Хьюстон 2030

Роман Майка Мак-Кая «Хьюстон, 2030» (написан в 2009 году) – это одновременно классический полицейский детектив и научная фантастика. Дело происходит, как следует из названия, в будущем США, причем не столь уж и отдаленном будущем.

Следователь ФБР там занимается поисками серийного убийцы — но в общем-то даже не в этом суть, это лишь завязка, чтобы показать вам будущее США, одно из возможных будущих. Двадцать один год после «Пика Добычи Нефти» и четырнадцать лет с начала глобального кризиса (и «Пика Всех Ресурсов»). Нет, по улицам Хьюстона еще не бродят зомби, а в воздухе не кружится радиоактивный пепел. Человеческая цивилизация пиндосов как бы продолжается. Но это уже новый мир – чем-то похожий и чем-то непохожий на сегодняшние США.

Да, в 2030 году мир жутковат. Люди расплодились — и сожрали планету. На всех ништяков не хватает, и не хватает уже очень сильно. При этом Америка уже опустилась до уровня третьеразрядной страны. Централизованного электричества уже нет (кто побогаче — имеет на крыше солнечную батарею, которой хватает на тусклые лампочки, компьютеры и телевизоры). Централизованного водоснабжения и канализации тоже уже нет (дети главного героя привозят воду за два километра на тачке или велосипеде; вместо туалета — у них сортир с дыркой, а ведь речь идет о довольно зажиточном по меркам этой Америки офицере ФБР).

Американское правительство делает вид, что всё идет по плану, и отправляет парней воевать по всему миру за оставшиеся ресурсы. Половина воевавших приходит назад калеками. Нет проблем: одноногим выдадим протезы, а которые совсем без ног — могут совершенно официально просить милостыню. Извините: слово «милостыня» не полит-корректно; это называется «добровольные пожертвования на нужды инвалидов». А девушки могут купить себе лицензию и идти работать проститутками.

Однако, всё это не значит, что все американцы кинулись с винтовками и топорами бежать в леса и убивать друг-друга! Этого нет, хотя нет и никакой утопии. В Хьюстоне 2030 года есть воры на доверии, серийные убийцы, и не-серийные убийцы тоже. Есть воры мелкие — и воры крупные. Есть мафия, есть коррупция. Есть нечестные предприниматели и бездушные бюрократы. Есть детский труд, есть семейные побои. Есть болезни, в том числе — неизлечимые. Однако на каждого убийцу найдется веревка, табурет и кусочек мыла. На каждого вора найдется полисмен. На каждого мафиози — расчетливый сержант полиции.

Америка выживает и в такой ситуации, да. Другой вопрос — как именно она выживает.

Вот Фредерик Штольц из романа — он положительный или отрицательный? Вроде как положительный: ученый-химик, квалифицированный инженер, надежный сосед, здравый смысл никогда не терял. Однако… он же один из этих — промышленников на свалке. Да-да — Хьюстон, когда-то центр хайтека и космостроя США, теперь живет за счет того, что перерабатывает токсический мусор со старых свалок, окружающих город. Штольц использует детский труд. Загрязняет природу. Продолжает ту самую цивилизацию, которая все и погубила. Тут жуть тихая, и подкрадывается к Вам медленно. Как тот самый полярный лис.

Читатели удивляются, что герои «Хьюстона» видят, как жизнь катится под откос, но принимают это с невероятным смирением. А что же им прикажете делать? Мчаться в Вашингтон, стрелять Президента? Так Президент, вроде, и не виноват, во всяком случае, виноват куда меньше, чем его предшественники. И притом: какая-никакая, а все же демократия. Президента-то в Америке выбирают! Сами выбирали, сами виноваты.

Воевать с армией и полицией? Так это — те же самые пацаны из соседнего квартала, только в униформе. Стрелять соседей? А это зачем? Значит, на себя злиться надо, себе любимому — мозги вышибать. За то, что жрал-жрал и сожрал-таки всю планету так, что детям уже не хватит. Но на себя злиться долго невозможно. Надо продолжать на что-то надеяться и как-то жить. Хотя бы для тех же детей и внуков.

