Сделано в Вильнюсе

На фото в заголовке – калькулятор с телевизионной трубкой “Искра 1122” 1976-го года выпуска от вильнюсского завода электросчетчиков. Калькулятор выполняет обычные действия, плюс проценты, плюс накопление слагаемых (множимое, множитель и сумма) в трех регистрах.

Вот такое делали в Вильнюсе при СССР – а теперь производят только кал и русофобию.

Вообще, конечно, это типичный пример советской технической шизофрении. Вычислитель на жесткой логике с выводом на векторный дисплей!

А ведь на момент выпуска этого гогна оно уже 5 лет как устарело навсегда. Не говоря уже о том, что использование векторной развертки вместо растровой – отдельный маразм.

Напомню, что Intel 4004 — 4-битный микропроцессор, разработанный корпорацией Intel, был выпущен 15 ноября 1971 года. Эта микросхема считается первым в мире коммерчески доступным однокристальным микропроцессором (для военных микропроцессоры в США начали делать существенно раньше, и они были куда круче).

И это тем более забавно, что официально считается, будто бы Intel 4004 разработали для калькулятора.

Официальная история такая: в 1969 году небольшая японская компания Nippon Calculating Machine, Ltd. (впоследствии Busicom Corp.), занимавшаяся производством калькуляторов, заказала у Intel 12 микросхем (логический дизайн системы был разработан сотрудником Busicom — Масатоси Сима), которые должны были использоваться в новом настольном калькуляторе. Такие микросхемы всегда характеризовались узкоспециализированными функциями и предназначались для выполнения строго определённой работы, поэтому для каждого нового применения приходилось заново разрабатывать весь набор микросхем.

Такой подход сотрудникам Intel показался невыгодным. 32-летний Маршиан Эдвард (Тед) Хофф предложил руководству Intel и Busicom уменьшить число микросхем, используя центральный процессор, который должен будет выполнять арифметические и логические функции, один вместо нескольких микросхем. Идея была одобрительно принята руководством обеих фирм. В течение осени 1969 года Тэд Хофф с помощью Стэнли Мэйзора предложил новую архитектуру микросхем, число которых было сокращено до 4, включая центральный процессор: 4-разрядный центральный процессор (ЦПУ), ПЗУ для хранения ПО и ОЗУ для хранения данных пользователя. Это и есть i4004, его семейство исходно состояло из 4 микросхем:

4001 — 256-байтовое масочное ПЗУ (256 8-битовых программных инструкций) и один встроенный 4-битный порт ввода-вывода.
4002 — 40-байтовое ОЗУ (80 4-битных ячеек) и один встроенный 4-битный выходной порт; RAM в чипе организована в 4 «регистра» из двадцати 4-битных ячеек: 16 ячеек данных (в оригинальном калькуляторе использовались для цифр мантиссы) и 4 ячейки состояния (в оригинальном калькуляторе использовались для цифр экспоненты и знаков)
4003 — 10-битный расширитель ввода-вывода (сдвиговый регистр, преобразующий последовательный код в параллельный)
4004 – собственно микропроцессор, всего 46 инструкций.
Семейство 400x также именовали как MCS-4 (Micro Computer Set 4-bit).

На самом же деле Тэд Хофф имел в виду использовать эту архитектуру в контроллере впрыска и системе зажигания, которую просили разработать автомобилисты из GM. Собственно, поэтому процессор был 4-битным – это минималистичное решение элегантно перекрывало весь спектр автомобильных двигателей вплоть до 8-цилиндровых (за счет того, что зажигание и впрыск можно делать одним каналом сразу в два цилиндра, отстоящие по фазе на 360 градусов).

Ну и для калькулятора система тоже подошла – и почему бы не сделать разработку за деньги япошек, а потом продать ее еще много раз? Поэтому фирма Intel после того, как убедилась в успешной работе системы – выкупила у фирмы Busicom авторские права на микропроцессор 4004 и его усовершенствованные версии за 60 000 долларов. Смешные деньги, да – если учесть, что потом этот процессор стоял под капотом миллионов американских автомобилей.

В СССР эту революцию благополучно проспали – и продолжали паять калькуляторы на рассыпухе. И продолжали это делать даже после того, как для военных в СВЦ был разработан первый отечественный микропроцессор серии 587 (НИР «Юз-1» – он был не однокристальный, конечно, но всё-таки работал лучше, чем несколько сотен микросхем рассыпухи).

Первая в стране одноплатная 16-разрядная микроЭВМ «Электроника НЦ-01» на этой серии микросхем была продемонстрирована на выставке в 1975 году (создана несколько ранее, и успешно использована для управления всяким промышленным оборудованием внутри СВЦ).

Катастрофа, как это часто бывает, разразилась внезапно.

