Почему патриотические игры всегда плохие

На днях в России предложили обложить Стим налогом в 5%. Идея была в том, чтобы россияне покупали компьютерные игры на 5% дороже, и чтобы на вот эти дополнительные 5% специально обученные люди делали патриотические игры.

Собирать таким образом рассчитывали примерно 10 млрд рублей в год. Наивные. Пока что Минцифры сказало, что не собирается делать ничего такого, так как намерена облагать налогом крупные международные корпорации другим способом.

Пожалуй, оно и к лучшему. Патриотические игры нам нужны, очень нужны, вот только на практике затея провальная, на выходе мы непременно получили бы Лада Рейсинг Клаб и Доку 2 Трейд. То есть рвотного качества отстой.

Потому что к госфинансированию всенепременно прилипнут распильщики бюджетов, которые ничего кроме отмазок делать не в состоянии.

Все известные мне раздачи денег под проекты такого рода проходят по одной и той же схеме: государство устраивает конкурс, в ходе которого участникам надо заполнять многостраничные анкеты и задорно плясать перед жюри, доказывая, что денег нужно дать именно им, под вот этот новый проект. Понятно, что победителем неизбежно оказывается не тот, кто умеет делать, а тот, кто умеет заполнять анкеты и плясать.

Реальная поддержка игр могла бы быть такой:

1. Находим русскую студию, которая уже сделала отличную игру. К примеру, игру «Ил-2 Штурмовик» или там «War Thunder» — мощный и популярный авиасимулятор, который стал уже классикой жанра, и который вполне подходит под разряд патриотических игр.

2. Награждаем эту студию солидной денежной премией за игру. Вот реально большой премией, не символическим миллионом рублей, а так, чтобы хватило на половину следующей игры.

3. Зовём руководителей студии попить чайку с профильным министром и оставляем контакты, чтобы все вопросы с налогами, с экспортом, с копирайтом, с релокацией, с судами и так далее государство помогало оперативно решать. Делаем совместные фотографии, чтобы руководителям других студий стало больно от зависти.

Как итог: в следующую игру наша студия снова добавляет разумную дозу патриотизма, при этом все другие российские студии делают себе пометки в блокнотах: «ага, патриотизм окупается».

Однако если вы предложите такую схему чиновникам, на вас посмотрят как на князя Мышкина. «Любезный друг», — вкрадчиво скажут вам, — «зачем же государство будет тратить деньги на игру, которая уже вышла, и которую, следовательно, государство уже получило бесплатно»?

Рассуждение весьма жлобское по своей сути, при этом, повторюсь, близорукое. Так как если государство не будет давать деньги на уже сделанный «Ил-2: Штурмовик», значит оно неизбежно будет давать их на ещё не сделанный «Лада Рейсинг Клаб» или на тому подобный позор. Проявить хитринку, дать деньги на условный «Ту-160: Бомбардировщик», чтобы получить за те же деньги сразу две хороших патриотических игры, государство не может, индустрия так не работает. Игра же, которой еще нет, но которая покажется чиновникам достойной выделения денег на основании презентаций с задорными плясками и откатами, неизбежно окажется «Лада Рейсинг Клабом».

Часть чиновников с моей логикой согласится. Согласится неохотно, так как мысль о том, что государство не может ничего сделать самостоятельно, даже в роли спонсора, весьма неприятна для тех, кто считает себя важной и полезной частью государства. Но даже склонные к рефлексии чиновники, способные учиться на своих и на чужих ошибках, последовать моему совету смогут очень навряд ли. Так как при попытке выделить деньги в виде эдакой Нобелевской премии за уже созданную игру их немедленно потянут на опасное разбирательство: «почему это вы, Лука Лукич, разбазариваете бюджетные деньги, раздавая их не в обмен на что-то, а просто так?».

