Крепости, не взятые большевиками

В апреле 1928 года на собрании актива Московской организации ВКП(б) Сталин сказал фразу, которая потом стала крылатой и тиражировалась множество раз: «Нет в мире таких крепостей, которых не могли бы взять трудящиеся, большевики».

Но в той речи говорилось и о другом:

«Говорят, что невозможно коммунистам, особенно же рабочим коммунистам-хозяйственникам, овладеть химическими формулами и вообще техническими знаниями. Это неверно, товарищи».

Судя по сохранившимся в архивах документам, генеральный секретарь ЦК ВКП(б) и сам тогда в это верил. Он полагал, например, что острейшую проблему сельского хозяйства — его механизацию — можно быстро решить, сконцентрировав требуемое этой задачей количество сил и средств. И тем самым освободиться от необходимости закупать трактора за границей.

Сталин участвовал в разработке программы тракторостроения, подгонял ответственных товарищей, интересовался ходом работ на намеченных к строительству тракторных заводах. При этом он уделял особое внимание заводу, который, как решили в 1926 году, должен был появиться в городе, переименованном в его честь, в Сталинграде.

СТЗ, как зеркало индустриализации

6 декабря 1928 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение «О Ростовском сельмашстрое и Сталинградском тракторном заводе»:

17 июня 1930 года, досрочно, завод выпустил первый трактор. Но его выходу на полную мощность мешало множество проблем. 15 января 1931 года Политбюро постановило:

«Поручить т. Орджоникидзе проследить за тем, чтобы заказы по всем заявкам Сталинградского тракторного завода были сданы и выполнены в срок. Обязать Наркомвнешторг в течение января-февраля выполнить все заказы на инструменты для Сталинградского тракторного завода».

А десять дней спустя от всех ведомств потребовали считать задачу снабжения СТЗ первоочередной. Чтобы стимулировать рабочих завода, из небогатых резервов выделялись дополнительные ресурсы. Для рабочих завода выделялись дополнительные лимиты на продукты, для них перебрасывались из других водных бассейнов пассажирские пароходы и яхты. Как только у СТЗ возникали малые и большие проблемы, на их решение Политбюро давало любым организациям предельно малые сроки.

Однако завод во многом не оправдывал ожиданий Сталина, и он решил воздействовать на нерадивую часть коллектива через печать.

Где это видано

В главной «Правде» начали появляться статьи о том, что важнейшее предприятие советской промышленности не выполняет план производства тракторов. А его продукция, мягко говоря, не отличается высоким качеством. Чтобы усилить эффект от проработки, в апреле 1931 года было подготовлено письмо рабочих ленинградского Путиловского завода рабочим Сталинградского тракторного завода. Сталин собственноручно отредактировал его перед отправкой в печать.

«На днях, — говорилось в опубликованном письме, — мы прочитали в «Правде» о том, как идет работа на вашем заводе, как обстоит у вас дело с выполнением программы. Это очень обеспокоило наших рабочих и вызвало среди них серьезную тревогу. Наши общественные организации — партийный коллектив, заводской комитет — и наши заводские газеты «На штурм 32 тысяч», «Красный путиловец» подняли на ноги весь рабочий коллектив. Да и как тут было не встревожиться, товарищи, когда темп вашей работы не способствует размаху социалистического строительства, росту промышленности и сельского хозяйства. Сотни недоданных совхозам и колхозам тракторов, многочисленные поломки станков и машин от неумелого обращения с ними — вот о чем мы узнали из «Правды» о Сталинградском тракторном.

Сдается нам, что очень неблагополучно у вас внутри цехов, нет порядка в работе, особенно в литейной мастерской. Где это видано, товарищи, чтобы вместо 3500 деталей по плану давали только 400? Где это видано, чтобы процент брака по отношению к годным деталям доходил до 250? Разве это большевистская работа, когда ваши литейщики по два раза деталь из формы в вагранку посылают. А ведь этакое положение находит место в вашей литейной.

Непонятно все же нам, как могло случиться, что на таком прекрасном заводе, оборудованном по последнему слову техники, получилось такое отставание. Задерживается тракторостроение в самый ответственный момент. Второй большевистский сев в полном разгаре, сотни тысяч и миллионы новых колхозников ждут от вас тракторов, а вы продолжаете отставать… Ведь совсем еще недавно, товарищи, с трибуны XVI съезда партии вы перед всей страной дали торжественное обещание выпустить за 15 месяцев 37 тыс. тракторов — могучих стальных коней, которые должны повести деревню по социалистическому пути…

А на поверку выходит обратное. Из месяца в месяц вы не выполняете свое рабочее обязательство, срываете годовую программу. Сорвалась программа в январе, вы дали вместо тысячи тракторов — 750. Сорвалась февральская программа, дали меньше, чем в январе. Сорвалась мартовская, дали опять меньше, чем в январе. А апрель, как известно, тоже не предвещает ничего хорошего. Более двух тысяч тракторов недодали стране за первые 3 месяца. Больно говорить нам об этом, товарищи. Но мы обязаны сказать правду, как бы она ни была неприятна«.

