Советские супертанки против Вермахта

Истерика и создание в СССР бронированных монстров начались 11 марта 1941 года, когда советская разведка передала «наверх» информацию о том, что в Германии запущено производство новых тяжёлых танков. Крупнейший из них, Тип VII, якобы имел массу 90 тонн и вооружение в виде 105-мм пушки. Собственно, это всё, что вам нужно знать о работе советской разведки перед войной, и о том, какой вал пурги они несла. Причем в данном случае информация разведчиков даже оказалась не совсем высосана из пальца, поскольку к середине 1940 года в Германии действительно был проект тяжёлого танка VK 65.01, который действительно имел обозначение Pz.Kpfw.VII. И даже один из вариантов танка действительно предполагалось вооружить 105-мм орудием. Разведчики лишь не поняли, что это было орудие длиной всего 20 калибров — то есть легкая гаубица.

По факту немцы собирались построить некий аналог нашего КВ-2 — только с изменениями, заключавшимися в применении более разумного орудия поддержки пехоты одновременно с усилением бронирования.

105-мм лёгкая полевая гаубица обр. 18 (нем. 10,5 cm leFH 18; leFH от нем. leichte Feldhaubitze — «лёгкая полевая гаубица») на протяжении всей Второй мировой войны составляла основу полевой артиллерии вермахта. Ствольная группа leFH18 использовалась в конструкции самоходно-артиллерийских установок (САУ) Wespe. Надо заметить, что в классе лёгких самоходных гаубиц Wespe признана одной из удачнейших САУ своего времени, главным образом, благодаря компактности, хорошей подвижности и отличной баллистике орудия.

Гаубица пуляла на 12 км, при этом отдача была достаточно мала для того, чтобы ее смогло выдержать даже шасси устаревшего танка Pz-2. Соответственно установка этого орудия в поворотную башню тяжелого танка с всеракурсным обстрелом не вызывала никаких затруднений (в отличие от КВ-2, который был вынужден стрелять уменьшенным зарядом легкими снарядами, и все равно погон башни постоянно повреждался).

Однако, изучив полученную от разведчиков информацию, в Главном автобронетанковом управлении Красной армии (ГАБТУ КА) пришли к выводу, что 90-тонный Pz.Kpfw.VII вооружён, скорее всего, танковой версией 105-мм зенитной пушки Flak 39. Такую пушку в 1940 году закупила советская комиссия. По изучении результатов стрельбы Flak 39 был сделан вывод, что более-менее эффективная защита от этой пушки возможна при толщине брони не менее 130 мм. Тут-то всё и заверте…

Боевая масса «компромиссного» КВ-4, создаваемого как временная мера против новых немецких танков, выросла до 75 тонн, при этом предусматривался возможный рост толщины брони до 140–150 мм. Толщина бортов достигла 125 мм. В качестве вооружения планировалось использовать 107-мм пушку Ф-42 (ЗИС-6), а также 3 пулемёта. Затем военные обезумели настолько, что потребовали добавить башню с 45-мм пушкой. КВ-5 был еще тяжелее и монструознее.

Надо заметить, что в процессе проектирования советские конструкторы предложили интересный вариант компоновки:

Как видите, 107-мм пушка высокой баллистики установлена в каземате (с довольно широкими углами наведения), сдвинутом к корме корпуса. Круговое вращение имеет только компактная башня 45-мм орудия. При этом двигатель размещен в центре корпуса, далее вперед от него находится коробка передач и трансмиссия, привод гусеницы — спереди, как на немецких танках. Радиаторы охлаждения двигателя и баки размещены сзади, позади боевого отделения. Между прочим, довольно остроумное решение. И вполне реализуемое в рамках существовавших в тогдашнем СССР технологий. Впоследствии конструкторы этой машины Кузьмин и Таротько зарекомендовали себя как выдающиеся конструкторы-корпусники.

Фактически получавшийся в такой компоновке танк был бы гибридом из противотанковой САУ и собственно танка.

Но увы, этого авангардизма тогда никто не понял, и решили городить «классическую компоновку» с мотором и трансмиссией сзади. Естественно, вышел тот пипец, который изображен на картинке в заголовке.

Напоследок стоит упомянуть о КВ-4 разработки Н. Ф. Шашмурина. Сам Николай Фёдорович тему КВ-4 и КВ-5 называл Б.С., что расшифровывалось как «бред сумасшедшего». Лучше него о том, что за проект был им предложен, никто и не расскажет: «Получив наряду с другими ведущими работниками КБ задание на разработку проекта такого циклопа, но непременно многобашенного, я, не разделяя должного оптимизма в отношении последнего условия (многобашенности – давно ли мы отказались от «Мюр-Мерилиз», заложенном в СМК), сделал «ход конем». Вообще отказался от башенных установок, и повторил то, что в свое время сделал на танке КВ-1 при установке гаубицы М-10, калибра 152 мм, то есть капонирную (рубочную) надстройку на бронекорпус. А поскольку уже был создан новый, практически сверхтяжелый танк КВ-3, то решил не мудрить о суперновом танке. Сбросив с него башню, повторил предыдущий вариант, как самоходное орудие большой мощности, установив там пушку Грабина калибра 107 мм. Указав в пояснительной записке, что в определенных условиях пушка может быть изъята, а вместо нее в боевом отделении может быть размещено стрелковое отделение пехотинцев. Этот вариант на конкурс не был допущен, так как не были выполнены условия – более высокая защита, масса танка 80–100 тонн, башенная (многобашенная) установка вооружения. Чтобы избежать ненужной конфронтации, я пошел на компромисс. Считая, что супертяжеловес не может быть танком, приняв к исполнению заданную защиту, вложился в вес порядка 90 тон, сохранил капонирную установку основного орудия, а на крышу пониженной рубки установил серийную башню танка КВ-1. Кончилось это тем, что И.М. Зальцману этот вариант очень понравился (с учетом его «разумной», как он выразился, универсальности,) и я получил вторую премию в размере 1000 рублей. Это здорово. Купил на эти деньги жене шубу».

Хе-хе, «купил жене сапоги» ™ Дело Лёни Голубкова проникло сквозь века.

В отношении КВ-4 и КВ-5 сложилась довольно странная ситуация. С одной стороны, ГАБТУ заняло позицию, согласно которой КВ-3, разработка которого шла полным ходом, являлся временным решением, и в 1942 году его собирались заменить на один из этих двух танков. Какой именно танк будет выбран (КВ-4 или КВ-5), предполагалось определить по итогам совместных испытаний. С другой стороны, КВ-4, проект которого был утвреждён ещё в мае, практически не реализовывался в виде заводской документации. Этого не скажешь о КВ-5, документацию по которому продолжали изготовлять даже после начала Великой Отечественной войны и приказа о сворачивании работ. По ходу его разработки даже меняли технологию изготовления. Последние чертежи были готовы в августе 1941 года, когда немцы уже подошли к Ленинграду.

А ведь могли бы раздать пенсионерам вместо этого всего сделать нормальную коробку передач для КВ, и заменить КВ-2 на самоходку с орудием в рубке — Шашмурин еще при проектировании КВ-2 предложил перевернуть танк задом наперед, наварить на бронекорпус неподвижную рубку, и в ней поставить пресловутую 152-мм гаубицу М-10, раз уж она так нравится военным.

Подробнее можно почитать по ссылочке на источник.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

40 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.