Вселенский гонор Харрингтонов

Думаю, многие любители фантастики хорошо помнят «Вселенную Хонор (Виктории) Харрингтон» писателя Дэвида Марка Вебера. Несколько попыток ее экранизации были предприняты в разные годы, но (возможно, к лучшему) не увенчались успехом.

И вот я попытался шутки ради представить — как, в свете новомодных веяний и поветрий в Голливуде, выглядела бы сейчас экранизация второй книги цикла («Честь Королевы»), если бы ее снимал Дисней.

Предисловие: на фоне звездного неба, женский голос с легким акцентом произносит «Когда мы покинули Землю, мы оставили позади все предрассудки и предубеждения, что разделяли нас. Мы построили новый мир, новое прекрасное королевство среди звезд. Но не все согласны с теми идеалами, что мы воплотили в жизнь. И эта борьба только начинается».

Планета Столица, Столица Народной Республики Хевен. Мрачный серый мир, который показывают только грозовой ночью. Камера показывает огромный мрачный Октагон, который как Пентагон, только восьмиугольный. У дверей стоят безликие солдаты-хевениты в черной броне с закрытыми шлемами, и держат в руках автоматы.

В мрачном сером кабинете под огромным портретом Великого Вождя, заседают мрачные серые личности в серых мундирах: цис-гендерные белые мужчины, говорящие с отчетливым русским акцентом. Используя для наглядности огромный голографический глобус Галактики, они рассказывают как Народная Республика Хевен покорит то да се (вбрасывается пара каноничных названий вроде «Силезии» и «Андерманна»), если бы только ей не мешало Звездное Королевство. Общим решением постановляется, что с Звездным Королевством надо что-то делать. Экран темнеет.

Планета Мантикора, столица Звездного Королевства. Яркий цветующий мир, снятый в Новой Зеландии и на Гавайях. Цветущие города из маленьких коттеджей, над которыми стоят ветряки, производя экологически чистую энергию. Над всем этим летают вычурные аэромобили и аэроэкипажи. По улицам ходят просветленные темнокожие азиаты всех полов и гендеров. Камера останавливается на королевском замке, по совершенно случайному совпадению выглядящем как планируемая реконструкция Диснейленда.

К замку подлетает антигравитационная карета, влекомая кибернетическими лошадьми. Из экипажа выходит Хонор Харрингтон: высокая сильная азиатская женщина в мундире. На ее плече сидит древесный котенок Нимиц: крошечное шестилапое создание с огромными трогательными глазами и пушистым хвостом. Его основной задачей является говорить «нья-нья», устраивать милые проказы, и рекламировать собственную плюшевую игрушку.

Хонор проходит во дворец. В тронном зале ее встречает чернокожая (канонично) королева, и множество Хороших Аристократов, в основном молодых красивых женщин и темнокожих мужчин. Среди них отчетливо выделяется Плохой Аристократ лорд Юнг Яначек, светлокожий, светловолосый, лысеющий и полный отвратительно маскулинный.

Лорд Яначек убеждает королеву, что союз с Грейсоном очень важен для Звездного Королевства, поскольку у Грейсона мощная армия и развитая промышленность. Королева отвечает, что это все не так важно, как дух свободы и равенства. Нимиц в это время устраивает милые проказы, с писком убегая от робота-пылесоса.

Хонор шепотом поясняют, что Яначек имеет большое влияние при дворе, потому что очень богат и лидер консервативной партии. В итоге королева с видимой неохотой соглашается с доводами Яначека и приказывает Хонор отправиться с представительской миссией на Грейсон. Хонор соглашается, подзывает к себе Нимица (который устраивает милые проказы, катаясь на роботе-пылесосе) и выходит из зала.

Хонор входит в кабину лифта, который поднимает ее по тонкой трубе прямо из дворца на висящую над планетой орбитальную станцию Королевского Флота. У причала станции стоит «Бесстрашный»: космический фрегат, приводимый в действие «гравитационными парусами Варшавской». Выглядит он как стандартный космооперный парусник-в-космосе, с мачтами, носовой фигурой, и стереотипными британскими моряками.

На борту Хонор встречает мичман Уолкетт: боди-позитивная азиаточка-хакер в огромных очках. А также коммодор Элис Труман, светловолосая секси-блондинка, которую Хонор немедленно поздравляет с удачно завершенным транс-переходом. Нимиц устраивает милые проказы, роняя чемоданы.

