Последний подарок майдана

Когда-то, пару-тройку лет назад, в одной из своих статей я использовал строку из стихотворения Роберта Рождественского «Кладбище под Парижем»: «Только не наши скорей, а ничьи…», — для определения части оставшихся на Украине «украинских русских», «не принявших майдан», но и реальной Россией не удовлетворённых, мечтавших о какой-то особой, их собственной России, в которой всё само собой случается как они хотят, причём раньше, чем они успели захотеть.

Тогда многие люди на меня обиделись — каждый из них узнал себя и, возмутившись, заявил, что всё написанное неправда.

Мне не надо было ждать несколько лет, чтобы с началом спецоперации убедиться, что был прав во всём, вплоть до утверждения, что в критический момент они нас предадут. Они и предали, едва началась спецоперация. Тут же выяснилось, что Россия, которая раньше была плоха тем, что их не освобождала, стала плоха тем, что освобождает «неправильно» (недостаточно нежно и незаметно).

Выйдя на майдан (многие уже на второй, а то и на третий, считая за первый акцию «Украина без Кучмы»), они поймали свою минуту славы (или несколько минут). Но по характеру своему они никогда не могут удовлетвориться полученным. И минута славы на майдане их не удовлетворила. Они желали большего. Они желали всего.

Они хотели быть гуру, которым бы внимало майданное сообщество, которыми бы восхищался Запад, которых Россия просила бы «в Первопрестольную въехать однажды на белом коне» и научить лапотных обитателей финно-угорских болот и монгольских степей, случайно поселившихся между Третьяковкой и Большим театром, истинным ценностям.

Естественно, главные бонусы от майдана (помимо его импортных бенефициаров) получили их более приземлённые и менее требовательные коллеги, оставив кандидатов в мессии за бортом. Неудовлетворённость доставшейся им общественной нишей люди «с хорошими лицами», многочисленными высшими образованиями и неумеренными амбициями ощутили почти сразу. Многие из них уже в 2015-2016 годах ездили на Запад и публично жаловались хозяевам, что майдан какой-то неправильный – не тех выдвигает в лидеры, надо бы поправить. Запад их не услышал, чем оскорбил до глубины души, и они уже тогда стали посматривать в сторону России, постепенно осваивая местное богемное пространство.

В конечном итоге их целью была же не жалкая Украина, а весь мир. То есть Москва всё равно виделась следующим этапом карьеры (в Европу их не брали, по причине фриковатости и внешней неопрятности, а в «дикой России» должно было сойти).

Поначалу они рассчитывали прибыть в Москву в качестве инструкторов российского майдана, таких же гуру, какими для них самих были сербы, грузины, прибалты и поляки. Когда же стало ясно, что на Украине ловить нечего, Запад не принимает, а в России майдана не будет, они перестроились и двинулись на Восток в качестве «прозревших» «жертв майданного обмана».

Последним ударом, ускорившим откочёвку в РФ, стало для них президентство Зеленского. Русскоговорящий клоун, издевавшийся со сцены над майданными ценностями и хуторским украинским нацизмом, вдруг стал фюрером украинского рейха, а они — великие, потомственные революционеры, годами публично любившие Бандеру, грудью становившиеся на защиту нацистов от преследования по закону, сочинявшие в их честь оды, прикрывавшие их своими тушками от «Беркута», собиравшие деньги для обеспечения майдана бульоном и котлетами, а в последовавшей гражданской войне патронами и прицелами, воспитывавшие в нацистском духе подраставшие поколения, создававшие майданно-европейский миф, «не видевшие» одесской Хатыни и донбасского геноцида, они, такие нужные и красивые, даже в Раду не попали. Да что там в Раду, вообще никуда не попали. Так и остались смешными, никому не нужными маргиналами.

Люди подобного типа никогда не задумываются о том, что если что-то в их жизни идёт не так, то, возможно, виноваты не окружающие, не «неправильное государство», а они сами. Они верят в свою миссию и тем живут. Все, кто не разделяет их веру, позволяет себе усомниться в их великом предназначении, – враги и предатели.

