Страдания по M16

M16 и её модификации до настоящего времени остаются основным образцом стрелкового оружия всех пяти видов вооружённых сил, силовых структур и полицейских подразделений США, а равно и других стран мира.

Это одна из наиболее распространённых моделей стрелкового оружия в мире — было выпущено более 8 миллионов экземпляров.

Начало работам над малокалиберным оружием под патрон, промежуточный по мощности между полноразмерным винтовочным «промежуточным» автоматным и пистолетным, в США было положено как один из результатов проекта ALCLAD, направленного на разработку нательной брони для Армии США (кто бы мог подумать).

В его ходе было проанализировано более трёх миллионов отчётов о гибели и ранениях солдат на поле боя за период с Первой мировой по Корейскую войны. Исследовалось количество ранений, поражённые части тела, типология нанесённых повреждений и дистанции, на которых они были получены.

Результаты исследований оказались достаточно неожиданны для того времени. В первую очередь выяснилось, что основная масса (порядка 70 %) случаев ранения или гибели солдат в современном бою была вызвана осколочными ранениями — на лёгкое стрелковое оружие приходилось лишь 20 с небольшим процентов от общего числа боевых потерь. Причём расстояние ведения огня из него очень редко превышало 300 м, а основное количество смертельных ранений вообще было получено в пределах дистанции в 100 м. На таком расстоянии точность каждого отдельного выстрела оказывалась второстепенной, на первую роль же выходила такая характеристика, как плотность огня.

Одним из результатов данного исследования стал вывод о необходимости создания для Армии США лёгкого оружия с небольшим импульсом отдачи, ведущего автоматический огонь специальными облегчёнными патронами малого калибра, эффективный на расстоянии не более 400—500 метров, компенсируя высокой скорострельностью и большей вероятностью поражения цели при огне очередями меньшую массу отдельной пули.

Соответственно, в 1957 году армейским командованием был начат конкурс по созданию лёгкой армейской винтовки (LMR — Lightweight Military Rifle) калибром порядка 5,5—5,6 мм (0,22 дюйма). Тактико-технические требования включали в себя, помимо калибра, возможность ведения одиночного и автоматического огня, 20-патронный магазин, массу с полным магазином не более 3 кг (6 фунтов) и способность пробить навылет стандартную армейскую каску с 500 м.

На конкурс был представлен целый ряд образцов, в числе которых были AR-15 под патрон 223-го калибра (5,56), представленная компанией Armalite (подразделением корпорации Fairchild Engineering & Airplane Corp.), лёгкая армейская винтовка Winchester под новый винчестерский патрон E2 центрального воспламенения 224-го калибра (5,69 × 55 мм), по конструкции представляющая собой увеличенный вариант хорошо известных войскам карабинов М1/М2 (не путайте их с винтовками — это были легкие автоматические карабины под усиленный пистолетный патрон), и винтовка разработки Спрингфилдской оружейной фабрики, также 224-го калибра, по сути повторяющая по конструкции бывшую на тот момент основной в американской армии винтовку M14.

AR-15 была разработана конструкторами Юджином Стоунером и Джеймсом Салливаном на базе более ранней винтовки AR-10 калибра 7,62 NATO. Благодаря минимизации массы затворной группы и её выбега она имела высокую кучность боя как одиночными выстрелами, так и очередями, а использованные в её производстве авиационные технологии, такие, как высокоточное литьё из алюминиевых сплавов, позволили получить очень лёгкое и сравнительно недорогое в производстве оружие. Эргономика и дизайн данного образца также были далеко впереди оружия конкурентов.

С точки зрения конструкции AR-15 использовала хотя и не вполне стандартные, но достаточно давно и хорошо известные к тому времени решения, такие, как:

  1. запирание канала ствола по системе Джонсона поворотным затвором за хвостовик ствола, что позволило разгрузить ствольную коробку и выполнить её из лёгкого сплава;
  2. «прямой» газоотвод, применённый в несколько ином варианте в 1942 году на шведской винтовке Люнгмана AG42B, а до этого — на ряде французских самозарядных винтовок;
  3. «линейная» компоновка с пистолетной рукоятью и прямой шейкой, вмещающей возвратную пружину затворной рамы в приклад, до этого применявшаяся, в частности, немцами на винтовке FG42;
  4. ствольная коробка в виде двух качающихся на поперечной шпильке половин (upper/lower reciever), как у бельгийской винтовки FN FAL, немецкой StG44 или советских пистолетов-пулемётов Шпагина (ППШ) и Судаева (ППС);
  5. корпус прицела является ручкой для переноски оружия, как у опытной английской винтовки EM2;
  6. расположенный слева над пистолетной рукоятью флажковый переводчик видов огня, как у пистолета-пулемёта Томпсона;
  7. закрывающая окно для выброса гильз шторка, как у StG44 и пистолета-пулемёта М3.

