Почему всё плохо с книгоиздатом

Вдруг пришла в голову смешная мысль, что на деле с книгоиздатом всё плохо, потому что господа маркетологи не умеют продавать остатки, как это делали в старину. Недавнюю старину, которую я прекрасно помню. У меня бы спросили, как это делается.

Я помню, в «раньшешние времена» также существовали опусы, изданные во имя чего-то, далёкого от читательского интереса. Идеология… тот же премиальный процесс… необходимость поддержать маститого писателя, впавшего в маразм… ну или поддержать племянника какого-нибудь Самого. Опусы издавались — и втюхивались в обязательном порядке по библиотекам. А остальной тираж продавался в нагрузку к тем книгам, которые население желало купить.

Не было выбора у библиофила: хочешь получить очередную «Анжелику» — покупай с ней идеологически верную вампуку в твердом переплете. Или макулатуру сдавай. А в макулатуру нередко та самая вампука и шла, накопленная за годы приобретения «нагрузок».

Одним словом, нынешняя система с проблемой распродать тираж УЖЕ существовала — но в условиях плановой экономики кое-как работала. Условия давно изменились. А подход тех, кто пытается гнуть свою линию — вот он ни разу не изменился. Только теперь продажники пытаются не впаривать свой литпродукт принудительно, а продавать оный. С помощью отзывов, прости Господи, «Так по-русски ещё не писали, эта книга взорвет ваш мозг, но вас не отпустит».

Я уже тогда, в начале 80-х, в свои осьмнадцать лет работала в газете «Московский книжник» (специализированной, от книготорга, посвященной, соответственно, проблемам книжной торговли и книгоиздата, а не, как казалось из-за названия, чему-то вроде алхимического Великого делания) — уже тогда в ней писали о проблемах продажи никому нахрен не нужных опусов нашего главного Самого и его соратников, идеологически верных ленинцев, представителей братских народов и прочих вампук с золотым тиснением.

Этот неликвид в шикарных обложках деликатно именовали «остатками», хотя на деле то был безнадежный, бессрочный висяк. Сейчас такое через определенное время хранения идет в возврат (и возврат — та самая цифра, которую никто и никогда не печатает в статистике тиражей и продаж… а ведь она и есть истинный показатель востребованности автора, поскольку НАПЕЧАТАТЬ можно сколько угодно, ну а продать 10-20% от напечатанного, как оно обычно и бывает). Но тогда висяк продавали в нагрузку — все равно книги были не самым дорогим товаром, можно было, найдя в книжном нечто хорошее, потратить рубль-другой на песни акына Х#р-зады, живописующие дружбу СССР и Кзыл-орды. Я сама так книги Лескова, Писемского и Ремизова где-то в Турткуле и Ургенче покупала — с х#р-задами, которыми мы, вернувшись к раскопу, по вечерам костерок топили.

А сейчас они пытаются эту растопку для костра продавать отдельно и за хорошие деньги. Гении, ядрена вошь.

Помнится мне прозрение, однажды выданное Жучкой: «В литературе началось свертывание 30-летней постсоветской парадигмы, причем стремительное». Чего началось, свертывание? Она опять стирального порошка нажралась, плохая собака? У нее снова глюки?

Ничего нигде не свертывается. Но приобретает странные, извращенные формы, когда к одной без того сложной, практически нерешаемой задаче добавляется вторая, еще более нерешаемая. Не просто продать негодный, никому не интересный товар — а продать его за хорошие деньги и большое спасибо. Да не за страх сказанное, в порядке подхалимажа перед Самим, а за совесть, с любовью вот к этому барахлу.

Как такого добиться? Какие изменения требуется произвесть с мозгом читателя, чтобы личность так перекосило? Это поистине грандиозная задача, достойная основоположников идиократии. О последствиях такого антиутопическое кино снимают и романы пишут, изображая глубокое форматирование человеческого сознания и даже подсознания. А в повседневности эдаких достижений требуют от простых клерков с их скромным образованием и клиповым мышлением, от недоучек, чей арсенал — несколько длинных слов и затверженных оборотов, в которых смысла не больше, чем в брехе надворного советника, вливающегося в общий собачий хор.

Если автор будет так любезен и предоставит мне право на перепост, я приведу потом рассказ целиком. А пока — подходящий фрагмент из рассказа А. Винокурова.

«Таня посмотрела на него изумленно, искренне не могла понять, что надо старому хрычу, чего он докопался? Или думает, если он профессор, так он уже и не харви вайнштейн никакой?! Что ему и харрасмента не предъявить, особенно при закрытых дверях?

— Позвольте-ка…

Он быстро, не по-стариковски ловко изъял айфон у нее из рук, стал вглядываться, морщить нос, жевать губами.

— Не читайте, это наброски! — она пыталась вызволить айфон, но Юнкер не дал: вцепился, держал крепче черта, ревматические пальцы превратились в крючки.