Вспоминает главный инженер СВЦ В.С.Бутузов: «В первых числах июля 1976 г. в середине дня я возвратился из Москвы и сразу же был вызван к Д.И. Юдицкому. Зайдя в кабинет, я увидел там все руководство СВЦ и начальников подразделений. Все подавленно молчали. Взглянув на меня, Давлет Исламович коротко сказал: «Нас нет». После паузы обратился ко всем присутствовавшим: «Всем быть на местах и заниматься устройством людей. Самим уходить последними, когда будут устроены все ваши люди». Что же произошло?

7 июля 1976 г. министр А.И. Шокин подписал Приказ №168 «Об образовании НПО «Научный центр». В соответствии с ним предприятия Научного центра были выведены из подчинения непомерно разросшегося 2 ГУ МЭП и на их основе, с добавлением ряда предприятий в разных городах страны, было образовано Научно-производственное объединение «Научный центр» (НПО НЦ) с правами Главного управления МЭП.

В результате этого “преобразования” СВЦ исчез полностью, завод «Логика» остался только на бумаге. Памятником этим событиям является уже фактически другой завод «Логика» – в другом здании, выпускающий чистые газы и жидкости для полупроводникового производства и удивляющий непосвященных полным несоответствием названия и продукции.

Сплоченный коллектив единомышленников, обладавший высочайшим в отрасли интеллектуальным потенциалом в области вычислительной техники и систем управления, был разодран на части, деморализован. Фактически был разрушен уникальный научно-производственный комплекс (высокоинтеллектуальный институт и прекрасно оснащенный завод), имевший крупные научные и проектные заделы, внедренные и реализуемые проекты. Вместе с ним были утеряны (попросту выброшены) не воспринятые в НИИ ТТ многие его научно-технические достижения и заделы по перспективным направлениям развития вычислительной техники.

  1. практически полностью потеряны мощнейшие и уникальнейшие научные и практические заделы в области создания модулярных ЭВМ, превосходящие все, что было сделано в этой области в мире. Вся имевшаяся документация уничтожена;
  2. утрачены наработки и опыт создания высоконадежных, отказоустойчивых систем, что впоследствии резко сказалось на качестве микроЭВМ, ДВК, станков с ЧПУ и других изделий;
  3. потеряны наработки в области первых в стране ОЗУ и ППЗУ на интегральных (не полупроводниковых) носителях информации, технология производства которых еще не была доведена до промышленного уровня. За рубежом ОЗУ на ЦМП еще многие годы применялись благодаря явным преимуществам перед полупроводниковыми в отношении энергонезависимости и радиационной стойкости;
  4. потерян богатый опыт в создании телекоммуникационных и иных систем на базе «детского конструктора» НЦ-1, ЦКС «Юрюзань» и КВС «Связь-1». Вскоре аналогичные работы пришлось возрождать в НИИ ТТ;
  5. выброшен серьезный задел по созданию струйного печатающего устройства. Через несколько лет МЭП был вынужден организовать разработку («передир») принтеров в Смоленске (матричный), в Ереване (термопечатающий) и в Москве (струйный). Сейчас струйные принтеры – самые массовые цветные принтеры в мире;
  6. безвозвратно потерян (повторить не удалось) удачный задел в области ВЗУ на компакт-кассетах, разработанного для НЦ-1. А как такого ВЗУ не хватало первым бытовым и школьным ЭВМ!
  7. оказались утраченными огромные наработки по развитию технологии многослойных печатных плат;
    пропали результаты комплекса работ в области сжатия информации. Тогда это было новое направление, теперь его используют повсеместно;
  8. был потерян глубокий научный задел по созданию высокопроизводительных ЭВМ. Но вскоре такие ЭВМ потребовались для САПР БИС, и работы были возрождены в НИИ «Дельта» с приходом туда коллектива В.А. Мельникова из ИТМ и ВТ.

Это далеко не полный список потерянных ценных научных и практических наработок СВЦ.

Заметьте – всё это произошло в 1976 году, когда еще никаким Горбачевым не пахло, а Лёня Прежнев был бодр и весел.

На первый взгляд, директивная ликвидация столь успешного, обеспеченного заказами и перспективой предприятия, как СВЦ, необъяснима. Однако всякое действие имеет свою логику. Традиционная тематика СВЦ (высокопроизводительные ЭВМ) лежала вне сферы интересов МЭП (минэлектронпрома) того периода. Другое направление СВЦ – мини-ЭВМ и мини-системы – также не вызвало интереса у руководства МЭП, эта ниша уже была занята воронежским НПО «Электроника», где в руководстве сидели свои, блатные люди. Они, правда, ничего толком не сделали – но кого это волновало в СССР?

Характерно воспоминание Н.Н. Антипова: «При переводе в НИИ ТТ я был назначен на должность зам. Главного инженера, но никаких задач, несмотря на мои многократные обращения, мне поставлено не было. В это время «Ангстрем» выпускал один их первых микрокалькуляторов. Его печатная плата была разведена вручную, непрофессионально, без соблюдения норм и правил. Каждая плата изготавливалась отдельно. Я организовал переразводку платы в соответствии со всеми технологическими нормами, на одной технологической плате было размещено 16 плат калькулятора, разделяемых после их окончательного изготовления. Результат показал директору Э.Е. Иванову. Никакой реакции. Проделал еще несколько инициативных работ. Также никакой реакции. Я понял, что «Ангстрему» мои услуги не нужны. Готовность, с которой было подписано мое заявление о переходе на другое предприятие, подтвердила правильность этого вывода».

