из идеологических и корыстных соображений, немцы еще сильнее закрепили представления об идентичности хуту и тутси.

Семена будущей идеи, что тутси — чужаки, оккупанты, которых нужно уничтожить — были посажены.

После Первой мировой войны мандат на административный контроль бывших немецких колоний получила Бельгия. Бельгийцы положились на существующую систему власти и католических миссионеров. Классифицировать человечков все еще было модно и прилично. Считалось, что черты лица тутси выдают в них более благородное, хамитское, происхождение. Усилия миссионеров были брошены на работу с тутси, и их начали массово обращать в христианство. Ко Второй мировой войне Руанда стала образцовым обращенным государством.

Разрыв между группами углублялся. Хуту пережили несколько случаев массового голода. Только дети тутси получали доступ к образованию, позволявшему занять места в колониальной администрации. Для пущего порядка, между 30 и 50ми, руандийцам стали выдавать документы, где была указана «этничность».

И тут европейцы заметили, что как-то не хорошо получается, это же колониализм и дискриминация. Тутси стали добиваться независимости страны, а хуту — объединяться для борьбы с дискриминацией.

С 60 по 90е бельгийцы уже поддерживали хуту, решив, что это этническое и политическое большинство. Началась социальная революция, хижины тутси сжигали, сотни тысяч отправились в изгнание. В 1990 году разразилась война, правительство Руанды против Патриотического фронта Руанды (беженцы тутси). Бельгия оказалась в сложном положении, пытаясь налаживать диалог и не веря, что люди, которых они поддерживали и правда так хотят уничтожить своих врагов, как рассказывают об этом по радио.

Когда, в 1994 году, бельгийцы, наконец, оценили уровень угрозы, было уже поздно. В представлениях хуту они слились с ненавистными тутси, и им пришлось спешно эвакуироваться из страны, которую они считали дружественной. Руанда, наконец, осталась решать свои вопросы самостоятельно. В 2000 году бельгийцы за это извинились.

Так вот, Фелисьен Кабуга родился в 1933 году. Он разбогател на производстве чая. И в 90е он финансировал знаменитое Радио тысячи холмов. Помимо юмористических передач и популярной музыки, там, например, активно цитировали «10 заповедей хуту».

Среди них: всякий, кто женится на женщине тутси — предатель (также нельзя заводить таких любовниц или нанимать их на работу). А вот женщины хуту гораздо лучше и должны научить своих мужчин уму-разуму. Также нельзя вести с тутси бизнес. Все начальственные должности должны принадлежать хуту. Образование тоже. Армия тем более. Никакой жалости к тутси. Каждый хуту должен знать о социальной революции 1959 года и референдуме 1961 года (это про отмену монархии).

Ведущие радио потом, кстати, пытались говорить, что ни к чему такому не призывали. Ну, подумаешь, говорили «истреблять тараканов» и «валить высокие деревья». История этой радиостанции особенно интересна тем, что ученые доказали ее влияние на геноцид. Руанда — гористая страна, и в некоторых деревнях не было приема. Выяснив, сколько человек в каждом селении было осуждено за геноцид, экономист Гарвардского университета Дэвид Янагизава-Дротт определил, что их было заметно больше в зонах уверенного приема.

Кабуга также импортировал в страну около 500 тысяч мачете — убивать тутси. По радио говорили, что тратить на них пули — слишком хорошо.

Кстати, поскольку у нас тут канал про феминизм, история Руанды дала нам несколько примеров осуждения за геноцид женщин. Среди них ведущая радио Валери Бемерики — она признала свою вину. Среди них Полина Нирамасухуко — министр по делам семьи. Она, помимо прочего, признана виновной в подстрекательстве к массовым изнасилованиям (и мы теперь знаем, что изнасилования могут быть формой геноцида) — она отдавала солдатам приказы насиловать женщин тутси. И министерка юстиции Агнес Нтамабиариро, она отдала распоряжение о физическом устранении бывшего префекта города Бутаре Жана Баптиста Хабиариманы, который препятствовал этническим чисткам.

Во время геноцида в Руанде, разумеется, убивали не только тутси, но и умеренных хуту, вместе около 800 тысяч человек. (Кстати, некоторые из геноцидарей Руанды по происхождению из смешанных браков хуту и тутси или у них была родня среди тутси, но это ничему не помешало). Кстати, помните тва из начала истории? Они вроде как были не причем в этой истории, но где-то треть их все равно убили, а треть сбежала из страны. Считаются забытыми жертвами.

А Фелисьен Кабуга сбежал в 1994 году в Швейцарию — но его не впустили. Затем перебрался в Кению. Молодого журналиста, который заметил его в Кении, убили. За голову Кабуги обещали пять миллионов долларов. Он как-то ухитрился полечиться в Германии. И, наконец, в 2020 его нашли в Париже, проследив за поездками его многочисленных детей. Он уже старый и больной человек: семья утверждает, что у него диабет, давление и деменция.

Кабуга считает себя невиновным. Он говорит: «Я не убивал никаких тутси, с я ними работал».

PS. Казалось бы — какое нам дело до Руанды и тамошних папуасов? А между тем пример Руанды и её населения — точная схема того, что происходит с Украиной. То, что вы видите на Украине — это даже не нацизм, не дорос свинарник до нацизма. На Украине трайбализм, на уровне африканских племен — да-да, как раз с вот этим «чужаки, оккупанты, которых нужно уничтожить». Убить и сожрать. Этим хохлы и занимаются. У них все враги, кто на них не похож — просто они до поры до времени могут прикидываться лояльными, чтобы ударить в спину. Они прикидывались верными холопами перед поляками, они прикидывались верными слугами перед Гитлером-визволителем, перед большевиками прикидывались строителями социализма — при это время только в садок вишневий колы хати, и что когда ты украл — это отлично, а когда у тебя украли — это плохо.

Материал: https://niibeth.livejournal.com/231592.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...

2 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Базилевс
Базилевс
3 месяцев назад

Хохлизм как высшая форма большевизации России.
Совецка власть минус электрификация.
Высшая раса манкуртов, ёпта!

Henren
Henren
3 месяцев назад

А че хуту? Добре повеселились. Нынешним хохлам до них ещё расти и расти. Вот прежние бандеровцы — те да, достойные были ученики художника. Им даже Аушвиц доверяли охранять!

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.