Армейские испытания винтовки велись с 1958 года в Форт-Беннинге, штат Джорджия (основной объём испытаний), и Форт-Грили, штат Аляска (испытания в арктических условиях). Несмотря на то, что испытания прошли без серьёзных нареканий и винтовка в целом получила одобрение Командования континентальных армейских сил (так назывались оккупационные войска США в Европе), категорический протест заявило управление начальника вооружения армии, которое не имело возможности придраться к эксплуатационным характеристикам оружия, потому была заявлена совершенно иная формальная причина для отказа — патроны 223-го калибра (5,56 мм) были признаны якобы не удовлетворяющими армейским потребностям, разработчикам было рекомендовано переделать ствол, патронник, магазин и затворную группу под винчестерские патроны 258-го калибра (6,55 мм), тогда винтовка будет удовлетворять требованиям нормального боепитания и может сменить M14 в войсках (указанное требование имело завуалированно издевательский характер, так как ни одного образца стрелкового оружия под винтовочный патрон 258-го калибра на вооружении армии никогда не состояло и закупок боеприпасов такого калибра даже не планировалось).

Для контроля за ходом испытаний была создана специальная комиссия из высших армейских офицеров во главе с генералом Гербертом Пауэллом, человеком, очень скептически относившимся ко всякого рода новшествам, но симпатизировавшим Стоунеру и его винтовке.

Самые разгромные характеристики AR-15 пришли с Аляски, когда Стоунеру о них сообщили, он сорвался в крик и нецензурно выругался в присутствии генералитета (ведь в Armalite впервые узнали об арктических испытаниях, когда с Аляски прибыла заявка на поставку комплектующих, Стоунера отправили туда в командировку вместе с товаром для разведки ситуации). Забавно, что проблемы были не столько в винтовке, сколько в патроне М193, точнее, в его порохе, который при отрицательных температурах начинал гореть совершенно не так, как при жаре. Но тогда этого еще не знали.

И хотя комиссия по итогам четырёхмесячных испытаний, несмотря на отрицательные отзывы, распорядилась закупить 750 винтовок для продолжения испытаний, члены отдела разработки стрелкового оружия управления начальника вооружения заявили протест, опять же из-за неудовлетворительного, по их мнению, калибра, предложив разработать оружие под педерсеновский патрон 276-го калибра (7,21 мм), который закупался армией в экспериментальном порядке в межвоенный период (работа по нему была прекращена ещё до начала Второй мировой войны). Неохотно, но Пауэлл всё же согласился с требованиями армейских оружейников.

Отдельно от перечисленных выше свои выводы представил Центр экспериментальных боевых разработок армии. Заключительный отчёт по итогам армейских испытаний за период с 1 декабря 1958 по 22 марта 1959 был подан центром на рассмотрение высшего командования 30 мая 1959 года. В отчёте открыто признавалось, что AR-15 — абсолютный лидер по количеству голосов военнослужащих из числа испытательных команд по следующим параметрам: лёгкость, высокая надёжность, хорошая сбалансированность и удобство удержания оружия в руках, низкая отдача, малая амплитуда колебаний ствола при стрельбе автоматическим огнём и, соответственно, высокая кучность, плавность спуска. В целом, в выводах специалистов центра рекомендовалось как можно скорее принять на вооружение доработанный образец Armalite или Winchester и заменить в войсках устаревшие M14, которые признавались уступающими AR-15 по всем показателям, кроме точности.

Но хрен они угадали. В январе 1959 года начальник штаба армии США генерал Максвелл Тейлор, ознакомившись с результатами испытаний и отчётом комиссии Пауэлла, распорядился оставить M14 на вооружении, а винтовочный патрон калибра 7,62 мм был признан единственным боеприпасом для оружия такого типа.

В результате все предложенные проекты винтовок были отвергнуты, а армейские структуры сосредоточились на разработке стрелково-гранатомётного комплекса на базе M14, сочетающего в себе возможности ведения прицельного винтовочного огня с функцией оружия сплошного поражения, — того, что впоследствии приняло форму подствольного гранатомёта.

Несмотря на то, что винтовка исходно разрабатывалась для сухопутных войск, и Армия отказалась от закупок винтовки — заинтересованной стороной, как ни странно, выступили Военно-воздушные силы США, которые вели испытания винтовок на полигоне авиабазы им. Хилла в штате Юта. 22 мая 1961 года по итогам контрольных стрельбовых испытаний последовал заказ опытной партии винтовок и патронов. В январе 1962 года винтовка M16 официально принимается на вооружение ВВС США как «стандартное» стрелковое оружие для подразделений охраны ВВС, сменив M14 (кстати, именно ВВС присвоили винтовке индекс M16).

Патроны для винтовки были разработаны инженерами Remington Arms, Inc. совместно с Armalite. Remington выступала основным поставщиком рекомендованных боеприпасов. Контрольные испытания винтовки под ремингтонский патрон прошли 20 февраля 1962 года, по итогам которых патрон был принят ВВС как стандартный боеприпас для оружия такого калибра. 23 мая 1962 года Colt получает заказ от ВВС на 8500 винтовок с комплектующими и 8,5 млн патронов.

