Новочеркасск: обстоятельства розстрила

Житель Новочеркасска поделился с «Журналистской Правдой» воспоминаниями участника событий 1962 г.:

«Почти дословно я привожу рассказ подполковника запаса Геннадия Иосифовича Журавля.В 1962 году он командовал десантным батальоном специального назначения. Сегодня слово «спецназ» стало обычным для прессы. Тогда же, в 1978 году, слушая истории из жизни части, которой командовал майор Журавель (а он и не называл своих солдат «спецназом»; он говорил: «диверсанты»), слушая воспоминания о событиях разной давности, и, прежде всего о 1962 годе, я внимал нашему военруку, что называется, открывши рот.

Трудно описать популярность Геннадия Иосифовича среди учащихся техникума – он был настоящий офицер, настоящий мужчина и настоящий человек в одном лице. Я не состою ни в одной политической партии, поэтому не побоюсь добавить: он был и настоящий коммунист; надо воспринимать историю такой, какой она была, а тогда выражение «настоящий коммунист», хорошо это или плохо, но всегда употреблялось только в положительном смысле. Таким он и был, наш военрук.

Рассказ я слышал не с самого начала, поэтому он может быть неполон.

«… ну, и мне была поставлена задача: очистить здание заводоуправления от погромщиков. Ну, батальон по тревоге я поднял, сам звоню в КУКСы (Курсы усовершенствования командного состава) – дайте, мол, штук двести промасленных комбинезонов или сколько там можете. Комбинезоны прибыли, я ребят переобмундировал, поставил задачу: небольшими группами и поодиночке проникать на территорию завода в здание заводоуправления и сосредотачиваться. Ребята мои пошли. Я сам переоделся и – за ними. Прохожу, а там как улей – гудит все, портреты побили… Вижу одного из своих офицеров, ну, что, спрашиваю, сколько твоих тут будет? Он говорит, человек так это двадцать. Ну, приступайте, говорю, только насмерть не бить и не калечить. Ну, и ребята начали… А погромщики не ждали этого, ничего не поймут: та шо ж вы, хлопцы, делаете, та вы ж такие же, как мы?!.. Ну, а парни мои свое дело знали… Тут смотрю, мужчина один ко мне подходит, говорит мне: «Что вы здесь делаете?» – Ну, а я ж ему так прямо и скажу, что ли? Откуда я знаю, кто это такой? – Гуляем мы здесь, – говорю.

– Да нет, – говорит, – я смотрю, у вас и ребята внешне выделяются, и действуют слаженно, так это видно, что вы здесь не просто так. Ну, я ему тогда и говорю: «Знаете что? Давайте в прятки не играть! Что вам нужно?» Он вытащил из пиджака удостоверение – старший лейтенант КГБ. Я ему тогда: «Майор Журавель, имею задачей освободить первого секретаря обкома партии товарища Ба-сова».

– Ну, – говорит, – пойдемте, я как раз при нем.

Прошли мы в помещение парткома – там это рядом, партком и профком тогда было – там руководство и забаррикадировалось. Зашел я, а Басов сидит в кресле… ну вот, в состоянии полнейшей прострации. А я ж еще тогда подумал – я-то фронт прошел, войну видел – господи, думаю, это ж не дай бог, начнись что, вот, оно не сегодня – завтра загремит, как же он командовать будет? Он же сейчас, как баба побитая – ни на что не реагирует…

Ну, подошел я к нему (а черт его знает, как к нему обращаться, звания такого вроде ж нет – товарищ 1-й секретарь!..) ну, и говорю так: «Товарищ первый секретарь обкома партии, имею приказ вывести вас из здания заводоуправления. Вот чистый комбинезон, можете переодеться». А он мне: «Я не Керенский, я от своего народа прятаться не буду!» Ну, я тогда говорю заводскому начальству: «Вы как-нибудь уговорите его, я ж уговаривать не умею. А через толпу вести – так там и мои ребята его не спасут, его ж разорвут там на части».