Для налаживания работы завода на него перебрасывали с других предприятий опытных рабочих и специалистов. На строительство квартир выделялись дополнительные и немалые средства. Продолжали стимулировать материально не только рабочих, но и завод в целом. Цены на выпускаемые запчасти подняли на 15%, чтобы СТЗ было выгодно их выпускать.

Применялись и другие методы поощрения. 5 августа 1931 года было решено наградить высшей на то время наградой страны — орденом Ленина — отличившихся работников СТЗ во главе с директором завода В. И. Ивановым. Награждение повторилось в мае 1932 года, но в этом случае орден Ленина получили не восемь, а сорок работников завода.

(Это гениально, я считаю — завод в ж@пе, все планы сорваны, а руководство получает ордена Ленина. Получается, что награждали за бардак и саботаж?)

Одновременно на заводе создали доску почета для ударников и «орден верблюда», которым награждали медленно и плохо работающие цеха.

Но уже 16 сентября 1932 года на Политбюро вновь разбирали вопрос о плохой работе Сталинградского тракторного завода. Газеты обязали печатать сводки о положении дел на заводе. Но если ситуация и улучшалась, то лишь на некоторое время.

С заведомым браком

23 апреля 1934 года нарком земледелия СССР М. А. Чернов докладывал Сталину:

«По данным на 21 апреля, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы из причитающихся Наркомзему до 1 мая 23 050 тракторов отгрузили 18 745 штук. Остается догрузить 4305 тракторов.

Тракторные заводы, снимая с конвейера трактора, задерживают их отгрузку из-за некомплектности. На Сталинградском тракторном заводе количество некомплектных тракторов в последних числах марта и в первой половине апреля доходило до 1600 штук. Трактора снимаются с конвейера и ставятся на заводскую площадку вместо отправки их в МТС и совхозы на полевую работу.

Вследствие перебоев с укомплектованием тракторов на Сталинградском тракторном заводе скопилось 986 тракторов, в настоящий момент уже укомплектованных и не отгружаемых из-за отсутствия платформ, а на Харьковском заводе стоит 786 тракторов, не укомплектованных радиаторами«.

Не улучшалась и ситуация с качеством.

31 марта 1935 года начальник экономического управления Главного управления госбезопасности НКВД СССР Л. Г. Миронов сообщал Сталину:

«Управление по Сталинградскому краю установило выпуск недоброкачественных тракторов Сталинградским тракторным заводом.

Целый ряд ответственнейших деталей тракторов выпускается с производства на сборку с заведомым браком, не соответствуя техническим условиям и вопреки установленным правилам, при прямом попустительстве руководящего персонала завода, что приводит к быстрому выходу из строя тракторов во время работы в поле.

Вот факты:

1. Рама (деталь N1) систематически изготавливается и выпускается с большими перекосами отверстий под полуосевые рукава и промежуточную передачу, что приводит к неправильному соединению шестеренок венца дифференциала (детали N98 и N112), зубья которых, находясь в неполном зацеплении, вызывают ускоренный износ шестеренок.

Бракованной рамы за время с октября 1934 года по март 1935 года выпущено 11 000 штук.

Несмотря на протест ст. инспектора 2-го отд. Соха, требовавшего прекращения выпуска негодной детали, заместитель технического директора инж. Чарнко и начальник цеха Панков, при попустительстве главного инспектора Сазонова, распорядились дефектные рамы пустить на сборку. Причиной брака рамы является изношенность станка «Ингерсоль» и недостаточная точность в обработке рамы на станках.

2. Полуось (деталь N121) систематически изготовляется без термической обработки длинного конца, что вызывает быстрый износ шлицов полуоси и порчу ступиц заднего колеса. Таких бракованных полуосей выпущено в сборку тракторов и запчасти до декабря месяца 1934 г. около 40 000 штук. Первый выпуск был сделан 22.VII-34 г. по указанию тех. директора Сателя, предложившего изготовить 350 штук полуосей без термообработки, в виде исключения, в порядке аварийного технологического процесса. В последующем, однако, нач. цеха Панков и нач. термической мастерской Травинов, по распоряжению зам. технического директора Чарнко и Шлейнмана, нач. тех. отдела Станкевича, главного металлурга Кузьмина и главного инспектора Сазонова, ввели это в систему.