Параллельно с ВВС испытания винтовки за пределами США, в Южном Вьетнаме, велись Агентством по перспективным военным разработкам (DARPA) Министерства обороны США и лицами из аппарата министра обороны, ответственными за НИОКР. В июле 1961 года по согласованию с Командованием по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму винтовка была признана наиболее годным образцом вооружения для испытания во Вьетнаме. Это решение было продиктовано соображениями антропометрического характера, ввиду малого роста и худощавой комплекции большинства вьетнамцев-военнослужащих, для которых обычные американские образцы стрелкового вооружения были слишком тяжёлыми и крупногабаритными (вооружать ею американскую пехоту тогда не планировали).

Собственно говоря, для Вьетнама отлично подошли карабины М1/М2, они массово шли еще на вооружение Вьетконга (да-да, того самого военного подразделения дедушки Хо Ши Мина, именно американцы их организовали и вооружили, а расплевались с дедушкой они уже потом, когда дедушка выгнал из Индокитая французов, а американцы его кинули с властью, посадив рулить Вьетнамом другого своего ставленника — так и произошел распад на Южный и Северный Вьетнам). Конечно, к описываемому времени карабины М1/М2 уже были устаревшими, для армии Южного Вьетнама хотелось что-то помощнее.

В августе того же года состоялись стрельбы на одном из южновьетнамских полигонов, где винтовка получила высокие оценки южновьетнамских офицеров и американских военных советников, в декабре Министр обороны США Роберт Макнамара одобрил закупку одной тысячи винтовок с запчастями и патронами для оснащения ряда элитных военных частей созданной американцами Армии Республики Вьетнам (АРВ).

Первая опытная партия прибыла 27 января, а испытания продлились с 1 февраля по 15 июля 1962 года. Наряду с AR-15, в испытания прошли винтовки M1 и M1918, карабин M1 и пистолет-пулемёт M1921. Испытания показали, что по своей простоте в эксплуатации и обслуживании, эргономичности, тактической функциональности и универсальности для полевой и гарнизонно-караульной службы AR-15 не было равных, по точности стрельбы одиночными выстрелами, живучести и надёжности AR-15 была сопоставима только с M1 Garand. При среднем настреле в 80 тысяч выстрелов на ствол не произошло ни одной поломки, на тысячу стволов потребовалось замена всего двух деталей. Тем не менее, командующий тихоокеанскими силами США адмирал Гарри Фелт, признавая AR-15 отличным оружием, из соображений экономии средств выступал против оснащения ею АРВ, его позиция была поддержана Объединённым комитетом начальников штабов и 25 марта 1963 года Р. Макнамара утвердил решение об отказе от поставок 20 тысяч AR-15 Вьетнаму.

В то время, как ВВС уже проводили плановое перевооружение, Армия продолжала тупить и закупать для своих нужд M14. 27 сентября 1962 года контрольно-ревизионное управление (КРУ) Министерства обороны подало рапорт на имя министра, в котором в двенадцати пунктах перечислялись результаты проведённых военными инспекторами испытаний, в целом повторявшие результаты южновьетнамских испытаний, но содержавшие ряд незначительных отличий. Рапорт подчёркивал высокое убойное действие пули, высокую точность и темп стрельбы AR-15. В рапорте утверждалось, что AR-15 может заменить в вооружённых силах всё имеющееся стрелковое оружие, предназначенное для стрельбы с плечевого упора (винтовки, карабины и даже ручные пулемёты). Инспекторами особо подчёркивалось технологическая простота в изготовлении, простота в эксплуатации, более высокое качество и низкая стоимость AR-15 по сравнению с M14. Калибр оружия позволяет увеличить носимый боекомплект военнослужащего в два раза или снизить на 40 % вес индивидуального снаряжения в сравнении с таковым для военнослужащих вооружённых M14. AR-15 не уступает M14 в точности, а применяемый боеприпас имеет хороший потенциал к усовершенствованию.

Рапорт признавал ошибочными все предыдущие доклады по результатам армейских испытаний о якобы имевших место отказах и задержках при стрельбе в условиях дождливой погоды или арктического холода. Что немаловажно, выводы по испытаниям винтовки DARPA и КРУ базировались на применении боеприпасов с одноосновным экструдированным порохом марки IMR, при этом какой порох применялся в боеприпасах армией, не уточнялось.

После получения рапорта КРУ, 12 октября 1962 года Р. Макнамара направил Министру армии Сайрусу Вэнсу меморандум, где утверждалось, что M14 однозначно уступает в огневых качествах и боевой эффективности своему советскому аналогу АК и его копиям в соцстранах, и что AR-15 превосходит его по всем показателям, имеющим хоть какое-либо военное значение. Настойчиво рекомендовалось провести одновременные испытания М-14, AR-15 и АК. Во исполнение указания вышестоящего начальника С. Вэнс приказал своим подчинённым дать «беспристрастную и объективную оценку относительной эффективности трёх образцов вооружения, проведя их сравнительные испытания». К испытаниям были привлечены несколько управлений и все армейские территориальные командования, включая зарубежные воинские контингенты в Панаме и ФРГ, кроме тихоокеанского командования. Испытания завершились направлением совместного отчёта 9 января 1963 года.

