Почему система Just-in-Time провалилась

Добрый день, дорогие друзья, видели, наверное, британская Файнэншол Таймс вчера нажаловалась, что из-за хохлов европейские запасы вооружений истощились – пусты арсеналы, склады и «даже свалки».

Даже свалки? Это как-то обидно, ей-богу. После того, как хохлы радостно приняли от немчиков “инженерные танки” Bergepanzer 1, построенные на базе, прости Господи, американского танка М48 Patton III, разработанного в 1950 году – свалка это для них даже слишком хорошо. Эти штуки давно в музеях стоят.

В статье поясняют: во многих столицах генералы уведомляют министров, что дальше отдавать уже особо нечего. Датчане передали хохлам все свои «Цезари», а у эстонцев иссяк подарочный запас 155-мм пушек.

Министр обороны Нидерландов Кайса Оллонгрен грустно отмечает, что вероятность затяжного конфликта вызывает у неё серьёзные опасения, потому что непонятно вообще, в каком количестве и что ещё придётся сгрузить на фронт, чтобы у саломазохистов хоть какие-то шансы на победу оставались.

Мы не приукрашиваем, тон статьи для хохлов действительно не самый радужный. И мы, честно, не спешили бы думать, что породистая британская пресса просто пускает всем пыль в глаза в рамках информационного противостояния. Не один раз уже писали, что популярная в рунете мулька «Запад будет до бесконечности снабжать хохлов всем, чем нужно, и в неограниченных количествах» – с реальностью бьётся слабо. Такой расклад предполагал бы, что у Запада есть неограниченное количество танков, гаубиц, БМП, экипировки, снарядов и далее по списку.

Но в мире нет ничего бесконечного. И реальная жизнь, как мы с вами знаем, сильно отличается от компьютерных игр, в которых в один мышиный клик можно поставить в удобном месте завод – и он с ходу начнёт клепать нужную вундервафлю в требуемой комплектации, после чего в неё прыгнет персонаж из соседнего инкубатора и начнёт выпущенной машиной виртуозно управлять.

В физическом мире бесконечное снабжение кого угодно чем угодно и в любых количествах имеет ряд серьёзных ограничений. И в истории со снабжением конкретно хохлов, полагаем, коллективный Запад внезапно споткнулся об один конкретный и широко известный изъян капиталистической модели развития – об стратегию производства и логистики Just-in-Time или «точно в срок».

Точнее, не изъян – в мирное время такой подход вполне себе позволяет игроку оптимизировать затраты на производство, доставку и хранение товара, что в свою очередь даёт ему возможность максимизировать прибыль. Но в тех случаях, когда мировые рынки (чего угодно) нехило трясёт, концепция «точно в срок» также начинает сбоить, добавляя игроку проблем.

Другими словами, это не сферический изъян в вакууме, а скорее значимая капиталистическая побочка, от которой в период турбулентности очень сложно увернуться.

Если с термином вы сталкиваетесь впервые, дорогие друзья, не волнуйтесь, сейчас его на пальцах разложим, сам принцип там очень несложный.

В повседневной жизни с этой концепцией вы сталкиваетесь ежедневно. К примеру, когда в кафешке заказываете себе двойной латте макиато на банановом молоке – бариста не выдаёт вам с ходу готовый продукт, а начинает мешать его исключительно после оформления заказа и в заранее оговоренном объёме.

Или когда вы машину идёте покупать с индивидуальной комплектацией – в салоне вам обозначат сроки поставки нужной модели, а не выкатят её, готовую, из гаража через пять минут (за крайне редкими исключениями).

И так практически с любой покупкой – и даже в тех случаях, когда вы сталкиваетесь с ассортиментом в продуктовом магазине, потому что ассортимент тот, как правило, довольно чётко выверен и подвозится в торговую точку регулярно под гарантированный сбыт. А если гарантированный сбыт не прокатил, в ход идут скидки, акции и распродажи, чтобы товар был реализован как можно скорее, не портился, и его не приходилось бы выбрасывать.

Короче.