В этой системе координат майдан их предал, и Запад их предал, хоть на самом деле это они предали майдан. Майдан – единственное место и единственное время, где и когда ущербные могут чувствовать себя как рыба в воде. Все спаяны единой целью, все друг друга любят, все говорят друг другу о том, какие они молодцы, настроение приподнятое, даже эйфорическое. Впереди общий враг, страшный, но не опасный, Запад от него обязательно защитит.

Когда же этот враг будет героически, но весело и без особых усилий повержен, всем достанутся богатые трофеи, и каждый станет тем, кем хотел быть, – ведь наступит всеобщая свобода. Урод с отшибленным мозгом станет красив, как Аполлон и мудр, как Сократ, а старая умученная кобыла проснётся утром с молодым жеребцом. Майдан исполняет желания круче, чем сказка «Двенадцать месяцев».

Только потом Майдан побеждает, а чудо не происходит. Отсюда стремление части майданного сообщества к вечному майдану.

Но амбициозные ничтожества не в силах понять, что майдан – это их укол героина, уносящий их в мир грёз, а утренняя ломка — неизбежное следствие вечернего кайфа. Помочь может только следующая доза – следующий майдан.

Подчёркиваю, что те люди, о которых я пишу, не могут быть вылечены. Они тяжко психически травмированы (большинство с детства). При этом их отклонения не считаются в психиатрии заболеванием – так, мелкая неадекватность. Наши предки были мудрее. Они таких сжигали и топили, как ведьм и колдунов, а мы предоставляем им право избирать и быть избранными, ни в чём не ограничивая их дееспособность.

Эти люди могут либо умереть, либо жить в режиме майдана. Иных вариантов для них нет. Если нет майдана, они начинают устраивать склоки с каждым, кто под руку подвернётся. Если их мало, их можно жалеть, можно над ними смеяться, можно просто не обращать внимания. Когда их становится много, они начинают разъедать общество, атомизируя его, дробя на всё более мелкие группы, противопоставляя всех всем.

Перебираясь в Россию, они либо делают вид, что никоим образом к майдану не причастны («их там не стояло»), либо подчёркивают, что прошли процесс покаяния и искупления, хоть на самом деле считают себя значительно лучше тех, кто к майдану непричастен, ибо обладают «уникальным опытом», которым согласны поделиться с нами, сирыми и убогими.

Впрочем, со временем покаявшиеся тоже начинают намекать, что «их там не стояло», а все свидетельства их майданной жизни не более чем клевета врагов. В конечном итоге все начинают утверждать, что боролись с майданом и только эту версию событий все должны считать единственно верной, не обращая внимание на факты.

Нескольким таким людям, с которыми мне довелось беседовать лично, я говорил, что не надо лезть в публичную жизнь, не надо никому ничего доказывать. Живите тихо, работайте, постарайтесь, чтобы о вас забыли, а если хотите, то так же тихо и анонимно помогайте жертвам вашей майданной ошибки.

Каждый из них такой совет встречал с возмущением. Такое поведение они считают недостойным своего величия. Они обязательно должны выйти на Лобное место, сказать народу, что вот, мол, я, бывший герой майдана, осознавший преступность этого майдана, но никак не свою собственную. Сейчас я поведу вас на новый майдан против всех остальных майданов. Стройтесь в колонны, пойдём и уничтожим всех, кто против нас, в первую очередь тех, кто заявляет, что прошлое у меня не героическое, а нацистское.

Ну и народ, ясное дело, должен восхититься, умилиться, возликовать и преклониться перед новоявленным «мессией».

Они не понимают, что пытаясь ворваться в общественное пространство России со своим тёмным прошлым, своими безграничными амбициями и весьма куцым интеллектом, дополнительно обгрызенным их психической неадекватностью и социальной ущербностью, они провоцируют массу людей на негативные эмоции.