Как ни странно, несмотря на все свои достоинства, AR-15 был признан армейскими испытателями неподходящей заменой для M14 ввиду своих «плохих» прицельных приспособлений и неудовлетворительных результатов ночных стрельб, пробивная способность была признана минимально удовлетворительной. Самый веский аргумент армейского отчёта, который уже был вызовом не конструкторам винтовки, а лично Министру обороны, — принятие на вооружение AR-15 якобы являлось бы нарушением международных соглашений НАТО по стандартизации (на которые при иных обстоятельствах американские военные не обращали внимания). В выводах рекомендовалось сохранить M14 на вооружении Армии до тех пор, пока не будет завершена программа разработки индивидуального оружия специального назначения, для отсрочки указывалась дата 1 января 1965 года.

В то же время допускались варианты частичного оснащения воздушно-десантных войск, десантно-штурмовых частей и частей специального назначения, в частности, в пользу этого выступал начальник Командования боевых разработок генерал-лейтенант Джон Дейли.

21 декабря 1962 года С. Вэнс, чтобы снять с себя ответственность за самоуправство генералитета в сложившейся ситуации, поручил генеральному инспектору армии провести расследование обстоятельств испытаний, проведенных в ноябре-декабре, на предмет их законности. Расследование показало наличие предварительного сговора группы армейских генералов акцентировать внимание на любых недостатках AR-15 и давать ей только отрицательные отзывы, пехотный комитет вообще намеревался проводить испытания AR-15 в таких условиях, которые бы неминуемо привели к неудовлетворительным результатам, а M14 испытывать при благоприятных условиях. Офицерами Абердинского испытательного полигона осуществлялся фактический саботаж испытаний: патроны для испытаний отбирались селективно для M14 и AR-15, для первой — наиболее качественные, для второй — бракованные боеприпасы. Стрелки для участия в испытаниях M14 набирались из наиболее опытных военнослужащих, хорошо владеющих этой винтовкой и имеющих большой настрел, и наименее опытные для AR-15. Деревянные приклад, рукоятка и ложе M14 в результате дождевых испытаний пропитались влагой и деформировались, нарушив центровку оружия — это не было отражено в отчётах, в то время как любые нарекания в эксплуатации полимерной AR-15 намеренно преувеличивались и скрупулёзно фиксировались.

Произошел скандал, и вскоре после проведённого расследования винтовка была ограниченно принята на вооружение перечисленных выше отдельных элитных компонентов Армии США. Ввиду продолжавшегося саботажа, 11 марта 1963 года Р. Макнамара направил меморандум министрам всех четырёх видов вооружённых сил (армии, авиации, флота и морской пехоты), где проинструктировал их прекратить к осени 1963 года закупки разных винтовок и закупать какую-либо одну (прямо не указывая на AR-15, хотя подразумевая это). Для предотвращения дальнейшего саботажа был создан специальный межвидовый технический координационный комитет под председательством руководителя программы AR-15, что не оставляло альтернативы.

Ко времени постановки винтовки на вооружение Армии уже 20 тысяч винтовок были отправлены в части ВВС США, ими также были вооружены части специального назначения флота. В 1963 году с фирмой Colt заключен новый контракт на поставку 104 тысяч винтовок, из которых 85 тысяч XM16E1 предназначены для оснащения ВДВ, ДШВ и частей специального назначения Армии США, 19 тысяч XM16 — для ВВС.

В 1966 году, с эскалацией войны во Вьетнаме и вводом в страну контингента в составе нескольких сот тысяч американских военнослужащих, новой винтовкой вооружаются все американские подразделения во Вьетнаме.


Сверху вниз: M16A1, M16A2, карабин M4А1, M16A4

Парадоксально, но серийный образец винтовки, в отличие от опытного прототипа, показал себя довольно ненадёжным образцом стрелкового оружия. Причина — рукозадство производственников Кольт и их смежников. Как следствие, 28 февраля 1967 года на вооружение принят усовершенствованный вариант M16А1. В 1966—1967 годах на вооружении войск во Вьетнаме состоят автоматно-гранатомётные комплексы ХM16Е1 с подствольным гранатомётом ХМ148, однако недостатки данного гранатомёта привели к снятию его с вооружения и принятию в 1969 году на вооружение нового 40-мм гранатомёта M203 производства AAI Corp. В каждом отделении американской армии имеется по два автомата с данным гранатомётом.