А «человек с активной жизненной позицией» в романе имеется. Это «Мясник». Он борется с приростом населения, ну и свои скромные гастрономические потребности удовлетворяет заодно. По-моему, автору удалось доказать, что это — плохая альтернатива.

Интересно, что автор верно предсказал победу Б.Обамы на выборах 2012 года. Так что и остальное он тоже мог угадать.

Ну а для затравки и чтобы вы ощутили атмосферу будущей Америки — вот вам кусочек текста этого романа:


Хотя должность Марка и называлась «старший следователь», подчиненных у него больше не было. Марк был единственным следователем ФБР в этой части Хьюстона и отвечал за два участка сразу: около 130 квадратных миль и 400,000 населения. После непрерывных сокращений в ФБР, они должны были полагаться на местную Полицию практически во всем. Еще хорошо, что, в отличие от некоторых других префектур, Шериф Округа Харрис никогда не отказывал «федералам».

Пятнадцать минут спустя, Марк и двое сотрудников Полиции Штата готовили один из двух последних полицейских автомобилей, оставшихся в Участке. Сержант-следователь Алекс Зуйко заливал дизтопливо из оранжевой двух-галонной канистры, а сотрудница криминалистической лаборатории Натали Гарденер, уже переодевшаяся в комбинезон, проверяла содержимое своей спец-сумки.

Марк работал с ними обоими раньше. Алекс Зуйко, пятидесяти пяти лет от роду, был иммигрантом из России. Будучи в США почти двадцать лет, он имел безупречно-грамотный английский, но при этом говорил со странной смесью техасского и славянского акцентов. В Полиции его за глаза называли «Русским Медведем». Упорно циркулировали слухи, что до приезда в Америку Алекс работал на русскую мафию или же в русской полиции, что, как всем в Америке известно, почти одно и то же. И та, и другая организация славились использованием примерно одинаковых методов извлечения информации. Алекс никогда не опровергал эти слухи. Он был мастером запугивания и мог «расколоть» даже самых закоренелых преступников, мимоходом упоминая некоторые из «русских методов». Однако, до применения физического воздействия дело вроде бы не доходило.

Натали Гарденер, технику-криминалисту, было двадцать шесть лет. Она была относительным новичком в их Участке, но уже зарекомендовала себя с самой лучшей стороны. Обладая неограниченным запасом оптимизма и отличным чувством юмора, она была способна переварить даже самые отвратительные сцены преступлений, и была известна своей изобретательностью и способностью работать, если требовалось, по нескольку дней практически без сна.

Все трое они, несомненно, представляли из себя очень сильную команду детективов. Не то чтобы это имело значение в данном конкретном случае, грустно подумал Марк. Этого серийного убийцу было не так-то легко поймать. Если подтвердится, что это был тот же преступник, что и ранее, последнее двойное убийство будет шестнадцатым по счету за двадцать два месяца! Насильственная смерть не была большой редкостью в Хьюстоне, но в подавляющем большинстве случаев убийц ловили достаточно оперативно. Но не того, над преступлениями которого Марк работал уже почти два года…

Сержант осторожно завел застоявшийся двигатель. Короткий проворот стартера, двадцать секунд паузы, – чтобы масло равномерно растеклось по двигателю, затем снова вращение стартером, пока двигатель не заработал. Алекс позволил двигателю покрутиться еще тридцать секунд на холостых оборотах, и, наконец, тронулся с места. Он был великолепным водителем, и часто жаловался, что в последние годы он редко водит машину, – только когда случались убийства или другие тяжкие преступления. Полицейские машины никогда не использовались для менее важных расследований – горючее было слишком дорого, а бюджет – ограничен.

Выскочив на шоссе К.Э.Кинга, Алекс включил было мигалку и сирену, но Марк попросил сержанта не устраивать шоу. В это время дня движения на шоссе почти не было: одинокие велосипеды и грузовые трициклы в правом ряду не создавали помех полицейской машине. Ни к чему беспокоить население сиреной, а убитым все равно не помочь. Осторожно объезжая многочисленные выбоины, сержант доехал до шоссе Гаррет, и уже через несколько минут они были на перекрестке с Пайнленд. Слева от них была верхняя часть Шелдонского водохранилища, Шелдон-Рез, как коротко называли его местные, больше похожая на заросшее осокой болото, а небольшая роща – справа.