Хонор поднимается на мостик, где ее приветствует весь экипаж. Уолкетт становится к штурвалу, и необъяснимым образом его поворотом поднимает паруса Варшавской (выглядят как обычные паруса составленные из светящихся голубым силовых полей). «Бесстрашный» медленно и величаво отходит от причала. Труман наводит в окно мостика голографический секстант и объявляет что навигационная система настроена на Грэйсон. По команде Хонор, «Бесстрашный» ускоряется и исчезает в стандартнейшем гиперпрыжке.

В полете, во время обеда, экипаж поднимает бокалы «за честь Королевы». Хонор без особой на то причины произносит зажигательный спич о том, как Звездное Королевство было построено на идеалах мультикультурализма. Команда подтверждает это, делая традиционные вещи: играя на укулеле, джембе и исполняя хип-хоп.

Планета Грэйсон. Охряно-рыжий пустынный мир, снятый в австралийском аутбэке. Имеет одну луну. «Бесстрашный» зависает у орбитального причала. Хонор, Нимиц и Уолкетт спускаются на орбитальном лифте в Грэйсон-Сити: мрачный индустриальный город, состоящий сплошь из дымящих труб, бетонных заборов и бродящей по нему полиции в Riot Gear.

Проезжая в бронированном лимузине по городу, Хонор видит в окно, как полиция прижимает к стене и досматривает бедно одетых людей в традиционных прото-бедуинских одеяниях, как другую группу бедно одетых людей загоняют в полицейский грузовик, и как бедно одетые люди под присмотром полиции со стены стирают граффити «Жизни масадцев значат чего-то».

Камера останавливается на Башне Протектора — монументальном мрачном сооружении, нависающем над городом. Повсюду в Башне развешаны портреты Святого Грэйсона — мрачного вида мужчины в пасторском одеянии с красным галстуком и большой желтой чёлкой на фоне приземлившейся ракеты с надписью «Сделаем Вселенную великой снова».

В приемном зале Хонор и Уолкетт встречает Протектор Маккавэй: массивный рыжеволосый белый мужчина-сексист с квадратной челюстью. Он с самого начала настроен враждебно, и изъявляет очень плохо скрываемое недовольство тем, что Хонор — женщина. Подошедший Бенджамин Мэйхью (благообразного вида темноволосый белый мужчина) пытается разрядить обстановку, напоминая Маккавэю, что с гостями следует обращаться прилично.

В честь прилета делегации, Протектор устраивает прием на верхнем этаже башни. Высокомерные белые мужчины в роскошных костюмах берут напитки с подносов, которые разносят угнетенные смуглокожие женщины в традиционных одеяниях. Нимиц устраивает милые проказы, шарахаясь от первых и вызывая умиление у вторых.

Пытаясь несколько сгладить обстановку, Протектор Маккавэй рассказывает Хонор, как Святой Грэйсон привел «сохранивший праведную чистоту народ» с погрязшей в грехе и разврате Земли на далекую планету, и как мужчины Грэйсона поколениями трудились, превращая пустынный мир в землю обетованную. Рассказ быстро превращается в выкрикивание лозунгов, как нынешние поколения утратили чистоту и праведность предков, и как он, Маккавэй, «Make Grayson Great Again».

Беседа прерывается, когда в зал внезапно врывается группа женщин в традиционных одеяниях. Вооруженные мечами и лозунгами «свободу Масаде!» они нападают на телохранителей Протектора и берут в заложники несколько высокомерных белых мужчин. Вбежавшие в зал запасные телохранители Протектора расстреливают из автоматов нападающих вместе с заложниками. Раненную лидершу нападавших ставят на колени перед глумящимся Маккавэем. Лидерша презрительно и пафосно произносит «Ты никогда не сломишь дух Масады». Разъяренный Маккавэй выхватывает электрический меч (тм) и убивает лидершу.

Разъяренный Маккавэй декларирует, что все беды от слишком толерантного отношения к «дикарям», и приказывает ввести новые ограничения против масадцев: запретить носить традиционные одежды и исполнять ритуалы. Благообразный Бенджамин указывает, что эти новые законы приведут только к еще большему ожесточению. В ответ Протектор кричит, что Бенджамин проиграл выборы потому, что большинство избирателей поддержали курс Маккавэя, и значит, он прав.