В 1968 году в США принимается программа ARSAP, целью которой становится создание перспективных систем стрелкового вооружения, и, как следствие, фирма Colt создаёт несколько новых вариантов оружия:

  1. стандартный автомат M701 с отсечкой очереди по три патрона;
  2. AR15A2 HBAR M741 — ручной пулемёт с тяжёлым стволом с сошками, предназначенный для использования в качестве легкого оружия поддержки, на базе которого в 1987 году для антитеррористических подразделений полиции была разработана снайперская винтовка AR15A2 Delta HBAR с изменённой конструкцией ствола, регулируемыми сошками и прикладом, а также более мощным оптическим прицелом 3-9Х;
  3. карабин M723;
  4. карабин (пистолет-пулемёт по классификации производителя) «Colt Commando» M733.

В 1982 году на вооружение принимается M16A2, адаптированная под бельгийский патрон SS109, потому что американский патрон М193 так и не удалось довести до ума. Корпус морской пехоты перешёл на новую винтовку в 1984 году, а армия — в 1985 году.

В конце концов от бракодельства Кольта все устали, и с 1990 года производство винтовок передается бельгийской фирме FN Manufacturing Inc. В 1994 году на вооружение армии США поступают самые последние варианты винтовки M16 — M16A3 и M16A4, это уже чистое бельгийское изделие.

До того, якобы с целью снижения закупочной стоимости и достижения своевременного выполнения заказов (а реально с целью коррупции, что в итоге привело к удорожанию производства, и военному командованию пришлось оспаривать издержки в судебном порядке), серийное производство винтовки по требованию армейского командования осуществлялось несколькими корпорациями-подрядчиками независимо друг от друга:

Colt’s, Inc., Хартфорд, Коннектикут (по цене 120 $ за штуку);
General Motors Corp., Hydra-Matic Division, Ипсиланти, Мичиган (по цене 131 $ за штуку);
Harrington & Richardson Corp., Вустер, Массачусетс (по цене 122 $ за штуку).

Винтовки различных производителей имеют соответствующую фирменную маркировку («COLT», «G. M. CORP» или «H&R») на приёмнике магазина с левой стороны.

Двум другим производителям стрелкового оружия — Maremont Corp. Saco-Lowell Division и Cadillac Gage — почему-то было отказано в участии в производстве винтовки.

Боевой опыт применения винтовки во Вьетнаме с марта 1965 года, производившейся под «экспериментальным» названием XM16E1, выявил её низкую надёжность. Оружие поставлялось в боевые части без надлежащего комплекта по чистке или инструкции по уходу, а американские солдаты показали себя тупыми дегенератами. В результате оружие быстро загрязнялось и заклинивало прямо во время боя — из-за загрязнения гильза стреляного патрона застревала в патроннике и препятствовала дальнейшей стрельбе. Документированные свидетельства о погибших солдатах, пытавшихся в условиях боя починить заклинившее оружие и которых находили убитыми вместе с разобранными винтовками, в конце концов привели к специальному расследованию Конгресса США для выяснения причин.

В феврале 1967 года модернизированная XM16E1 была принята на вооружение под названием M16A1. Вместе с новой винтовкой поставлялся набор для чистки и руководство по эксплуатации, выполненное в виде комиксов (дегенераты, набранные в армию США, не умели читать или не понимали текст). В результате этих работ случаи с заклиниванием оружия были сведены к минимуму, и M16A1 стала поступать на вооружение всех войсковых частей во Вьетнаме.

К 1969 году M16A1 заменила M14 в качестве стандартной винтовки армии США. Заменить дегенератов можно было только на других дегенератов, поэтому с этим смирились.

Большое число винтовок M16 было захвачено армией Северного Вьетнама у США и Южного Вьетнама. В одной только операции «Хошимин» в 1975 году северовьетнамцы захватили в качестве трофеев 946 000 M16 разных модификаций и более 1 миллиарда патронов к ним.

На протяжении своей долгой карьеры военное оружие семейства AR-15 (включая различные модификации M16, М4, и т. п.) находила самые разнообразные оценки, порой становясь объектом разгромной критики.

Например, существует мнение, что M16 является скорее хорошей спортивной винтовкой, пригодной для военной службы лишь условно вследствие целого ряда врождённых недостатков. В качестве таковых называют, в первую очередь, якобы невысокую надёжность этого оружия, особенно в случае сравнительно неопытного или небрежного в обращении с ним бойца, или в условиях, когда тщательный уход за винтовкой просто невозможен. В этом состоит главное тактическое отличие М16 от автомата Калашникова. В частности, считается, что из-за этого M16 малопригодна для длительных автономных походов.

Причина этого кроется главным образом в конструкции оружия: его затворная рама (англ. bolt-carrier) имеет вид цилиндрической детали, достаточно плотно подогнанной к стенкам затворной коробки («ресивера» — англ. upper reciever) из сравнительно мягкого алюминиевого сплава, внутренняя поверхность которой не имеет развитых «карманов» для отвода загрязнений.


Карабин М4, разобранный для чистки; на переднем плане хорошо видна массивная цилиндрическая затворная рама.

