22 апреля — никому не верю

22 апреля ожидаемо прошло в ожесточённых схватках между двумя религиозными сектами ленинофилов и ленинофобов. За это короткое время я успел побывать:

1) «Краснопузой сволочью» — за то, что предложил прекратить воевать с памятниками, в частности с мавзолеем Ленина, и признать, что вся российская история, без изъятий, является одинаково ценной для нас без необходимости одной части населения каяться перед другой частью населения.

2) «Белогвардейским недобитком» — за то, что предложил прекратить обобщать и наконец признать, что в любом сословии и классе есть патриоты и коллаборационисты, романтики и циники, воры и честные люди. Поэтому Суворов — это великий русский полководец, несмотря на его графско-княжеский титул, монархические убеждения и подавление крестьянского восстания Пугачёва, а Хрущёв — ренегат и подлец, несмотря на пролетарское происхождение, партбилет и высшую должность в Советском государстве.

На этом месте надо бы сделать шаг в сторону и определить, зачем вообще нужно не специалистам копаться в истории. Опуская простое человеческое любопытство считаю что копаться в прошлом требуется обязательно, и делать это надо в первую очередь для того, чтобы не ошибиться в будущем.

Опыт — это то, что мы получаем, не получив того, что хотели. Однако грош цена этому опыту, если он не будет описан, изучен, проанализирован и если из него не будет сделаны абсолютно практические выводы: «Ты туда не ходи, ты сюда ходи! А то снег башка попадёт — совсем мёртвый будешь!»(с)

Использование исторического опыта — это искусство находить в прошлом решения и рецепты, которые можно использовать в будущем, а также «чёрный список» тех решений и рецептов, которые в будущем использовать категорически не рекомендуется.

Особенно важны навыки использования исторического опыта в переломные моменты, один из которых приходится аккурат на наше время. На наших глазах рушится современная система общественных отношениях, основанная на ссудном проценте и «свободном рынке», который на деле является свободным использованием административного ресурса группой особо приближенных к власти.

Уже в ХХI, вроде как цивилизованном и гуманном веке, идёт беззастенчивый и постоянный геноцид русских невоенными способами. Поэтому все деяния прошлого и все планы будущего я взвешиваю на весах, на которых выбито в металле:

«Нельзя унижать и уничтожать русских!»

Переходя от общего к частному, от общих установок к конкретным личностям и событиям, хочу оговориться, что завидую китайцам, которые, оценивая деяния своего Мао, договорились, что при нем было 70% хорошего и 30% плохого. Договорились и после этого всё сразу стало на конструктивные рельсы, потому как понятно — с собой в будущее надо брать хорошее и оставлять в истории плохое.

У нас пока так не выходит. И на примере Ленина отдельно, и партии большевиков в целом — это видно наиболее выпукло.

В результате их деятельности началу 1930-х годов в университетах и других ведущих научных учреждениях США работали около двух сотен крупнейших ученых русского происхождения. Именами этих людей пестрели страницы газет и журналов, перед войной все двести оказались в престижном ежегоднике «Кто есть кто?». Но еще больший вклад в стремительное развитие американской державы, по признанию американских историков, внесли эмигрировавшие в США русские фермеры, шахтеры, металлурги. На Среднем Западе и сегодня колосятся русские злаки — «крымка», «арнаутовка», «малаховка», «кубанка», «харьковка».

Ну и, возвращаясь к самой для меня больной теме, неужели советская власть рухнула бы, если бы русские не были поставлены в искусственно-неравные условия, как и предписывал Ленин:

«Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически.»

Хотя гораздо точнее и откровеннее высказался Бухарин:

«Мы в качестве бывшей великодержавной нации должны идти наперерез националистическим стремлениям и поставить себя в неравное положение в смысле ещё больших уступок национальным течениям. Только при такой политике, идя наперерез, только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетённых наций»

Неужели без этого СССР проиграл бы Великую Отечественную?

Без украинизации Донбасса? Без украинизации Одессы?

И самое главное — надо ли вот эту практику брать с собой в будущее, или стоит-таки признать её в корне ошибочной, записав вместе с «философским пароходом» в те самые 30% брака, и оставив в прошлом?

PS. А мавзолей пусть стоит. И Ленин пусть там лежит. Это — уже часть нашей истории. Вот она такая была и такая и останется. Я бы только предложил содержать этот мавзолей, вместе с приписанным к нему институтом мумии Ленина, за счет средств партии КПРФ. Так будет честнее.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

27 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.