На обратном пути из Башни, Хонор замечает, как в подворотне пятеро Грэйсонских полицейских издеваются над девушкой в традиционной одежде. Хонор приказывает остановить автомобиль, и приходит на помощь девушке. Следует драка с применением слоу-мо, кунг-фу и прыжков по стенам, в ходе которой Хонор одолевает вооруженных электрическими дубинками, пистолетами и топорами полицейских, своевременно применяя магию свободы.

Действие переносится в аппартаменты Хонор, в которых спасенная девушка рассказывает ей и Уоллкэт настоящую историю планеты: первыми ее поселенцами были мирные масадцы, которые жили в мире и гармонии с природой. Но затем прилетел фанатик-Грэйсон, который поработил мирных масадцев и заставил их строить свою патриархальную мачистскую антиутопию. Теперь Грэйсонцы загоняют масадцев в резервации, отгораживаются от них стенами, используют как рабов на своих заводах, которые отравляют воздух и губят природу.

Тем же утром/вечером, спасенная масадка тайно проводит Хонор сквозь кордоны в масадскую деревню, укрытую в пасторальном австралийском ущелье. Среди пасторальной пасторали, мирные пасторальные масадцы занимаются мирными делами, традиционными искусствами (обязательно изготовление глиняных горшков) и живут в гармонии с природой. Нимиц устраивает милые каверзы среди масадцев. В завершение визита, масадцы исполняют древний ритуальный танец с заунывным традиционным пением. Хонор слушает, и проникается миром и гармонией с природой.

В это время Уоллкэт, демонстрируя все клише ниндзявско-хакерского стиля, тайно прокрадывается в Башню Протектора. Сквозь щелочку в двери ей удается подслушать разговор Маккавэя с хевенитами по голографической связи. Хевениты недовольны тем, что Маккавэй до сих пор не выгнал делегацию Королевства, сомневаются в его лояльности и напоминают, что только благодаря вмешательству их хакеров, Маккавэй победил на выборах. В этот момент Уоллкэт замечают, и она только и успевает что передать сообщение Хонор.

Опасаясь разоблачения, Маккавэй приказывает арестовать Хонор (что выполняется в виде полицейского налета на деревню масадцев, с погромами и битием горшков) и бросить ее и Уоллкэт в каземат, где содержатся пленные масадские воительницы, подвергаясь постоянным домогательствам похотливых стражей. Однако в поисках Хонор в темницу проникает Нимиц, с которым у Хонор «эмпато-телепатическая связь». Посредством медитации под заунывное традиционное пение масадок, Хонор удается побудить Нимица нажать нужную кнопку, в результате чего по всей темнице открываются двери. Хонор возглавляет побег, вооружившись хранившимися в той же темнице отобранными у масадских воительниц мечами.

Прорубившись сквозь ряды телохранителей Протектора, Хонор прорывается на верх Башни, где устраивает показательную дуэль на электро-мечах с Маккавэем. Маккавэй проигрывает и гибнет диснеевской смертью, провалившись по собственной глупости через стеклянную стену башни. В это время Уоллкэт удается кулхацкерским приемом дефрагментировать файрволл и запустить в планетарную информационную сеть запись разговора Маккавэя с хевенитами. По всем экранам планеты транслируется, как хевениты подделали результаты выборов.

Узнав об этом, благообразный Бенджамин справляется со старческой деменцией, собирает своих сторонников и сам становится Протектором.

Торжество победы портит неисчислимый хевенитский флот, появившийся над Грэйсоном. Хевенитские корабли (огромные, угловатые, черно-красные, напоминающие формой полицейские бронетранспортеры) угрожают планете. Грэйсонцы и масадцы готовы пасть духом, но Хонор провозглашает, что будет сражаться «за честь Королевы» и отбывает на «Бесстрашный», который немедленно устремляется навстречу противнику.

Хевениты открывают огонь по «Бесстрашному» оставляющими дымные красные следы ракетами, и, разумеется, постоянно мажут. Под всеми парусами (Варшавской) «Бесстрашный» прорезает строй армады, и Хонор приказывает дать залп с обоих бортов «гразерными ракетами». «Бесстрашный» стреляет почти в упор оставляющими красивые синие блестки ракетами, и, разумеется, попадает. Хевенские корабли горят, взрываются, и падают вниз в Космосе.