Уговорили они его, и мы «задами» вышли, а там за забором его машина стояла и горкомовская «волга» – тогда райкомов еще не было; так первый секретарь горкома аж изогнулся, как вопросительный знак, и так почтительно: «Здравствуйте, Александр Васильевич!» Так тот даже не взглянул на него, шлепнулся на сиденье и шоферу: «Пшел!» Ну, и уехали они.

…Да, а как это все началось – тут будут если брехать вам разное – что там директора вроде вилками закололи или бить тут же кинулись – это все брехня, не верьте. Тут случилась такая ситуация: произошло снижение расценок – оно планомерное; вроде ж производительность труда повышается, ну, да это одно было б ничего, а на это понижение расценок как раз пришлось повышение цен на мясо и на масло. И не было вначале ничего, люди пришли на работу, а потом собрались на внутренней площади перед заводоуправлением, ну, вы ж знаете, где это… А тут директор завода мимо. Ну, так мол, и так, как же теперь без мяса-то? А он – тоже дурак, ну надо ж думать, что людям говорить – возьми им и ляпни что-то вроде того: вон вам пирожки привезли, чем не мясо? А там как раз в буфет завезли пирожки с капустой. И не верьте, никакого взрыва не было, а только так, шум по толпе, такой нехороший шумок прошел. И разошлись люди по рабочим местам. А уж потом собрались, работу прекратили, ну, и я уж вам рассказывал про то, что дальше было…

Ну вот, как мы Басова вывели оттуда, я сержанта одного на чердаке оставил с радиостанцией – есть у нас такая для диверсионной работы. Она… ну, от такая, как этот спичечный коробок. Ну, и поставил задачу: себя ни в коем случае не обнаруживать, только сообщать. А мы у себя в части на круглосуточный прием включились.

Ну, этот сержант со «звездочкой» – это радиостанция так называется – утром передает: «Пока все нормально, все разошлись по рабочим местам». А потом, в 8-30: «Прекращают работу». В 9–00: «Начали собираться у заводоуправления. Слышны призывы идти в город». А я ему: если пойдут – твоя задача, не обнаруживая себя, следовать за ними и передавать. Главное – обо всем сообщать.

А в это время округом командовал Исса Александрович Плиев – он осетин был, герой войны… заслуженный дядька. И он, наверное, (или не знаю, кто там) отдал этот приказ, растерялся – выставили от там на спуске Герцена танки. Ну, а что танки? У них приказа никакого нет, им антенны толпа пообломала, они остались без связи. Сидят: вылезти нельзя – им же голову оторвут, и стрелять нельзя. Так, не танки, а металлолом получился. А я вот так думаю: та не надо было туда никаких танков посылать. Надо было, как на Западе: ото несколько машин пожарных с брандспойтами выставить, и им бы хватило, никуда б они не пошли, сразу бы охладились. А то – танки…

…А мне задачу поставили: освободить здание милиции – он же весь век там, горотдел, где и сегодня. Я позвонил в «Военторг» – мне, говорю, надо штатские костюмы. Штук двести. Достали они. Но не все подошли…

Пришли мы к горотделу, оцепили. Мои ребята внутрь пошли – которые в штатском. Я им так: если будут бежать – и на здоровье, не задерживать! Наша задача – очистить здание. Только опять, говорю, не калечить и насмерть не бить! А эта ж публика – они ж как взвыли, у них ужас разум отнял… Им уже и дорогу освободили – та пожалуйста, выскакивай, на черта они мне нужны! А они мечутся там внутри… Ну, мои ребята стали работать и их возле входа штабелями складывать. Те так – ну, их же не калечат, просто выключают – полежат-полежат трохи, потом очухается и пошел, ему уже ничего больше не надо. Что? А, как выключали? Та от сюда – вдоль затылка, вниз по шее; «скользящим» вниз по почкам; ну, если в сапогах – то по ноге по костяшке – и того хватает. Если прием проведен правильно, то минут пять-десять он уже никем, кроме себя, заниматься не будет и добавки не попросит.