Это приводит к тому, что если в полость ресивера попадает грязь или песок — оружие либо перестаёт стрелять сразу, либо при стрельбе без немедленной чистки может очень быстро выйти из строя. Причём происходит это несмотря на все принятые конструкторами меры для герметизации оружия, вроде введения закрывающей окно для выброса гильз подпружиненной шторки (открывающейся при ведении огня автоматически) или устранения прорези для взводной рукоятки (рукоятка расположена позади ствольной коробки и неподвижна при стрельбе, что само по себе привело к снижению надёжности и появлению такой дополнительной детали, как доводчик затвора (англ. forward assist), позволяющий закрыть его, если по той или иной причине он не доходит до крайнего переднего положения под действием возвратной пружины сам, — а риск возникновения такой задержки у M16 повышен ввиду характерной для неё конструкции механизма удаления гильз с закреплённым на затворе пружинным отражателем, пружина которого сжимается при досылании патрона, отнимая энергию у подвижной системы оружия).

Кроме того, многократно подвергавшаяся критике система «прямого» (без газового поршня) газоотводного двигателя (англ. direct impingement), составляющая наиболее существенную особенность конструкции винтовок Стоунера, также не отличается надёжностью, способствует загрязнению механизма оружия пороховым нагаром, его повышенному износу из-за высокой температуры и образования агрессивных химических веществ, и требует применения в патронах пороха стабильно высокого качества, а также частой смены и добавки смазки из-за её «выгорания» при стрельбе — причём применяемая смазка также должна быть высокого качества. Тонкая трубка, соединяющая полость затворной коробки с газоотводным узлом на стволе, также является слабым местом оружия, так как при интенсивном огне нагревается (иногда до такой степени, что начинает светиться в темноте) и может лопнуть.

При этом отмечается, что в руках опытного бойца, понимающего необходимость тщательного ухода за оружием и обеспечивающего его, M16 вполне надёжна. Однако сама необходимость тщательного ухода может быть названа недостатком для боевого оружия, эксплуатирующегося в реальных полевых условиях. Дополнение к инструкции M16 Rifle Tips, распространявшееся среди американских солдат во Вьетнаме, рекомендовало чистить оружие до 3—5 раз в день.

Собственно говоря, эти проблемы совсем не фатальные, они были успешно решены в винтовке M27 (HK 416) — это разработанный в Германии вариант той же M16, но с аналогичным HK G36 «нормальным» газовым двигателем, имеющим газовый поршень. Применение такого двигателя не только убирает нагар из полости затворной коробки, но, что куда важнее — позволяет разместить затворную раму с огромными зазорами относительно затворной коробки. Грязь и нагар перестают заклинивать затворную раму.

Куда хуже обстоят дела с другими проблемами М16.

Сборка и разборка M16 для чистки, хотя теоретически и не представляет особой сложности как процедура, по мнению эксплуатировавших это оружие в боевых условиях, на практике может производиться практически исключительно в закрытом помещении, — не только из-за наличия в оружии мелких деталей, но и из-за того, что при сборке оружия «в поле» внутрь герметичной ствольной коробки могут попасть пыль и грязь в достаточном для вывода его из строя количестве. Кроме того, чистка оружия затруднена наличием большого количества труднодоступных мест, в которых накапливается нагар, что, впрочем, может быть сказано и обо многих других образцах, действующих по принципу отвода пороховых газов, включая автомат Калашникова, у которого, к примеру, особенную трудность представляет прочистка газоотводной трубки, имеющей сложную форму.

Для M16 характерна недостаточная служебная прочность — легкосплавная ствольная коробка весьма склонна к появлению трещин при ударах, происходящих даже в ходе нормальной эксплуатации оружия — например о корпус бронетехники, и при этом совершенно не ремонтопригодна, так что любая её поломка требует замены, обходящейся весьма недёшево и требующей новой пристрелки оружия. Пластиковые детали фурнитуры также не отличаются высокой прочностью.

Малокалиберному стволу M16 свойственна капиллярность (удерживание сконденсировавшейся или попавшей в него воды, которая не удаляется полностью при простом встряхивании оружия), что может привести если не к резкому увеличению давления пороховых газов при выстреле и, как следствие, к разрыву ствола, то к его быстрому — всего через несколько выстрелов — выходу из строя. Причём этот недостаток связан главным образом не с диаметром канала ствола, а с характером используемых нарезов — АК74 с абсолютно одинаковым калибром такого недостатка лишён (калибры 5,45 АК и 5,56 M16 абсолютно одинаковы из-за различий в системах измерения калибра в США и Европе — у АК по полям нарезов, а у M16 — по доньям нарезов). Для «устранения» этого недостатка был разработан специальный надульный колпачок, надеваемый на ствол в походном положении.