Местный полицейский депьюти ждал их на съезде с шоссе. Заросшая грунтовка извилисто уходила в лес. На проржавелом щите у дороги сохранились выцветшие буквы: «Водозащитная зона. По распоряжению губернатора. ЗАСТРОЙКА ЗАПРЕЩЕНА. УСТАНОВКА ПАЛАТОК ЗАПРЕЩЕНА. РАЗВЕДЕНИЕ КОСТРОВ ЗАПРЕЩЕНО. Нарушители будут отданы под суд».

Первое тело. Молодой человек лет двадцати, лежал ничком на пропитанном кровью пледе. На траве рядом с пледом, были брошены тяжелый армейский ботинок и стандартный, армейского же образца, протез ноги. Марк сразу почувствовал симпатию к убитым – его старший сын, Уильям, был инвалидом войны. Он перехватил взгляд и короткий подтверждающий кивок Алекса. Несмотря на некоторую разницу возраста и званий, Марк и Алекс имели много общего. Они не были близкими друзьями, но выпили достаточно пива вместе, чтобы быть в курсе дел друг друга. Один из сыновей Алекса тоже служил в армии, тоже был ранен и остался инвалидом. Тремя месяцами ранее, расследуя похожее место преступления, Марк и Алекс заключили секретное соглашение, что если они вместе найдут маньяка-убийцу, и будут иметь неоспоримые доказательства его вины, ареста и суда не последует. Это животное должно было умереть «при попытке к бегству», причем смертью мучительной и не особенно быстрой…

Вторая жертва, молодая женщина, не старше двадцати лет, лежала лицом вниз на траве в луже засохшей крови. Ее джинсы были разрезаны сзади, и мясо с обеих ягодиц и верхней части бедер было срезано до костей. Рой мух гудел над телом.

– Похоже, тот же метод работы, – подтвердил Алекс.

– Будем надеяться, что мы еще не встретились с хорошим подражателем, – ответил Марк, – Пока будем считать это убийством номер шестнадцать, сержант…

Натали начала обычную процедуру осмотра места преступления, расставляя пластиковые номерки рядом с каждым предметом и щелкая цифровой камерой. Марк внимательно осмотрел траву под ногами – чтобы не повредить каких-либо улик, переключил свой мобильный телефон в режим карты, и положил телефон на землю. Спутниковая система позиционирования уже лет десять работала медленно: на орбите сохранилось что-то около двенадцати – тринадцати спутников GPS, поэтому определение точных координат должно было занять какое-то время.

– Ты опросишь свидетелей, Алекс? – попросил Марк. Больше всего на свете он хотел, чтобы его оставили в покое. Может быть, я расследую это дело несколько дольше, чем мои нервы могут позволить, подумал он про себя.

Он посмотрел вслед сержанту, который подошел к местному полицейскому. Тот указал в толпе зевак на трех мальчишек, лет одиннадцати или двенадцати. Мальчики были босиком, в изрядно поношенной, но достаточно опрятной школьной форме, и со школьными сумками. Типичные амер-азиатские пацаны, решил про себя Марк. Достаточно шаловливые, но хорошо дисциплинированные. Обычная история: они пошли через рощу после школы, вероятно, чтобы искупаться в водохранилище. Шли, играли, и вдруг обнаружили тела. Испугались, и побежали к ближайшему жилью звонить в Полицию. Было весьма маловероятно, что дети заметили что-либо полезное. Большинство предыдущих мест преступлений было также обнаружено возвращавшимися с уроков школьниками.