Ну, а я пошел пока во двор – посмотреть, что там творится. Гляжу – в слуховое окно капитан милицейский выглядывает. Я ему: как вы там, капитан? Держитесь, мои ребята идут к вам на помощь.

– Спасибо, – говорит, – ничего пока. Жарко только очень – крыша за день уже накалилась. Да вот тут солдатик у нас, ему голову пробили, он плохой, помощь нужна, а тут и воды-то нет. Так что давайте, товарищ майор.

– Держитесь, – говорю, – идем.

Мы быстро очистили милицию – там такой сброд был… У них же часть пошла сразу по магазинам – грабить; часть в банк. Ну, а часть пошла в милицию. И вот очистили мы горотдел, стали мои ребята двойным оцеплением, а тут одна баба – откуда она взялась? Как начала, так это истерично: «А-а-а, милиция, от в этой милиции сына моего убили! Милиция, сына моего убили, а-а-а! Пускай меня отут убьють, я смерти не боюсь, я не хочу жить, они там сына моего убили!..» Ну, смотрю, народ заводится вокруг, обстановка накаляется… А тут как раз танки по Московской пустили. И от этот танк из пушки как п…! Холостым, но стекла полетели в домах. Я уж на что – фронт прошел, а и то вздрогнул! А баба эта – тю, смотрю, куда она делась? Она, как ужака, от так под ногами у моих десантников – и мигом так это под угол к стеночке притулилась. А только что кричала – мол, смерти не боюсь… И толпа разрядилась – уже все кругом хохочут, напряжение спало.

И тут слышу – никак стреляют? И толпа как хлынет вдоль по Московской! Я своему заместителю говорю: «Гляди со своими ребятами, тут возможна провокация»… Та какая там провокация! Они как стадо… Знаете, мужики, это, б…, страшное было зрелище – объятая ужасом толпа… Какая там провокация, им уже было не до провокаций. И только один такой пожилой мужик подбежал ко мне – а я в форме был с «колодками», – подбежал и кричит: «Майор, ты же воевал, что ж вы людей убиваете?» Я ему: «Пошел на …, паникер, не могут у нас по людям стрелять!» И так от в момент все чисто стало – как никого и не было. Шо ж, думаю, там случилось? Вроде стреляли… Но я так и не думал, что боевыми – так, думал, попугали холостыми… Взял я взвод солдат, за себя заместителя старшим оставил, и двинули мы к горисполкому

И от тут слушайте, что я там увидел. Если вам будет кто говорить, что были сотни убитых и раненых – не верьте этому, брехня это. Я вам говорю, что я там первым был из тех, кто трезво и здраво мог оценить обстановку. Тут еще, знаете, такая штука может быть – ведь у страха глаза велики – и человек мог увидеть гораздо больше того, что увидел. Потому что, конечно, равнодушно на это смотреть нельзя было. Но, повторяю, совершенно неподготовленный невоенный человек мог, будучи в шоке, увидать и то, чего не было. Там было человек двадцать пять, ну самое много – тридцать побитых. Кто не двигался – так лежал, кто как-то пытался отползти… Но не больше тридцати, это я вам точно и ответственно говорю. Ну, нам потом говорили, что посчитали и вывели – плотность толпы была такая, что одна пуля могла убить девять человек. А он весь магазин разрядил… Там я так и не знаю, как это произошло – не то у парня автомат вырывали и сдернули флажок предохранителя, не то еще как – тут уж не знаю. Но приказа стрелять никто не отдавал… Что? Да ну, ты что, кто б на это решился? Ты что?! А горисполком очищала Орджоникидзенская мотострелковая дивизия – она с марша прямо и приступила к выполнению задачи.