Для штатных магазинов M16 характерна ненадёжная подача патронов: несмотря на их формальную ёмкость в 20 и 30 патронов, на практике надёжность подачи обеспечивается при заряжании не более 17 и 28 соответственно. Дополнение к инструкции M16 Rifle Tips, распространявшееся среди американских солдат во Вьетнаме, категорически воспрещало снаряжение 20-патронного магазина более чем 18—19 патронами.

Приёмник магазинов с длинной горловиной хотя и удобен в использовании, имеет свойство забиваться грязью в соответствующих условиях дебильности солдата, после чего примкнуть магазин становится проблематично.

Размещение возвратной пружины в прикладе не позволяет получить полноценный складной приклад (у укороченных вариантов типа М4 он выполнен телескопическим, в сложенном состоянии длина оружия уменьшается сравнительно ненамного). Впрочем, эту проблему успешно решили путем переноса пружины наверх или применением коаксиальной пружины.

Как известно, в M16А2 появилась «отсечка», ограничивавшая количество выстрелов в очереди при ведении автоматического огня тремя. Эта деталь — на которую в России так надрачивают тактикульные диванные стрелки — немедленно была подвергнута критике, так как в бою была практически бесполезна — даже неопытный стрелок вполне может и сам «отсекать» короткие очереди, но при этом отсечка сильно вредила кучности стрельбы одиночными из-за того, что введённые в УСМ оружия изменения отрицательно повлияли на характер спуска — он стал тяжёлым, неровным и с провалом в конце. Поэтому в настоящее время многие армейские винтовки M16А2, а также все M16А3, состоящие на вооружении морской пехоты, не имеют этого устройства. Да-да — ряд винтовок даже подверглись переоборудованию с удалением отсечки. Наиболее современные варианты семейства AR-15 — карабины M4A1 — также в большинстве армейских и морпеховских модификаций имеют обычный режим автоматического огня без отсечки, и только последняя модификация винтовки M16A4 бельгийского производства «отсечку» сохраняет — в основном для окучивания идиотов на внешнем рынке, ведь закупки М16 для армии США давно прекращены.

В качестве достоинств этого оружия главным образом называют высокую кучность при стрельбе одиночными: рядовые экземпляры дают группу в 2—3,5 дюйма (~5—9 см) на 100 ярдах (91 м), а отборные — до 1 1/2 дюйма (~3,8 см), что уже приближается к показателям снайперского (точнее, марксманского) оружия, для которого на Западе минимально приемлемой считается кучность порядка 1 дюйма (2,54 см) на той же дистанции. Благодаря этому точный огонь из M16 вполне эффективен до 300—400 метров.

Кроме того, для M16 характерна сбалансированность отдачи в горизонтальной плоскости, достигнутая за счет специальных регулировочных «наварок» в левой части затворной коробки: при стрельбе очередями ствол в стороны почти не уводится. M16 весьма комфортна при стрельбе для такого сравнительно мощного оружия и при этом имеет достаточно небольшую массу.

Программа под громким названием «винтовка будущего» (Future Rifle System или сокр. FRS) стартовала практически сразу после принятия M16 на вооружение Армии США, вкупе с многочисленными проектами по созданию модификаций списанной с вооружения M14, — таким образом армейское руководство давало понять, что оно сделает всё возможное для того, чтобы снять M16 с вооружения как можно скорее.

Наиболее интенсивная фаза работ по созданию подходящей замены для M16 пришлась на период эскалации Вьетнамской войны, когда был предложен целый ряд альтернативных вариантов, «заточенных» конкретно под условия Индокитайского театра военных действий (отсутствие визуального контакта с противником, спорадические перестрелки в условиях густой растительности с интуитивной стрельбой на звук), где подавляющее большинство американских военнослужащих ни разу не имело прямого визуального контакта с противником, так как тот практически всегда действовал из засады, — в то время как большая часть американского оружия была разработана с оглядкой на Западноевропейский ТВД и встречный бой с силами Советской Армии и армий ОВД.

Но с окончанием Вьетнамской войны и началом политики разрядки после подписания Парижского мирного соглашения эта и многие другие американские программы разработки вооружения «забуксовали», во-первых, от того, что утратили актуальность в свете ограниченной применимости за пределами указанного целевого региона, во-вторых, что было даже более весомым фактором, от резкого сокращения финансирования. По свидетельству старшего офицера отдела изучения иностранного вооружения Центра по изучению зарубежной науки и техники Армии США Гарольда Джонсона, в военном бюджете после 1973 года просто не было предусмотрено расходов на НИОКР этой тематики и программа «винтовка будущего» тихо «умерла», — её просто не включили в очередной ежегодный перечень испытуемого вооружения.

Согласно прогнозу Джонсона, озвученному им в 1974 году, США перешагнут порог третьего тысячелетия с винтовкой M16 и производными от неё, а Советский Союз — с семейством АК, — так оно в итоге и вышло, за исключением того, что СССР прекратил своё существование, но Россия действительно встретила новое тысячелетие со стрелковым оружием на базе АК в качестве основного и практически безальтернативного массового образца.