Тем, с кем мне довелось беседовать, я объяснял, что они могут быть какими угодно хорошими, но в результате майдана, участниками которого они были, у людей погибли близкие, была разрушена жизнь уже даже не десятков, а сотен тысяч семей, кто-то вынужден был начинать жизнь сначала, а кому-то и такой шанс не выпал. Кровь Бузины, донецкой «Аллеи ангелов», замученных в застенках СБУ, забитых битами «Правого сектора» (запрещенного в РФ), запытанных «Азовом» (запрещенным в РФ) и «Торнадо», застреленных на блокпостах от скуки, подорвавшихся на минах в Донбассе, а сейчас уже и на пляжах Одессы, сгоревших в той же Одессе, в Доме профсоюзов, убитых 9 мая 2014 года в Мариуполе, всех, кто погиб и ещё погибнет в результате начавшейся по воле майдана гражданской войны на Украине и её последствий (включая их собственную «небесную сотню»), вся эта кровь на их руках.

Кто-то простит и забудет, кто-то простит, но не забудет, кто-то не забудет и не простит. Покаяние не предполагает обязательности прощения. Человек не Бог, Господь милостив, человек слаб. Но даже Бог прощает не кающихся, а раскаявшихся. Требование же прощения в виду якобы состоявшегося покаяния свидетельствует об отсутствии раскаяния. Раскаявшийся понимает, что он ничего не может требовать, только просить и безропотно принимать решение тех, кто простить не сможет.

Впрочем, о прощении среди них говорят единицы (и то, как о чём-то само собой разумеющемся). Большинство такой чепухой не заморачивается. Они за собой и вины-то не чувствуют. Они миссию выполняют: научить разуму заблудших россиян, привести их к свету истины. Они лидеры, снизошедшие к народу с высоты своего сокровенного знания. Их нельзя спрашивать об их прошлом – это моветон. Они вас сами о вашем прошлом спросят. Вы же должны просто следовать за гуру и финансировать его. Ведь он всё своё время тратит на то, чтобы научить вас свободу любить. Работать ему некогда, а жить как-то надо.

Эти люди социально активны. Они не могут жить по-иному, и их нельзя убедить, что их активность им же вредит. Они не поверят.

Они не понимают, что значительной частью российского общества воспринимаются, как полицай, который носил красивую чёрную форму, высокие чёрные сапоги, винтовку, пил самогонку. И «я ничего плохого не делал, в Бабьем Яре только во внешнем оцеплении стоял». Якобы никого не убивал и не особенно вникал в то, что там происходит. Потом какие-нибудь склады охранял. В антипартизанских операциях не участвовал, подпольщиков не ловил и не мучил. Немцев выгнали – явился с повинной, покаялся, возможно, даже не посадили, а посадили, так не надолго, скоро выпустили – в деревнях рабочих рук не хватало. Вроде бы как искупил, осознал, да и не особенно виноват, никого же не убил, только Родину за паёк предал.

Но у сотен тысяч людей такие же, как он, в таких же мундирах, сапогах, с такими же винтовками и так же пахнущие самогоном сожгли родственников в очередной Хатыни или расстреляли в гетто, или отправили в газовые камеры лагеря смерти, или даже просто на германскую каторгу мобилизовали. Пепел замученных стучит им в сердце, и они не желают разбираться, кто из совместно распивавших самогон в расстрельной команде служил, а кто склады охранял.

Лишённые совести, сконцентрированные на себе, влюблённые в себя нарциссы, предатели майдана не могут понять эту простую человеческую рефлексию. Сами они спокойно предают своих родственников, даже не замечая этого в своём вечном походе к ускользающей от них, но такой близкой всемирной славе.

Как было сказано выше, они опасны тем, что создают на теле общества очаги гниения. Но пока их мало, эта проблема решаема. Дело в том, что эти люди не могут жить без внимания. Им необходимо любое внимание, пусть даже конфликт. Они поэтому всегда конфликт провоцируют. Каждый по-разному, кто как умеет: кто-то грязью всех подряд поливает, кто-то ноет публично, что его мало любят и ценят, кто-то эпатажные перформансы учиняет. Им надо быть на виду, надо, чтобы о них говорили: ругали, сочувствовали, просто обсуждали. Если общество их игнорирует, они хиреют и умирают, причём в прямом (буквальном) смысле этого слова.