Там еще один генерал из КГБ был – кажется, генерал-лейтенант. Ну, и вот он (чекист же, бдительный) уже заранее присмотрел, куда ему тикать в случае чего; и когда толпа в горисполком ворвалась – он выпрыгнул в окно. Да так неудачно прыгнул – ногу себе сломал. Потом, уже все давно успокоилось, уже и правительство уехало, а он все в госпитале со своей ногой лежал. Про него рассказывали, смеялись: такой вот удалой генерал. Мне говорят, прямо бери его к себе в десант, он, видишь, со второго этажа без парашюта сиганул… Ну, да ладно, это смех…

А потом к нам, были мы тогда в «КУКСах», приходила делегация. Одиннадцать человек, из них одна – баба беременная. Уж не знаю, для чего они ее с собой взяли – может, думали, бить будут, так чтоб поскандальнее вышло… Не знаю. Так вот эта делегация предъявила ультиматум. Мы, говорят, беремся навести порядок в городе при том условии, если из него будут выведены войска. Нет, вы толь-ко подумайте, это ж смех один – в город стянули пять дивизий, среди них Грозненская дивизия МВД – там весь стадион «черными воронками» был заполнен… Подумать, столько войск – и ультиматум.

Там был Соломин. Ну, я в сторонке стоял, чего – я майор всего; там ближе полковники были, и слышу – это уж когда их выслушали и отпустили, этих делегатов, слышу, говорят: чего ж, мол, мы их не задержали? А Соломин говорит, мол, товарищи, они от нас не уйдут. Мы их сфотографировали, и из города они никуда не выйдут. А то, что не взяли – так это ж, наверное, не самые важные птицы, руководство их там, оно сюда не пошло, и оно рассчитывало, что мы их задержим. А раз было бы так, то на этот случай у них наверняка продуман план действий, и мы тогда должны были бы действовать по тому сценарию, который для нас приготовили и которого мы не знаем. Ну, вот так их и отпустили…

…Да, а когда комендантский час ввели, то больше всего студенты попадались. Их свозили в Батайск, там грузили в вагоны и везли в Шахты. Они там сначала стучали, протестовали… А их перецепляли и снова в Батайск. Они не знают, думают, их далеко уже увезли. Ну, и примолкали понемногу. А потом их вот так неделю повозили – другую, и выпустили их всех. Ну, кому они нужны – молодые, ума нет, ему, может, на свиданье надо… А оно ж всегда – когда не пускают, от тогда и надо позарез».

Ну, вот и все из того, о чем рассказал мне подполковник в запасе Г.И. Журавель. Мысленно, глубоко склоняясь перед светлой памятью об этом человеке, я прошу у него прощения за то, что пересказываю это все без его разрешения. Мне уж не получить его, это разрешение, и поэтому глубокое уважение к памяти Геннадия Иосифовича да послужит залогом того, что в этой истории я не выдумал ни слова».

Источник материала
Материал: Алексей Бурцев
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Базилевс на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

23 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
camel
camel
10 месяцев назад

Помню, пацаном слышал, как взрослые говорили про это… потом затихло и никто больше не вспоминал…

camel
camel
для  Базилевс
10 месяцев назад

Откуда я про это мог тогда знать? Крутился возле взрослых да и все.

Proper
Proper
Администратор
10 месяцев назад

Радиостанция размером со спичечный коробок в 1962 году? Серьезно?

Самая маленькая советская радиостанция в этом году была вот такая — рядом для сравнения мобильный телефон:
comment image

И она — ЛАМПОВАЯ. Пригодных для раций полупроводников в СССР в 1962 году тупо не было. Вот что у этой рации внутри:
comment image

Заметьте — эта вот «трубка» это рация без батарей. Батареи там — отдельный ящик на ремне.

И особенно забавно, что ни военные, ни МВД, ни КГБ — эту рацию на вооружение так и не приняли. Не устроила она их по целой куче характеристик. Эта рация поэтому называется «Недра», и выпускали ее в конечном счете в интересах геологов, строителей и так далее. Для гражданских служб.

«Звёздочка» — это радиоприемник Р-254 «Звездочка», вот такой:
comment image

Носимый поисковый УКВ радиоприемник радиосетей ВДВ “Звездочка” (он же “Марка”). Используется девять сверхминиатюрных ламп и два транзистора. Унутре у него вот такое:
comment image

Весит почти килограмм и довольно здоровый. Выпускался с 1961 года Минским радиозаводом.