Общий принцип примерно таков: производитель выпускает товарную позицию только после того, как на неё сделан заказ, а не держит у себя в закромах избыточный объём товара. При таком раскладе он имеет гарантию, что на его товар всегда имеется покупатель, а в случае отсутствия такового, производство можно (относительно) быстро тормознуть или перенастроить. Плюс, это позволяет снизить издержки на хранении и логистике, потому что производителю не надо содержать доверху набитые склады, не надо их охранять и постоянно возить товар из одной точки в другую.

Продукция производится и доставляется точно в заранее оговоренный срок – оттуда и название.

Как и писали, механизм этот в мирное время классный, а вот в суровую годину кризиса в нем вылезает серьёзная побочка – чисто потому, что он такой тонкий, сложный и легко разбалтывается.

Вот, например, так работают в США железные дороги:

https://vimeo.com/800337091

К примеру, в своей логистической части. Этот аспект как раз в первый год ковидной пандемии выпукло вылез, в английском сегменте он хорошо был разобран на примере популярного в США жемчужного чая, производимого на Тайване, и ингредиенты для которого с острова к пиндосам возятся контейнерами по морю.

Случилось что.

В 2020 году американские тематические чайные как обычно заказывали исходный продукт у китайцев, который затем доставлялся в порт Лос-Анджелеса – и оттуда разъезжался по стране (крупных промышленных портов у США не так много, на самом деле). Но внезапно грянул ковид. Часть портовых работников в Лос-Анджелесе слегла с болезнью, часть села на карантин, порт потерял возможность оприходовать ежедневный объём грузов – и через месяц-полтора к нему на разгрузку уже стояла очередь танкеров длинною примерно в 250 километров.

При этом на Тайване, который на жёсткий карантин не садился, производитель в это же время продолжал шарашить и отгружать продукт как ни в чём не бывало. То есть дефицита товара, в принципе, не было. Но из порта Лос-Анджелеса ингредиенты разъезжались по стране с большой задержкой, что привело к дефициту товара в тематических чайных, росту цен на продукцию и вынужденному закрытию не одной торговой точки.

Это очень локальный, но довольно показательный пример. Разумеется, той 250-километровой очередью танкеров у порта Лос-Анджелеса нахлобучило в итоге не одно производство, которое не дождалось необходимой продукции точно в срок – Just-in-Time для них просто однажды не наступил.

А заодно это взвинтило цены на аренду танкеров, стоимость контейнеров и перевозку грузов по всему миру. Хотя казалось бы: производитель готов был производить, а покупатель готов был покупать, затык случился всего лишь в одной транзитной точке.

Полагаем, что с производством военной техники в Европе ситуация очень похожая. В рунете любят теперь феерить на тему «мы были не готовы к войне!» – но Европа, дорогие друзья, к ней была готова и того меньше. Это хорошо видно по метаниями с поставками тяжёлой техники и спорадическим всхлипам официальных лиц на тему пустеющих складов. То они десятки танков отправят, то у кого-то, оказывается, эти танки не на ходу, то вместо обещанных десятков удаётся наскрести от силы треть – но вроде бы работающих.

Если бы у Европы проблемы не было, дорогие друзья, она просто молча раз в месяц отстёгивала бы хохлам по триста единиц тяжёлой техники, чисто на карманные расходы.

Но она не может.

Для таких объёмов ей натурально придётся перестраивать собственную экономику и переводить её на военные рельсы. Потому что военное производство жрёт много стали и сплавов, жрёт много энергии и её углеводородных источников (а это очень дорогое удовольствие по нынешним временам), жрёт финансирование и кадровый потенциал, который приходится частью занимать у гражданского сектора, и тот, понятное дело, в восторге не будет. Наконец, жрёт полупроводники, которые в мире и так в дефиците, потому что их скупают все – от производителей холодильников до производителей дронов.

И ни одно европейское государство в этом вопросе сегодня впереди паровоза бежать не спешит, потому что отбивать такие вложения в будущем будет сложно: они ж не собираются русские земли и производства захватывать и Третью мировую на полном серьёзе развязывать. А инвестировать в 404 – занятие в обозримом будущем бесперспективное.

США в этом плане проще: у них полно крупных военных производств, которые можно контрактами нагружать, и есть собственная ресурсная база, чтобы эти контракты подкрепить.