Однако хевениты все еще берут числом, и хоть и постоянно мажут, но иногда попадают. Пока матросы Королевства в поте лица подтаскивают к бортовым портам новые гразерные ракеты, Хонор приказывает выполнить «гравитационный маневр вокруг луны Грэйсона». Маневр заключается в том, что «Бесстрашный» пикирует к поверхности луны, и, преследуемый хевенитскими кораблями, выполняет головокружительный полет по узким ущельям и пещерам. Пока экипаж «Бесстрашного» скрипит зубами, корчит рожи, и всячески демонстрирует страшные перегрузки, хевенитские корабли один за другим все, кроме одного, разбиваются о скалы. Завершив «гравитационный маневр», «Бесстрашный» свечой взмывает вверх, и пройдя по корме у хевенитской армады, расстреливает ее бортовыми залпами. Все ликуют. Нимиц мило ликует за компанию.

Но тут уцелевший хевенитский корабль (из тех, что гонялись за «Бесстрашным» вокруг луны) наносит подлый удар в спину и удачным залпом сбивает мачту «Бесстрашного». Фрегат Звездного Королевства теряет ход. Его немедленно окружают корабли хевенитов. С них протягиваются фалломорфические тентакли абордажных коридоров, по которым на борт «Бесстрашного» вбегают несметные орды хевенитских автоматчиков. Команда «Бесстрашного», вооружившись абордажными саблями, и приблудившиеся масадские воительницы с мечами, отважно борются с врагами, кроша их сотнями. Нимиц устраивает милые каверзы, роняя на головы хевенитам горшки с сельдереем.

Но численное превосходство хевенитов снова играет роль. Хонор, Уоллкэт, Труман и немногие уцелевшие оттеснены к рубке, и готовятся дать последний и решительный бой. В этот момент под красивую музыку, над Грэйсоном появляется Королевский Флот Звездного Королевства, ведомый благообразным смуглокожим адмиралом Хэмишем Александром (а-ля капитан Харлок, только посмуглее). Хевенские корабли взрываются, и все спасены.

В завершающих сценах, новый протектор Бенджамин с балкона Башни провозглашает отмену несправедливых законов и приносит масадцам извинения за века угнетения. Грэйсонцы коллективно встают перед масадцами на колени. Хонор произносит еще одну речь о важности взаимоуважения и мультикультурализма. Затем все коллективно — Грэйсонцы, масадцы и жители Королевства — танцуют под заунывную масадскую музыку. Нимиц говорит «нья-нья».

P.S. После титров, снова показывают Хевен. Все те же заседатели под портретом Великого Вождя сетуют, что Грэйсон потерян, и что Звездное Королевство оказалось более опасным противником, чем они думали. Общим решением постановляется, что со Звездным Королевством надо что-то делать. А именно — готовиться к «маленькой победоносной войне».

Дисней крутится в гробу, как вентилятор — но кого это волнует?

Материал: https://fonzeppelin.livejournal.com/159060.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

10 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Ванёк26
Ванёк26
7 месяцев назад

Ггггосподи!

Тимо-фей
Тимо-фей
для  Ванёк26
7 месяцев назад

Чо ты, отличный сценарий!

Базилевс
Базилевс
для  Тимо-фей
7 месяцев назад

Баз в детсаду — и то лучше сценарии пейсал! ))

Базилевс
Базилевс
7 месяцев назад

Красава :comment image

Gena
Gena
7 месяцев назад

А почему она Хонор, а не Хуавей или Сяоми? Почему Нимиц, а не Энтерпрайз или Дзуйкаку?
Много неразрешенных вопросов оставила эта быллада о звезданутом паруснике.

Тимо-фей
Тимо-фей
для  Gena
7 месяцев назад

Патамушта у этава слова (honor) есть значение (аглицкое). В отличие от. С Нимицем сложнее…

Gena
Gena
для  Тимо-фей
6 месяцев назад

А нет ли здесь этого самого,на пшеков намёка?

Gena
Gena
для  Gena
6 месяцев назад

Блин ,как неудобственно с экранки нобирать. Скорее бы период празднегов финишировал,да нову клаву купить.

Базилевс
Базилевс
для  Gena
6 месяцев назад

Чаем али чачей залил, болярин? Может, вилкой мимо оливье промахнулся? Тогда — только внешняя поможет, потроха внутри нубука попорчены… Зато — теперь Ты видел и ведашь ВСЁ!

Gena
Gena
для  Базилевс
6 месяцев назад

Само,без внешних увоздействиев.Спецательно вытащчил и посмотрел — ни капли влаги,и шлейф цельный.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.