Кстати, «Ил-2: Штурмовик» был написан чуть ли не 20 лет назад, при этом последние лет пять к нему, кажется, даже обновлений не выходило. Я не знаю, чем занимается его автор Олег Медокс сейчас, надеюсь, что у него в «1С-Игры» всё хорошо. Я же привёл «Ил-2» в пример, так как патриотических игр сейчас вообще выходит очень мало — если не считать крупных донатных ММО, плюсы и минусы которых надо обсуждать в отдельной статье.

Кстати, пресловутая «Lada Racing Club» компании Geleos Media сделана на движке Dagor Engine, разработанном питерской компанией Gaijin Entertainment, той самой, что делала последние версии «IL-2 Sturmovik: Birds of Prey» (который к Медоксу уже не имеет никакого отношения, там всё разработано заново с нуля), «War Thunder» и «Enlisted». Что нам демонстрирует очевидный факт — «распильщики на патриотизме» не могу сделать ничего, кроме дерьма, даже купив один из лучших игровых движков.

Сравните Lada Racing Club с Crossout, сделанным на том же самом движке:

Это даже не говоря об инновационной идее Crossout сделать в игре конструктор боевых колесниц, когда можно слепить вместе совершенно разнородные детали, при этом получившийся агрегат работает в соответствии с более-менее реальной физикой, например, отдача выстрела установленной высоко пушки может перевернуть слишком легкий автомобиль, скорость движения зависит от проходимости шасси на данном грунте, массы машины и мощности двигателя, и так далее.

И ведь русские разработчики могут делать отличные игры, самого высокого мирового уровня. Нет, ну реально же — IL-2 Sturmovik: Birds of Prey, его продолжение Birds of Steel, и собственно War Thunder — это лучшие игровые авиасимуляторы в мире, на данный момент. Студия Gaijin Entertainment очень хороша, успешна, она участвовала в съемках патриотических фильмов — например, летом 2014 года компания запустила программу поддержки кинофильма «28 панфиловцев». В War Thunder появился специальный набор техники для покупки, половина стоимости которого перечислялась в фонд фильма. Таким образом бюджет киноленты пополнился на 5 миллионов рублей. Компания продолжила финансирование картины за счет своих денег и после завершения акции в игре. С 29 апреля 2015 года Gaijin Entertainment также принимала участие в технических и организационных вопросах съёмок. При их поддержке был подготовлен и опубликован официальный тизер фильма.

И что — Гайдзины получили помощь от государства? Да хрен там.

Весной 2015 г. Gaijin Entertainment запустила программу поддержки инди-разработчиков inCubator. Участниками могут стать команды, которые разрабатывают собственные игры и заинтересованы в их продюсировании и поддержке опытного издателя. Первый проект «Инкубатора» — мобильная игра в жанре survival The Abandoned, созданная независимой командой Yadon Studio и изданная в 2016 году:

Вслед за ней вышла PC-версия, получившая название Shadows of Kurgansk:

Графика не особо впечатляет, потому что текстуры и модели взяты от мобильной версии игры, а та была рассчитана на железо смартфонов образца 2016 года. Сами можете вспомнить — какие тогда были процессоры и 3D-акселераторы в телефонах.

Из свежего российского я могу вспомнить The Life and Suffering of Sir Brante с романтизацией красно-оранжевых настроений:

Это текстовая ролевая игра, действие которой разворачивается в жестоком средневековом государстве. Игрок должен управлять судьбой главного героя и определить, кем он станет, принимая сложные решения. Да-да, с точки зрения игровой механики «Господин Бранте» — это текстовый квест, оформленный в виде дневника главного героя. Прочитав несколько страниц об определённом событии, игрок может выбрать, как именно поступил бы герой. Вы от такого давно отвыкли, ага — сейчас же всё построено на пиу-пиу в реалистичном 3D, думать о последствиях не надо, надо скорее давить на кнопки.