Таким образом «Ангстрем» избавился от одного из крупнейших в Зеленограде специалистов в организации разработок и производства военной аппаратуры, прошедшего огромную школу в ЗЭМЗ и СВЦ. Подобное отношение побудило многих из еще оставшихся специалистов покинуть предприятие. Потеря высокого интеллекта оказалась невосполнимой и сказывалась на протяжении всех последующих лет.

Потому что умные не нужны – нужны исполнительные, “чего изволите”. “И так формируется кафедра” ™

Кстати, Вильнюс паял этот вот кал “Искра 1122” как минимум до 1979 года. А то и дольше.

Материал: Proper специально для Topru.Org
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...

15 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Gena
Gena
1 год назад

А шо робыть? Только котлы “Елеуктроника-53” Минскага зауводу?

comment image

Karmak
Karmak
1 год назад

Для некоторых будет весьма неожиданным, но СССР – это проект мировой паразитической системы с центром в вашингонском обкоме. Именно поэтому как только появлялись какие-либо прорывные разработки в СССР они, либо уничтожались в случае наличия аналогичных в залужье, либо сначала воровались, а потом уничтожались.

Henren
Henren
1 год назад

76й – это уже агония. Приговор отечественной электронике был подписан в 68м, когда руководство СССР подписало капитуляцию, продав первородство за чечевичную похлебку.

Hmm4
Hmm4
для  Henren
1 год назад

Как я помню, там был простой расчёт: стоимость софта превысила стоимость самого железа и разрыв продолжал увеличиваться. С железом разрыв в 5 лет удалось более-менее держать, а вот на софт ресурсов уже не хватало. Поэтому решили тупо пиратить западный софт. А для этого нужно было совместимое железо. Вот и понеслось…

Henren
Henren
для  Proper
1 год назад

Предателям в СССР жилось хорошо, факт. Хотя и не всем. Впрочем, в РФ им живётся ещё лучше. Такого, чтобы верхушка страны чуть ли не в полном составе пахала ради благополучия Запада, в истории России было разве что при Николашке Кровавом.

Dan
Dan
1 год назад

А представляете, что бы было, если сша с Великобританией смогли бы после войны договориться и велики не скинули бы СССР технологии атомной бомбы и реактивного двигателя?

Henren
Henren
для  Dan
1 год назад

Реактивные двигатели в СССР к тому времени были. Атомную бомбу, точнее самое главное, методику обогащения урана, внедряли в СССР ее авторы – немцы. Уже сделавшее это в Германии. И сделавшие это там очень хорошо. По факту, в 45-м американцы утащили в США готовое изделие, так мощно показавшее себя в Хиросиме, а СССР получил разработчиков. Американцы переделывать немецкое изделие не стали, доверяли немецкому гению. На промышленное изготовление ядерных бомб американцы вышли всего на несколько месяцев раньше Советов. Кстати, немецкую технологию обогащения они так и ниасилили по сей день. РФ владеет столь эффективным и дешёвым методом единолично, обогащать уран до боевой чистоты, чтоб дёшево и быстро, более никто не может. Так что американцы просто не успели, да и очень опасались ответного химического удара со стороны СССР – немецкого зарина и зомана у Советов было очень много.

Тимо-фей
Тимо-фей
для  Henren
1 год назад

Вообще-то, Иран обогащает уран на центрифугах по немецко-советской технологии. И северные корейские братья скорее всего тоже.
Да, а пиндосы в центрифуги не шмагли.

Henren
Henren
для  Тимо-фей
1 год назад

Не совсем так. Иран пока не в состоянии производить оружейный уран. А корейцы тем более. Посему они, корейцы, вообще не стали заморачиваться с ураном, а сразу стали работать над получением и использованием плутония. Это несколько проще, хотя обращение с плутонием намного сложнее, плутоний очень капризен и зело опасен. Чем была хороша немецкая урановая бомба, известная нам как “Малыш”? Своим настоящим немецким качеством, своей простотой и почти стопроцентной отказоустойчивостью, даже в боевой обстановке. С плутонием и имплозивными схемами так не получается.

Kokunov
Kokunov
1 год назад

Примерно в эти годы (67-70) начали активно топить проект ОГАС Глушкова.
Примерно в это же время Маркус Вольф вагонами начал гнать документацию по IBM.
Каспер Уайнбергер как-​то обронил, что “внедрение ВМ серии ЕС в СССР и СЭВ стало самой большой удачей ЦРУ за всю её историю”.

Henren
Henren
для  Kokunov
1 год назад

Самая большая удача у них – это Горбачев, ни дна ему ни покрышки во веки вечные.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.