Поэтому, если их игнорирует общество, они начинают провоцировать конфликты в бандах своих сторонников, раскалывая собственные ряды. Они просто не могут жить вне конфликта. Как я уже писал выше, им всё время нужен майдан, на котором они и другие «светлоликие» будут противостоять ордам «мордора». Не получается организовать майдан снаружи — надо придумать его изнутри, в своих собственных рядах, лишь бы было с кем бороться.

Если им не давать возможность выплёскивать негатив за пределы своей системы, они будут разрушать собственную систему. Именно поэтому я всегда утверждал, что Украина, как государство майдана, государство, выстроенное такими людьми для себя, рухнет даже без внешнего воздействия, съеденное изнутри. И никакая помощь Запада её бы не спасла – замедлила бы разрушение, но не остановила.

С ними не о чем и незачем спорить – их ни в чём нельзя убедить. С ними вредно ругаться, они от этого только сил набираются. Их надо игнорировать. Не «не замечать», а именно подчёркнуто игнорировать. Видеть их пагубную, разрушительную активность надо, надо информировать об этой активности соответствующие структуры, уполномоченные в условиях отсутствия карательной психиатрии разбираться с подобными случаями. Но эти действия не следует выносить в публичное пространство и давать ущербным возможность примерять мученический венец и сплачивать свою паству против внешнего врага.

Враг должен быть невидим. Не надо давать им возможность писать на наших глазах очередное издание «Моей борьбы». Пусть дают показания следователям, работающим по преступлениям майдана (хотя бы как свидетели, если уж они и вправду «склады охраняли»).

В 2004 году, когда уже вовсю развернулся, но ещё не победил первый Майдан, своим подхватившим майданную заразу бывшим друзьям («бывшим» с момента заражения майданом, ибо зомби нельзя спасти, его можно только убить, а не подавленные родственные или дружеские чувства к зомби позволят ему со временем сделать вас таким же зомби) я сказал, что поддерживать майдан может или дурак, или подонок. Дурак не ведает, что творит, а подонок всё понимает, но рассчитывает на личную выгоду. И предложил им самим решить, кто они.

С тех пор моё мнение не изменилось. Я знаю нескольких человек, бывших на первом майдане, которые не отрицают, что были тогда дураками. Они ведут себя скромно, делятся своим опытом, но не претендуют на знание сокровенной истины. Им не хочется повторно оказаться в дураках.

Поскольку рвущиеся в Россию предатели майдана глупость свою отрицают и утверждают, что сам майдан не был обманом (обманом у майданного общества якобы отобрали результаты их великой победы) — они являются подонками. Такими же подонками, как те, кто воспользовался победой майдана, только менее ловкими, проигравшими конкурентную борьбу.

Ну а биться с подонками с открытым забралом – верх глупости. Благородство не оценят, а подаренным преимуществом воспользуются в своих мерзких целях. Мы же не предлагаем равный поединок вредным грызунам или насекомым, когда избавляем от них поля. Просто пролетел самолёт – распылил вещество, а они умерли, даже не поняв по какой причине. Вот так и с этим последним подарком майдана надо действовать и, распыляя инсектициды, не забывать о технике безопасности, держаться на расстоянии и носить противогаз.

Вот как-то так будет выглядеть денацификация Киева.

Источник материала
Материал: Ростислав Ищенко
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...

1 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Базилевс
Базилевс
1 месяц назад

Отакот, Хенрен разоблачен, как неуравновешенный, укушенный майданом.
Понятно, шо норкоманину знову и знову хотца хлебнуть того майданного чайку Олбрайтского разлива, когда все люди, пришедшие сокрушать злочинну панду, братья по крови.
Крови = вот чего хотца нашему скорбному умом шарикову.
И плевать, шо государство развалится, превратившись в обломки и головешки.
На нищету и падение уровня жизни чихать.
Главное = удовольствие Герострата и садомазо = «уж мы душили=душили…

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.