Модификаторов, влияющих на возможности выбора в игре, несколько. Первый — личные навыки персонажа. Стандартных силы, ловкости и выносливости тут нет, поскольку нет боевой системы. Вместо них — красноречие, дипломатия, манипуляции, способность разрабатывать хитроумные комбинации и тому подобное.

В игре есть немножко от визуальной новеллы, немножко от менеджера ресурсов типа Reign, немножко от старых текстовых RPG. Все эти элементы объединили и поместили в комплексный игровой мир, под завязку набитый социальными, политическими, моральными и религиозными вопросами. Сами по себе эти элементы неидеальны. Но каким-то образом собранное из них чудовище Франкенштейна работает именно так, как заявляли создатели: главного героя оно заставляет страдать, а игрока — думать.

Еще могу вспомнить пропитанного повесточкой Pathfinder: Kingmaker с натужной пропагандой радужных романов:

Есть ли ещё люди, не слышавшие о том, сколько в Pathfinder всевозможных ошибок? За два с половиной месяца разработчики выпустили шестнадцать (!) хотфиксов, которые, по большому счёту, сломали игру ещё сильнее. Впрочем, говорят, что после большого обновления 1.1 игра стала очень хороша — полностью играбельна, оставляя далеко позади Пилларсов, Тиранни и Дивинити. Но вот пропаганда гомосятины там как-то напрягает.

Также у нас регулярно появляются скучноватые инди-проекты на тему истории малых народов, от которых исходит стойкий душок советской коренизации. Если бы я отвечал за гранты в профильном фонде Сороса, я бы постарался как минимум познакомиться с разработчиками всего вышеперечисленного, а может, даже выделить им небольшие бюджеты на русофобию. Пока государство российское ушами хлопает, ага.

Государство умеет разговаривать только сверху, когда к нему приходят с шапкой в руках и просят денег, заискивающе заглядывая в глаза. Относиться к разработчикам как к ценным клиентам, которых надо найти, за которых надо решить все бюрократические проблемы, и которых надо ещё уговорить принять от государства деньги, чиновники не готовы категорически.

Вдобавок, я не верю, что ответственные за выделение денег смогут отличить нетленку от халтуры. Скорее всего, при отборе проектов будет примерно так. «Тут что-то новое и непонятное, денег не дадим. А вот тут делают клон Замка Вольфенштайн, только главным героем будет Василий Тёркин. Ловите денежки, патриоты, перечисляем».

Главная проблема из вышеперечисленных — позиция государства. Государство относится к авторам проектов как избалованная девушка к кавалерам на Тиндере: попытайтесь-ка меня заинтересовать, а я выберу самого красивого, щедрого и остроумного. Тактика изначально провальная, так как адекватные кавалеры не будут участвовать в конкурсе за право пригласить скучающую барышню в ресторан: она изначально будет выбирать из аферистов и кидал. Так же и с играми: состоявшиеся авторы проектов, которые реально могут делать качественный продукт, навряд ли захотят ластиться к чиновникам, выпрашивая скромный грант под свою новую идею.

Сумеет ли наше государство отказаться от традиционного для чиновников высокомерия, или оно продолжит воспитывать герцогинь из знакомых цветочниц, пока что неясно. Опыт подсказывает, что перемены случаются редко и идут медленно. Так что, скорее всего, если международные корпорации и вправду обложат налогами, собранные деньги перечислят случайным людям, которые родят нам в итоге что-нибудь в духе «рашн-деревяшн»: скучные и некрасивые клоны морально устаревших американских игр.

Ну примерно так, как снимает кино Никита Михалков — собирая колоссальные деньги через «налог на болванки», которым сейчас уже обложили все бытовые устройства, могущие показывать изображение и воспроизводить звук. Охреневший в атаке Никитос просто забирает в свой «Российский союз правообладателей» (РСП) 1% от таможенной стоимости бытовой электроники, ввозимой в страну — это огромные деньги. И что же на них снято? Пасквили с черенками от лопат?

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

You may also like...

17 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.