Новый всплеск активности на этом поприще пришёлся на 1980-е годы и был связан с началом политики ремилитаризации в рамках программы «Звёздных войн» в период президентства Рональда Рейгана. Поочерёдно сменили друг друга несколько программ разработки стрелкового вооружения пехоты, самой нашумевшей из которых была программа разработки «усовершенствованной боевой винтовки» ACR, из которой в итоге выросла программа создания автоматно-гранатомётного комплекса пехотинца, более известная как OICW, — ни одна из которых так и не привела к замене M16 в войсках.

В качестве замены M16 видится безусловно надежное оружие весом не больше, чем M16А2, ценой в полтора-два раза ниже, проще устроенное, но при этом дающее точность, приемлемую для своего тактического назначения, а также имеющее резерв для модернизации. Создать такое оружие деградировавшие США уже не в состоянии.

Поэтому американская армия уже довольно давно проявляет интерес к таким образцам, как немецкая винтовка G36 и бельгийская FN FNC. Совсем недавно на вооружение US SOCOM была принята бельгийская винтовка FN SCAR, имеющая много общего с FNC, морская пехота же предпочла M27 (HK 416) — разработанный в Германии вариант той же M16, но с аналогичным HK G36 «нормальным» газовым двигателем, имеющим газовый поршень. При этом особенно забавно то, что производство Colt в США давно закрыто, карабин М4 для войск США производится на заводе Кольт в Мексике, а M16 на территории США не производится вовсе, даже на сборочном заводике FN их перестали собирать из бельгийских компонентов. Единственное, что производится из массовой штурмовой винтовки в США — HK 416, но это натуральная профанация, потому что речь идет о соединении поставляемой из Германии с завода HK верхней части с нижней частью М16, взятой от старых винтовок, находящихся на хранении.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...

6 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Iturup73
Iturup73
20 дней назад

стрелять из м16 гораздо приятнее чем с ак,в смысле удобства и результативности пуляния в условиях полигона когда не бахает и не сыпется в глаза,ясно и не льет дождь и никто в задницу не пинает-винтовка все таки,зато как разобрать в окопе что бы вытащить заклиневшую гильзу когда сверху сыпется земля,вода ,металлолом в виде осколков и кусков танков с бтэрами,перед глазами разложенные на куски товарищи и воняет говном и кровью-ума не слажу,это нужно делать в оружейке.сидя-дело это не быстрое ну или на поляне подложив под винтовку спину товарища с подстеленой портянкой
и усевшись на каску.ак можно разобрать вытащить гильзу ночью с завязанными глазами,сидя по шею в болоте и особо не париться о попадании болотной жижи в чрево инструментария,ну правда что бы вытащить гильзу из ак и разбирать ниче не нужно-оттянуть затвор и выколупать шомполом,но не разу такого не видел-хотя стрелял из ак много,хотя слышал что кто то слышал как кому то говорили что где то слышали что такое бывало,а вот перекосо..бить патрон из за тугой пружины в магазине новом вполне,поэтому в новые магазины толкали по 25 патронов.не знаю,решили сейчас этот вопрос или нет-хвз

Grey67
Grey67
для  Iturup73
19 дней назад

Ну ненаю, мы набивали по 25 патронов только в тревожные магазины. Объяснялось уменьшением усталости пружины (магазы бывало не перезаряжались месяцами). На стрельбище снаряжали по 30 — и не припомню серьёзных проблем и с новыми магазинами.
ЗЫ: 2 года на отрядскОм стрельбище вперемешку с топтанием стыков :) .
ЗЫЗЫ: М-16 подержал в руках, стрелять не приходилось…

Iturup73
Iturup73
для  Grey67
19 дней назад

а мне приходилось ,в тех же пенатах что и вам,только безвылазно с топтания,у нас даже колодки для дежурных патронов по писят штук были-одна колодка -два магаза

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее
20 дней назад

Рапорт подчёркивал высокое убойное действие пули, высокую точность
Что вобщем-то и неудивительно с патроном для охоты на животных массой до 80 кг и варминтинга, в девичестве известного как .222 Rem.
Ага, новая автоматическая система строилась вокруг патрона для болтовки, а во избежание и для пресечения (ну и для избежания проблем с трактом подачи автоматической системы, но то такое) на армейском варианте удлинено дульце и изменен скат гильзы.
Капсюли — единственное, что не менялось, а потому и не создавало проблем. Но тоже лишь до поры до времени, хехе.

А пороха — а что пороха? Охотничьи патроны для описанных типов охот традиционно снаряжаются вручную, а для лентяев есть разные навески и типы пуль в снаряжённом виде. Правда, с указанием температурных условий, массы цели и типа оружия, но это ж для грамотных, а не для военных.

Anunah
Anunah
20 дней назад

Как та кина называецца? Американске- критиканске про м16 и как оне с ней подставили солджеров в индокитаях.

izu4atel
izu4atel
18 дней назад

Очень интересно.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.