Как белорусы бегут в Грузию

Белорусы массово эмигрируют в Грузию от режима Лукашенко. Почему Грузия? Прямой рейс из Минска, безвизовый режим, отсутствие языкового барьера, возможность находиться в стране без регистрации год. Литва-то не резиновая, а в прекрасной Польше, о которой мечтает каждый змагар, их никто не ждет.

Интересно, что скакнувшую вперед в «светлое европейское майбутне» и более близкую территориально Руинушку-Кукраинушку игнорируют даже змагары. Не хотят ехать в страну победившей гидности. Подрывная радиостанция DW снова на арене c несколькими историями змагарского успеха:

«Либо ждешь, что тебя заберут, либо уезжаешь»

Минск-Москва-Владикавказ-Тбилиси-Батуми, две гитары, два чемодана и почти неделя в дороге — так до своего нынешнего места жительства добирались музыкант Дмитрий и преподаватель музыки Надежда. Дмитрий признается, несмотря на то, что не нашел свое имя в списке невыездных, опасался лететь из Беларуси самолетом.

Первый раз Дмитрия задержали в Минске 9 августа 2020 года, в заключении он провел трое суток — вначале в каком-то РУВД, потом в тюрьме в Жодино. Подробности он вспоминать не хочет, говорит только, что до сих пор есть проблемы с рукой и со спиной. Но лечение не помогло — после освобождения он не пропустил ни одного протестного марша, также стал организовывать дворовые акции. Это он перекрасил в бело-красно-белый цвет скульптуру дракона в микрорайоне Уручье, которая стала одним из символов протестного Минска.

«До нового года каждую пятницу организовывали там мероприятия: концерты, чаепития, у нас выступали философы, историки», — рассказывает активист.

В январе 2021 года к Дмитрию пришли с обыском, а 27 марта его задержали на акции протеста на площади Бангалор. «Мне дали максимум — 30 суток. Я поехал в Жодино во второй раз. Там не было ничего — ни матрацев, ни ручек, ни тетрадей, иногда воды, иногда еды. Ты не спишь, потому что ночью тебя поднимают, каждое утро проверки, тебя бьют, потому что так заведено, камеры переполнены. Это меня сломало, я вышел оттуда другим человеком», — признается Дмитрий.

В августе сломанный Дмитрий и его последняя Надежда решили уехать из Беларуси. Грузию выбрали из-за природы, которая, по признанию Дмитрия, помогает ему восстанавливаться. Что касается работы, Дмитрий помимо музыки, занимается созданием сайтов и цифровым искусством. Надежда дает уроки музыки онлайн. «Страшно оставлять родных и близких. Вначале кажется, что едешь на отдых, потом понимаешь, что тебя выживают из страны, что других вариантов нет: либо ждешь, что тебя заберут, либо уезжаешь», — говорит Надежда.

«Не переезд, а вынужденная мера»

Журналист и гражданский активист из Гродно Андрей Мелешко с преследованием властей сталкивается с 1999 года, уезжать из Беларуси из-за этого ему тоже приходилось, правда, ненадолго. Нынешний отъезд, признается Андрей, может несколько затянуться.

«Я не собирался эмигрировать, но в августе 2021 года в один день меня пригласили сразу в пять ведомств, в том числе в налоговую, Департамент финансовых расследований и КГБ. 20 августа я прилетел с семьей в Грузию, через месяц жена и дети вернулись домой, я возвращаться пока не планирую», — говорит журналист. Андрей Мелешко освещал все митинги и дворовые акции, проходившие в Гродно, а теперь делает репортажи, в том числе, с акций солидарности, которые белорусы проводят в Грузии.

«Не переезд, а вынужденная мера», говорит о своей жизни в Грузии активист и правозащитник из Бреста Роман Кисляк. 19 июля 2021 года к нему пришли с обыском сотрудники КГБ, изъяли все носители информации, компьютер, телефон. Правозащитник находится под подпиской о неразглашении и не может говорить об уголовном деле, в рамках которого это происходило. «Могу только сказать, что никакого отношения к данному преступлению, даже если оно было, а у меня есть сомнения, что оно было, я не имею», — отмечает брестчанин.

Через неделю после обыска Роман Кисляк решил уехать из Беларуси, авиабилеты оказались только в Батуми. «У меня с собой было только два рюкзака, я не знал, как я буду выбираться, объявлен ли я в розыск, есть ли в стоплисте, — рассказывает мужчина. — Я уезжал в воскресенье, а во вторник мне стали пытаться взламывать Telegram, в среду с обысками пришли к моим коллегам по протесту против строительства аккумуляторного завода в Бресте». Несмотря на переезд, Роман Кисляк продолжает правозащитную деятельность.

Чем занимается Белорусская диаспора Аджарии?

Да тем же, чем и в Белоруссии — дурака валяет.

«Через несколько дней после выборов мы провели в Батуми первый митинг, тогда собралось более 50 человек, в том числе наши друзья грузины, русские, украинцы. В августе 2020 года здесь было мало белорусов, но за последние полгода только в Аджарию, по неофициальным подсчетам, приехало около 5000 человек», — рассказывает член совета Белорусской диаспоры Аджарии Наталья Милевская (на фото в заголовке).

Сама она живет в Грузии уже несколько лет. По словам активистки, большинство переехавших — люди с хорошими лицами хорошим образованием правозащитной национальности: врачи, IT-специалисты, журналисты. Таки да. У многих удаленная занятость, остальные находят работу на месте — белорусов берут охотно.

Безусловно, возникают какие-то бытовые проблемы. Летом были высокие цены на жилье, трудно было найти что-то приемлемое, сейчас не сезон, цены в разы снизились. Еще одна проблема — обучение детей. В местных школах есть русские классы, но они не были рассчитаны на такое количество новых учеников. Такая же ситуация с детскими садами. Также Наталья отмечает, что часто бежавшим из Беларуси необходима психологическая поддержка: «Мы сотрудничаем с одним международным фондом психологической поддержки, который предоставляет белорусам помощь кризисных психологов».

По словам Натальи, уже после нескольких недель в Грузии люди начинают чувствовать себя лучше, многие включаются в работу диаспоры, выходят на акции солидарности, которые с прошлой весны проходят в Батуми каждое воскресенье. «В первое время к нам подходили грузины и спрашивали, что происходит. У них было очень мало информации о событиях в Беларуси. Мы подготовили листовки, перевели их на грузинский язык и раздавали всем, кто интересовался. Люди стали больше говорить о Беларуси, больше понимать, — рассказывает собеседница. — Помимо митингов, у нас бывают культурные проекты, например, проводили мероприятия в рамках международной недели культуры (была объявлена Светланой Тихановской 5-11 июля 2021 года. — Ред.)».

К некоторым акциям, отмечает Наталья Милевская, приходят и грузинские политики, в том числе они присоединились к протестам против соглашения о сотрудничестве КГБ Беларуси со Службой безопасности Грузии, вступившем в силу с 1 августа нынешнего года. «Конечно, многих это соглашение насторожило, хотя, по законам Грузии, не так легко кого-то депортировать. Неприятно, что Беларуси могут выдать информацию о людях, находящихся здесь. У нас есть страх, в первую очередь, за родных, которые остались там. Если честно, я сама начала снимать маску и открыто называть имя совсем недавно, — признается Наталья Милевская. — Как-то мне задали вопрос, почему из белорусов никто не подал на получение статуса беженца? Просто все белорусы надеются в ближайшее время вернуться домой».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

You may also like...

22 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.