Вот приемник Р-254М, который «Звено» — поменьше:
comment image

Но он выпускался с 1972 года. На 10 лет позже.

И знаете, зачем нужен этот приемник и почему он «поисковый»? Он принимает сигналы радиомаячков, закрепленных на контейнерах с оружием и боеприпасами, чтобы десантура могла их найти. И принимает сигналы групповой радиостанции — чтобы рассеявшиеся десантники смогли собраться вместе.

Это приемник, в нем нет передатчика. Через него ничего нельзя сообщать.

Короче, дедушка хохлам назвездел.

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  Базилевс
10 месяцев назад

Да там артефактов хватает — забаррикадировавшегося первого секретаря он выводит, а потом «диверсант»: «Вышли на работу, разошлись по рабочим местам … слышны призывы идти чётатам захватывать».
Где призывы были слышны? На чердаке? Или в голове у дивера голоса?
Драть, где этот чердак был? На заводоуправлении?
Про складывание штабелями «неубитых» — фуфло голимое — любой хоть чуть чуть знакомый с темой подтвердит, что после пяти-семи так вот «успокоенных» — толпа тут же разорвёт дистанцию контакта, т.е. люди тупо будут стараться держаться подальше. Наскакивать будут только самые отмороженные и вы это не раз видели на видео.
Эрго — военрук звездит как Хрущов про коммунизм.

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  ZIL.ok.130
10 месяцев назад

Я бы вообще у него поспрашивал бы — не он ли Путина назначал.

Henren
Henren
для  ZIL.ok.130
10 месяцев назад

В допутинскую эпоху жил такой генерал Лебедь — он в деталях описал подавление восстания. Тогда еще была свободная пресса, и все это открыто печатали. И про палача Плиева, и про «героев» в деле истребления своего народа — коммуняк.

Proper
Proper
Администратор
для  Базилевс
10 месяцев назад

В 1962 году у КГБ появилась радиостанция скрытного ношения Акация-С9 — но она отнюдь не размером со спичечный коробок, она вот такая:
comment image

И у вояк ее быть не могло — ее в том году даже у комитетчиков за пределами Москвы и Питера быть не могло.

Henren
Henren
для  Proper
10 месяцев назад

Он не вояка. Он диверсант. Это была совсем другая служба, хотя и носившая армейскую форму с петлицами в основном радиотехнических войск. Использовали они в те года станции «Тензор» — отечественные, и AN/PRC-32 — американские, а также их швейцарские и немецкие клоны. Понятно, что размером они не с коробок — но были и такие, хотя в серию они тогда не пошли. Задачей советских диверсантов тех лет было уничтожение командных пунктов и стартовых площадок РСД, размещенных в Западной Европе. Отсюда и хорошая подготовка бойцов как рукопашников.
Ну а по существу — приказ открыть огонь отдал генерал Плиев, до этого прославившийся кровавым подавлением восстаний 1952-53гг. в сталинских лагерях — Норильлаге, Воркутлаге и др. За что получил орден Красного Знамени, гад. И танки с приказом атаковать выдвинул именно он. Его потому и направили, что ему было
а) плевать на русских
б) привычно убивать невооруженных.
За подавление этого восстания он получил орден Ленина, тварь.
Ни дна, ни покрышки сталинскому палачу во веки вечные!
Что интересно в рассказе дедушки — это детальное описание панической реакции главкоммуняк, внезапно вспомнивших о своих преступлениях и справедливо полагавших, что вот прямо сейчас их начнут вешать — как в 41-м.

Proper
Proper
Администратор
для  Henren
10 месяцев назад

Ты повеселил. «Тензор» — это агентурная станция, из трёх блоков (даже из четырех, если брать фильтр), причем работающая только телеграфом, причем коротковолновая.
comment image

Представить себе, что наблюдатель вел передачи «Тензором» внутри собственной страны — дикость. Зачем такой гемор?