Он снова посмотрел на труп молодого мужчины. На пледе около тела лежали: электрический фонарь, пластиковая коробка с домашним печеньем и небольшой термос. Чай для двоих. Естественно, перед половым актом. Это, конечно, не был их первый раз вместе в лесу, заключил Марк. Молодой человек отстегнул свой протез – нужно обладать завидной уверенностью в себе, чтобы сделать такое на первом же свидании…

После каждого нападения серийного убийцы, Полиция выдавала предупреждения через местные телеканалы и радио, и просила не посещать лесные участки после наступления темноты. С тем же успехом они могли бы просить молодежь прекратить заниматься сексом. Марк припомнил, как его сын Уильям бегал на свидания с Клэрис три года назад. Они также исчезали в соседних парках почти каждую ночь. Второй сын Марка, Майкл, проходил ту же стадию прямо сейчас, хотя Марк не знал, была ли какая-либо из подружек Майка серьезным увлечением.

– Сэр, я получила предварительное время смерти, – сказала Натали, подходя к Марку, – По температуре тела и личинкам насекомых – вчера, между девятнадцатью и двадцатью четырьмя часами. Ну, можно смело предположить, что не с девятнадцати часов, а где-то с 8:20 вечера – закат был в 7:53, дайте еще полчаса, чтобы стало вообще темно. Обе жертвы убиты табельным армейским ножом, и обе – одним ударом в шею.

– Отпечатки перчаток были?

– Да. Те же хлопчатобумажные перчатки с резиновыми пупырышками, что и в остальных случаях. Особенно заметен отпечаток вот тут, на правой штанине девушки, чуть ниже колена.

Она прокрутила несколько снимков на экранчике своей фотокамеры, чтобы показать отпечаток перчатки Марку. Да, это был «его» серийный убийца, а не подражатель. Тот факт, что кто-то убивает молодые парочки в лесу и отрезает у них части тела, держать в тайне от общественности было, конечно, невозможно. Однако, до сих пор ФБР удалось сохранить от опубликования небольшие детали преступлений, такие как использованные преступником перчатки и нож.

Вне всякого сомнения, «Шелдонский Мясник» убил снова.

Марк поднял свой мобильный телефон с травы. Отметка GPS была уже на экране: красный крестик поверх спутниковой фотографии, хотя на фото не было поляны и роща выглядела гораздо гуще, чем в действительности. Ничего удивительного: спутниковые фото на серверах были пятнадцатилетней давности.

Убийца был осторожен, методичен и, что называется, «в курсе возможностей современной криминалистики». Пятнадцать убийств – и никаких существенных улик или свидетелей! Преступник использовал один и тот же армейский нож. Конечно, если найдется нож, криминалистическая лаборатория сможет однозначно идентифицировать его как орудие убийства. Проблема была в том, что из-за бесконечных войн Соединенные Штаты вели по всему миру с 2001 года, в обращении было много миллионов таких же точно табельных ножей. «Мясник» всегда надевал дешевые рабочие перчатки: хлопчатобумажные с крошечными резиновыми пупырышками на ладони. Такие перчатки не оставляют шансов обнаружить отпечатки пальцев. Перчатки с пупырышками не выпускались уже несколько лет, но пару-другую точно таких же перчаток все равно можно было найти в каждом доме. Не было пригодных отпечатков обуви. Жертвы не подвергались сексуальному насилию, так что не было и биологических улик. Несколько раз рядом с местом убийства оказывались потенциальные свидетели. Однажды пара влюбленных буквально споткнулась о свежий труп, менее чем через час после убийства. Однако, никто из свидетелей не слышал никаких криков и не заметил ничего необычного.

Бюро оставалось только надеяться, что «Шелдонский Мясник» когда-нибудь сделает глупую ошибку. Ну что тебе, гад, стоит порезать палец или обронить что-то на месте преступления, мечтал про себя Марк. Или наткнуться ночью на банду грабителей, чтобы у тебя отобрали твой нож и воткнули его тебе же между ребер. Или, например, почему бы тебе не попасть в дорожно-транспортное происшествие? Машин на дорогах почти нет, но ты можешь попасть под лошадь или загреметь с велосипеда. Или, скажем, почему бы тебе, «Мясник», не перебраться в другой штат? Флорида! Там много лесов. Поезжай – и убивай на здоровье там, а не на моем участке. Или скинь свою задницу с небоскреба… Или подхвати грипп и отбрось копыта…