3. Блок (деталь N163) в течение всего 1934 года изготовлялся и поступал на сборку с перекосом отверстий до 0,10-0,15 мм, вместо допустимого максимума 0,05 мм. Выпуск брака этой детали, ввиду неисправности приспособлений, привел к тому, что изготовляемые стандартные распределительные шестерни (N184 и N189), вследствие неправильного сцепления, делают невозможной сборку мотора. Нач. 1-го отдела Беттин, нач. цеха Панков и гл. инспектор Сазонов вместо одного стандарта ввели четыре стандарта (разных допусков) шестерен, и при сборке мотора производится индивидуальная подгонка их. Запасные части шестерен выпускаются также четырех стандартов, и это обстоятельство приводит к большим затруднениям при замене шестерен в совхозах и МТС, так как последние не имеют запчастей всех четырех стандартов.

4. Коробка скоростей (деталь N37) на протяжении последних пяти месяцев изготовляется и пускается в сборку недоброкачественной (перекос фрезеровки плоскостей до 0,3-0,4 мм осей валиков под шестерни 0,2 мм).

Брака коробки скоростей за время с октября 1934 г. по февраль 1935 г. выпущено 8300 штук.

При наличии указанных дефектов происходит неправильное соединение и взаимодействие шестерен коробки скоростей, что приводит к преждевременному износу коробки скоростей и подшипников.

Несмотря на явный брак данной детали и протесты ст. мастера 17-го пролета Полосаткина (член ВКП(б)) и ст. инспектора Соха, по распоряжению нач. 2-го отд. Пугашева и ст. инспектора цеха Косенко, детали продолжают изготовляться и пускаются в сборку.

5. Шестерня первой и второй скорости (деталь N50) изготовляется без закругления зубьев, несмотря на то, что тех. условиями предусмотрены срезы…

Брака детали шестерня первой и второй скорости за время с ноября 1934 г. по март 1935 г. выпущено 12 000 штук.

Применение указанной недоброкачественной детали ведет к преждевременному износу зубьев и необходимости замены шестерни. Нач. цеха Панков, нач. тех. отдела Станкевич, нач. тех. отдела цеха Котляр (член ВКП(б)) и гл. инспектор Сазонов, признавая недоброкачественность этой детали, вместе с тем приказали мастерам и инспекторам продолжать выпуск шестерен и в сборку, и запчасти«.

Как докладывал Миронов, Сталинградское управление НКВД выяснило, что часть виновных в выпуске брака — старые троцкисты и контрреволюционеры:

«Из указанных лиц — Белохвостов, Сазонов и другие являются активными троцкистами и эта к-р троцкистская группировка сомкнулась во вредительских целях с частью к-р специалистов, в состав которой также входили бывш. троцкисты, направив свою к-р работу на подрыв качества тракторов«.

В докладе Миронова утверждалось, что выпуск некачественных деталей они организовали сознательно:

«Работа инспекции завода, вследствие засоренности ее к-р троцкистскими элементами, свелась к сознательному пропуску негодных деталей в сборку тракторов и отправке бракованных деталей на базы Вторзапчастьсбыт.

Негодные детали, забракованные на местах, обманным путем сдавались инспекторами завода, командированными главным инспектором Сазоновым, который давал прямые указания разъездным инспекторам объяснять все это недочетами в эксплуатации тракторов«.

Естественно, виновных арестовали и отдали под суд. Но и этот способ борьбы с браком не помог. Ведь набранные на завод неквалифицированные рабочие эксплуатировали дорогостоящее импортное оборудование так, что оно вскоре потребовало капитального ремонта. А на его проведение не было ни средств, ни времени, поскольку правительство безостановочно требовало от СТЗ увеличить выпуск тракторов.

Сталин к тому времени утратил интерес к своему детищу. Ведь опыт работы с ним доказал, что было немало крепостей, которые большевики взять не могли. Особенно наскоком.


Выводы:

  1. Как показала жизнь, комми не могут организовать работу заводов с приемлемым качеством. Эта проблема имеет системный характер при социализме-коммунизме. Улучшить качество работы СТЗ не смог даже сам Сталин.
  2. Индустриализация проходила тяжело даже для русских регионов, очевидно, что для нерусских регионов индустриализация по факту была симулирована. В качестве примера можно привести знаменитую «Колхиду» или ЛАЗ.
  3. По факту комми не могли нормально заинтересовать людей нормально работать. Нужно было придумывать троцкизм, чтобы оправдать репрессии против бракоделов.
Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем igor2000 на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

You may also like...

110 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.