Опять же сказочник дедушка говорит:

«А я ему: если пойдут – твоя задача, не обнаруживая себя, следовать за ними и передавать.»

А Тензор — станция с сетевым питанием. Он как это будет ей передавать — за собой кабель тащить, и на ходу ключом стучать?

Да не, он называет станцию, которая была у ВДВ. Приемник. Это четко его идентифицирует как разведчика ВДВ. Это никакой не СПН ГРУ.

Henren
Henren
для  Proper
10 месяцев назад

А не было тогда ничего другого. Это первое. Второе — диверсанты ж не предназначались для использования внутри страны. Их просто кинули туда, против мирняка. Чё было, то и выдали. Вот только не знаю, советские у них были станции или иностранные. Могли и с немецкими кинуть, если эта разведрота изначально была заточена под работу в ГДР/ФРГ, могли и с американскими. В тексте не указано, на каком ТВД они должны были действовать. Но дед не врёт, это я могу говорить уверенно. Слишком знакомый почерк советского руководства, бросившего на подавление восстания людей, готовившихся к выполнению совсем иных задач. И психология советского командира передана в тексте очень верно.

Henren
Henren
для  Базилевс
10 месяцев назад

Триангуляционная? Зарапортовался ты, красный товарищ. Точнее, и не знал никогда, что за борозда да как она называется. Педивикию хоть почитывай, для расширения кругозору.
Вот такие вот они и есть — краснопузые. В гимнасиях не обучались, сразу видно.

Владимир
Владимир
для  Базилевс
10 месяцев назад

>>триангуляционная
Это из геодезии. Триангуляционные вышки в количествах наставили при СССР на высотах.
А след на шее от верёвки называется странгуляционная борозда. Созвучно, но не идентично))

Perlin45
Perlin45
для  Proper
10 месяцев назад

Могла быть примерно такая же «Чайка» скрытого ношения, они по- моему с начала 60-х годов поступили в наружку МВД, там конструкция- убиться можно: рация на пояс на ремне, антенна к воротнику пристегивается, тангента с микрофоном в рукав, противовес в штанину опускается. Все это дело курткой прикрывалось. Проблема в другом: радиосвязь- только в пределах прямой видимости, поэтому без ретранслятора в автомобиле она нахрен не нужна… Хотя, если диверс на крыше сидел, то может и сумел чего- то хрюкнуть, только вот батареи хватало часа на полтора максимум…

Proper
Proper
Администратор
для  Perlin45
10 месяцев назад

Радиостанция 62Р1 (Чайка), внезапно, выпускалась с 1985 года.

http://rw6ase.narod.ru/00/prper/62r1_0_.jpg

Это прекрасно видно не только по элементной базе, но даже по наружной арматуре — в частности, вот этот малогабаритный разъем, через который подсоединяется тангента, появился в производстве лишь в начале 70-х годов — но тогда он шел строго в ракеты и тому подобную технику.

До нее выпускалась очень похожая «Кайра».
comment image

Но она тоже начала 80-х.

А еще до нее — Кама Т47/50:
comment image

Это 1968 год. На ней, кстати, прекрасно видно, что разъемы предыдущего поколения — вилка уже похожа на нормальную, а вот габариты розетки еще неоправданно большие.

Однако Кама Т47/50 — станция сугубо кагебешная, мелкосерийная. В МВД и армии таких не было.

Anunah
Anunah
10 месяцев назад

Новочеркасский расстрел- обычная подстава. И подставляли дядю Хруща.

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  Anunah
10 месяцев назад

Отэто — да.

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
для  Базилевс
10 месяцев назад

Как ты себе представляешь этот процесс?
Разоружение толпой солдатика?
Это возможно только если у солдатика вообще нет руководства. Т.е. в войсках — полный хаос. Дезорганизация.
Не забывай, что там были ВВ. Они вообще то специально натасканы подавлять бунты в зонах. Это их профиль/специализация.

千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
10 месяцев назад

Радиосрач

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.