Лет десять назад решение о «локализации» Полиции вызывало оживленные споры, но сейчас большинство законопослушных граждан в Хьюстоне считает, что это было самой лучшей из идей, когда-либо придуманных в Полиции Округа Харрис. Городское полицейское управление и дорожный патруль были ликвидированы, а их личный состав – передан в подчинение Шерифу. После Обвала на дорогах все равно почти не было автомобилей – некого стало штрафовать. Весь округ был поделен на участки, не более семидесяти квадратных миль в каждом. Шериф конфисковал своей властью несколько сотен помещений обанкротившихся контор, – в то время все еще было, из чего выбирать. Все было устроено просто и эффективно: небольшой околоточный офис, некоторые с зарешеченной перегородкой сзади, и от двух до четырех депьюти. Полисменов подбирали исключительно из местных, – чтобы сами жили неподалеку и знали всех в ближайших кварталах. Рядом с некоторыми околотками расположились и офисы мировых судей. Каждый околоток отвечал за район не более двух квадратных миль, так что полицейские могли быстро добраться до любого места пешком или на велосипеде.

Как и все остальное после Обвала, новая система не была свободна от недостатков, но преимуществ было намного больше. В городах, где не торопились менять давно заведенный порядок и продолжали использовать полицейские автомобили, скоро возникли целые районы, в которых полицейского можно было увидеть не чаще раза в год. А то и вовсе: никогда. Циркулировали слухи, что в Лос-Анджелесе банды объявили всю южную часть города «свободной от полиции зоной»: видим полицейского – убиваем полицейского. Департаменту Полиции Лос-Анджелеса ничего не осталось, кроме как просто принять новую реальность.

Натали принесла Марку два пластиковых пакета с содержимым карманов убитых. Ни удостоверений личности, ни телефонов в них не было. Сумочка девушки содержала обычный набор: маленькое зеркало, кустарного приготовления губная помада, расческа с выкрошившимися зубчиками. Денег тоже было немного: у молодого человека – около девятисот долларов, в мелких купюрах: десять, двадцать и пятьдесят долларов. В сумочке девушки обнаружилась одинокая пятисот-долларовая бумажка. Пару убили, конечно, не из-за денег.

– Я сняла с убитых отпечатки пальцев и отправила в Бюро Идентификации, – доложила техник-криминалист, – Для отпечатков мужчины – уже получен ответ по электронке. Вы, Марк, должны быть в копии. Личность женщины все еще пытаются установить, но я лично не жду тут особого успеха.

Марк кивнул и достал свой телефон. К сообщению электронной почты была присоединена стандартная карточка учета Вооруженных Сил США. Хобсон, Николас С. Родился в 2009 году. Школа. Старшие классы не закончил, пошел работать. Судимостей нет. Призван в 2027 году, Инженерные Войска. Тренировочный лагерь в Форт-Уорт, 2027. Места службы: Колумбия, 2027, Мексика, 2028, Венесуэла, 2028 год. Награды: «Перпл Харт», 2029. Отставка с почестями в марте 2029. Вот даже как! Уильям тоже получил «Перпл Харт» в Венесуэле, и тоже в 2029 году, отметил про себя Марк. Убитый и Уильям вполне могли быть сослуживцами!

Он попытался успокоиться и продолжил чтение. Последний известный адрес: 187-я улица, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк. В Техасе известного адреса нет. Это не было необычным. Люди продолжали мигрировать из северных, климатически более суровых районов, на юг. Будучи инвалидом, парень не регистрировался как военнообязанный в Офисе Военной Карьеры. В карточке был телефонный номер. Марк быстро набрал его, и через несколько секунд услышал стандартную запись: «номер отключен и больше не используется». Еще в карточке был адрес электронной почты. Марк скомпоновал письмо в своем телефоне: «Если Вы получили это сообщение, немедленно свяжитесь…» Далее следовали телефонный номер и адрес электронной почты Марка. Конечно, вероятность была небольшой, но могло быть и так, что у адреса электронной почты было несколько хозяев.