— Ну-ка, ну-ка, что тут у нас? — бормотал он, щурясь. — Ага-ага, вижу… Декларация транспарентной телесности… ну, куда же без этого… флуктуация хэппенингов… вторично несколько, не находите?

— Отдайте! — от обиды на глаза у нее навернулись слезы.

— Секундочку, секундочку… — он пролистнул пальцем. — Вот этот пассаж, ей-богу, замечателен, вы просто превзошли самое себя. «Предификация творческого инстолмента в кросскультурную синтагму не только самим создателем текста, но и его интерпретаторами ведет к избыванию оппозиций. Вагитус прагматики резонирует тут с индивидуальной травмой, а натиформы симультанно влекут и отвращают носителей тестикулярного начала и мизогинируют их до последней прямоты. Вообще же негативный подход к современной поэзии объясняется сноллигостерностью традиционных ислледователей. По сути, их аргументация — лишь колливублы статуарности, но это превращает рецензируемого поэта в выходца отовсюду…»

Он читал ее нежный, ее трепетный текст так ужасно, таким мерзким, карикатурным голосом, что она не выдержала и заплакала. Слезы лились у Тани из глаз, на носу повисла теплая капля. Он посмотрел на нее с удивлением.

— Это личное, за что вы так со мной! — горько рыдала она. — Что я такого сделала? Вот что значит быть литературным критиком — все тебя преследуют!»

Ах, бедные. Никто не верит в осмысленность и действенность их бредней, а тем более бредней нежных и трепетных. Вот и приходится постоянно плакать и упрекать разных «мизогинов», которые не испытывают ни уважения, ни интереса к сто раз ими виденными попытками барахольщиков сплавить остатки и останки чёзах#ри и шопопопалы…

Материал: https://inesacipa.livejournal.com/1306316.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

14 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
14 дней назад

А мню нарицо, драть — литература шопопальчества.
Вот вчерася — зырел фильму «Ночь в осаде» с репким пюрешком.
Так там за девицей с простреленной коленкой(не суицид!) — гонялись весь фильм два плохих копа, убивая всех направо и налево. Девица сидела на 7 этаже районной больницы. А потом показали общий план больницы где было 5(Наташ!) этажей.
Я вам так скажу — пока не придумают как отмывать бабло на книгах — нихрена там не будет значимых финпотоков.
Для аффтаров всмысли.
Так и будут издавать ихнево всего Уильяма, панимаиш ты Шекаспиа и наше всё — обоих графьёв.

Gena
Gena
для  ZIL.ok.130
14 дней назад

Переосмыслим классику —

comment image

Gena
Gena
14 дней назад

Какая-то непонятная хрень про мурза-оглы и материалы ХХII съезда чабанов-фрезеровщиков в нагрузку к пластинке Розы Рымбаевой.

comment image

Kotik Valya
Kotik Valya
для  Gena
14 дней назад

Blin, вот жили же раньше! Весело жили! А сейчас сидишь один, как дурак, ни спирта, ни компани… Комната 3 на 4…

Базилевс
Базилевс
14 дней назад

Веселый бабец, низкий поклон за удовольствие)))

Николай Соколов
Николай Соколов
14 дней назад

Наша Таня громко плачет. Ну писать на таком высоком птичьем языце тот ещё талант нужен.

Rostislav
Rostislav
14 дней назад

По данным Telegram-канала «ВЧК-ОГПУ» со ссылкой на информатора, эксперты, изучавшие ситуацию со взрывом в Воронеже, пришли к однозначному выводу: «в автобусе сработало самодельное взрывное устройство». По предварительным данным, мощность устройства составляла 300-400 г в тротиловом эквиваленте без поражающих элементов. При этом первичные оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) не выявили конкретных подозреваемых. По мнению автора канала, ОРМ были якобы проведены с опозданием «из-за нежелания признавать сам факт того, что в автобусе сработало СВУ».
———
Ну че, кто там топил за левый газ на дизельном автобусе?

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее
для  Rostislav
14 дней назад

Вы, надеюсь, понимаете, что отцитировали классический idiotentest.
Или нет, судя по следующему за цитированным.

И чтоб две разы не вставать — а по данным не муть-канала с о стратежным съездом на неведомого информатора, а по данным следствия — чо как, а?

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  Небритое прямоходящее
14 дней назад

Ну очень хочица каклам шобы в Рашке всё було як в/на Укроiни тильки гiрше.
Вот и придумывают теракты.

Rostislav
Rostislav
для  ZIL.ok.130
14 дней назад

Давно у нас хохлы Царьград-ТВ заполонили?
https://clck.ru/XGLJe

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  Rostislav
14 дней назад

А, эти, ну эти хайпануть хотят.

Николай Соколов
Николай Соколов
14 дней назад

А разобрать новость какие проблемы, садишься на диван, ставишь кофейку бадейку, включаешь прошивку соответствующего ыксперда а дальше по накатаному.

Николай Соколов
Николай Соколов
14 дней назад

Эт как с талибами, такая проблема ,что весь мир в труху. А талибы за тысячу лет ещё не поняли, что оне такие злобные.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.