Но Европа – не США. У неё теперь нет дешёвой энергетики. Импорт металлов из России они ещё в прошлом году рубанули. Плюс, логистические маршруты после ссоры с Федерацией стали сложными. По прямой за микрочипами в Азию теперь особо не полетаешь, а возить кораблями – уж очень неудобно географически Европа к тому же Тайваню расположена, это долго получается.

Прикиньте на минутку сложность европейского положения. Им как бы надо снабжать хохлов военкой в очень больших количествах. Но они не могут сообразить продолжительность конфликта, потому что она не от них зависит, а от России, США и в некоторой степени хохлов. Из-за чего не могут однозначно прикинуть, в каком объёме и в какой срок эта техника им самим вновь понадобится – следовательно, и ресурсы, необходимые для восполнения подаренной техники, тоже представить не могут. Из-за чего им сложно разместить нормальные заказы.

Ты же не скажешь европейскому производителю: давай, от забора и до заката танки клепай, нанимай сколько угодно работников, у тебя карт-бланш. В капитализме оно так не работает. Напомним себе: для оптимизации производства выдавать с конвейера нужно конкретное количество, к конкретной дате и под гарантированную реализацию, иначе предприятие несёт лишние убытки.

Далее – если подаренная хохлам техника на поле боя вдруг сгорит (а она сгорит), то те объёмы условных Леопардов, которые Германия согласовала на реэкспорт из третьих стран, также необходимо будет чем-то заменить. И далеко не факт, дорогие друзья, что в этой ситуации какая-нибудь Польша, уже заказавшая себе 180 южнокорейских танков К2, собственные резервы вновь будет восполнять именно немецкой техникой. И все контракты на обслуживание, разумеется, тоже могут следом слететь. И получится в итоге, что кто-то ливерный просто слил часть внешнего рынка американским и азиатским конкурентам, согласившись отправить в 404 своё леопардовое старьё. Такое вполне возможно.

Это всё сложные вопросы, они требуют времени на тщательное планирование, но возможности спокойно посчитать расклад ни у кого нет, потому что капиталистическая экономика, как мы уже знаем, работает по принципу «точно в срок» – и это значит, что производители стали, сплавов, микрочипов, оптики и всего прочего ждут, кто первый подпишет с ними крупный долгосрочный контракт, по которому можно будет запускать работу.

Иными словами, если Европа сейчас действительно полностью опустошит склады, то в перспективе рискует нарваться и на другую трудность: ресурсы, необходимые для восполнения имущества, могут быть уже кем-то зафрахтованы, для их покупки потребуются дополнительные сроки или финансовые средства – или сиди вообще голый, раз решил хохлам помеценатствовать.

Полагаем, сегодня не одно европейское официальное лицо хотело бы, чтоб у него как в России было, где к началу конфликта тысячи танков на консервации стояли – ну, нравится вот так русским, чтоб тысячи танков в амбаре хранились. Мало ли кто опять дурканёт, сколько раз уже было. А покажется, что в амбаре недостача, что нужно больше танков – заводы одним указом в три смены работать начинают, ресурсы с гражданского сектора (как титан, например) перенаправляются в оборонный, потому что приоритетная цель всем ясна: миллионы новых граждан, новые территории, новые ресурсы и новые производства. Инвестиция оправдана.

По капиталистическим меркам оно, конечно, не очень выгодно смотрится, но и нытья потом в официальной прессе нет на тему затяжных конфликтов, пустых складов и свалок. Один из тех редких случаев, когда основополагающий капиталистический принцип «джаст ин тайм» проигрывает наследию плановой экономики, иногда порождавшей не только товарный дефицит, но и заметный товарный избыток.

P.S. Россия, может, к войне в таком формате и не готовилась, но СССР, судя по всему, к ней готовился ого-го как, за что ему и спасибо.

P.P.S. По концепции «точно в срок» обязательно придут свидетели Небесного СССР, которые распишут за Госплан и первую пятилетку. Да, было такое, но наиболее полно принцип развернулся именно в капиталистической модели, когда Тойота, оптимизируя расходы, начала отвоёвывать рынок у американских автомобильных конвейеров. И побочка этого принципа ярко проявляется именно при капитализме и его свободном конкурентном рынке, а не в экономике закрытого типа, в котором любая проблема – например, та же логистическая – может быть решена льготным планом или давлением административного ресурса.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.