– К сожалению, личность убитой установить пока не удалось, – сказала Натали, глядя на экранчик своего телефона. Это тоже было обычным делом. Двадцать лет назад, девушка возраста жертвы получила бы водительские права, и в базе данных появились бы ее отпечатки пальцев. Теперь частные автомобили не использовались, поэтому получение прав вряд ли было в списке приоритетов девушки. Несколько лет назад, Конгресс обсуждал проект по внедрению обязательного удостоверения личности и регистрации адреса для всех жителей штата Техас. Законопроект провалился по обычной причине: отсутствие денег. Только Пентагон поддерживал систему обязательной регистрации, причем только для молодых мужчин, способных носить оружие.

– Этот адрес электронки, – Марк показал Натали экранчик своего телефона, – Можно, наверное, получить данные от провайдера. Скажем, сообщения в почтовом ящике, или список контактов с сервера?

– Уже думала, сэр, – ответила Натали, – К сожалению, этот сервер находится в Квебеке, в бывшей Канаде. Для этих ребят ордер от нашего техасского судьи или бумага от маленьких зеленых человечков с Марса – имеют одинаковую юридическую силу. Если даже квебекцы ответят, то в ответе будет, что информация зашифрована, пароль уничтожен, сервер сгорел, а резервные копии отправлены в Болгарию, и вообще, проклятые Янки-полицейские, перестаньте совать свой нос в наши дела, спасибо! Или, наверное, не «спасибо», а «мерси».

– Так или иначе, вежливо попросить, наверное, все-таки можно. Вдруг получится?

– Я напишу им сообщение сегодня вечером. Но вряд ли это сработает, сэр. Я по-французски – не очень. Точнее, вообще никак.


Вот так вот США преуспевают в 2030 году.

Материал: Proper специально для TopRu.Org
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

13 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Dimokrat
Dimokrat
12 дней назад

Очень оптимистично. Полиция, расследования…
А вдруг: чёрные банды, трупы на дорогах, магазины разграблены, белое население боится высунуть нос из дома с наступлением темноты, и днём только большими хорошо вооружёнными группами?

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее
для  Dimokrat
12 дней назад

Это у него же в «Мисс Неопределённость». «Хьюстон 2030: Начало», ткскзть.

Базилевс
Базилевс
для  Proper
12 дней назад

Дай Бог, чтоб нас ошмётками не забрызгало.
Все готовятся к этому уже 10 лет как. А деньги — не главное, пусть сгорают у пиндосопоклонников, Хенренов и прочих коммуняк. .

i RobaD〄
i RobaD〄
12 дней назад

Хьюстон.. проблемы, вотсапп не работает!!)))
Когда их окончатольно вырубят?

miha_ford_talks_ru
miha_ford_talks_ru
для  i RobaD〄
12 дней назад

Нам на той неделе позвонили откуда надо, и посоветовали отключиться от всяких DNS типа 8.8.8.8 если кто пользуется…а сегодня вот…

miha_ford_talks_ru
miha_ford_talks_ru
для  Proper
12 дней назад

Мотивировали импортозамещением и указанием вышестоящей госкорпорации. Гуглdns точно нельзя. Особенно мы ржали, что dns Яндекса можно)

Вроде в госкорпорации есть письмо с указанием, но есть ли у меня к нему доступ — не знаю и в зависимости от того, что завтра скажут на работе «где надо» или узнаю или «не знаю и знать не хочу». Короче ждём завтра.

i RobaD〄
i RobaD〄
для  Proper
12 дней назад

Дай ёж лампочку Ильича!)

O KAK
O KAK
для  Proper
12 дней назад

В счастливое время живем помню у каждого завода в Свердловске были свои теплоэлектростанции на торфе, законсервированные на случай войны, в конце восьмидесятых их уже разобрали в металлом, а буржуям европейским теперь пора вспоминать про торфоразработки и бурый уголь.

Базилевс
Базилевс
для  Proper
11 дней назад

Пущай сокращают, если дорого!))
Нищеброды поганые.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.