Конец багатовекторности

Багатовекторность закончилась — а некоторые товарищи этого не заметили. Да что там товарищи — целые страны (в лице правящих элит) умудрились не заметить конец багатовекторности, и продолжают дудеть в эту дудку как ни в чем не бывало.

Это выглядит где-то даже смешно — все равно как если бы у машины отвалились колеса, а водитель в кабине продолжал увлеченно крутить руль и жать на педали, делая вид, что он едет дальше — и только удивлялся, что «уже столько еду — а до города так и не доехал».

Чтобы понять, отчего «багатовекторность» вполне успешно работала много лет, и вдруг издохла — надо сначала дать определение, что это вообще такое, и чем «багатовекторность» отличается от многовекторной политики (о которой Путин говорил во вполне позитивном ключе).

Багатовекторность — это особое, извращенное понимание многовекторности политики, образовавшееся в головах правящих элит стран-лимитрофов в процессе Холодной войны, и окончательно оформившееся (дошедшее до пика своего развития) сразу после развала СССР и СЭВ.

Кстати, если кто не знает — Лимитроф (от лат. limitrophus — пограничный) это пограничная область Римской империи, которая обязана была содержать стоящие на своей территории императорские войска. Затем так обозначали государства, образовавшиеся на территории бывшей Российской империи после 1917 года. В 90-х годах этим определением стали называть страны, которые оформились в качестве «независимых» после распада Советского Союза. В целом лимитроф — это страна, имеющая внешние признаки независимости, но на самом деле полностью зависимая, экономически и политически, от крупной державы или нескольких держав.

Но вернемся к багатовекторным. Чтобы была понятна разница: в основе концепции многовекторности лежит идея равноудаленности как основы независимости. Смысл в том, чтобы найти такую позицию, в которой интересы сверхдержав будут взаимно уравновешивать друг друга. Страна, исповедующая такую политику, движется собственным курсом в своих интересах — но поддерживает разумные равномерные отношения и экономические связи со всеми центрами мировой политики и экономики. Всем партнер — ничей слуга.

В основе концепции «багатовекторности» лежит противоположная идея — идея равноприближенности. На бытовом уровне эту концепцию реализует дама сильно облегченного поведения, которая бегает от хахаля к хахалю, вытрясая из каждого какие-то подарки и бонусы себе, любимой, при помощи угроз «уйду к другому» — и давая каждому на полшишечки.

Уловили разницу? Она вполне диалектическая — «багатовекторность» это вывернутая наизнанку многовекторность, в которой торговля «независимостью» превращена в источник кормовых ресурсов.

Зачатки этого, конечно, были задолго до новейших времен — но именно острое экономическое и политическое противостояние двух систем в рамках «холодной войны» позволило багатовекторности вызреть и превратиться в надежный способ кормления для государств, вполне ничтожных в политическом и экономическом смысле. В качестве наиболее ярких примеров из периода до распада СССР можно привести Югославию и Финляндию. Как тогда пел один известный куплетист:

Югославенская земля —
Найдешь ты здесь что хочешь, мля.
И купишь всё — от трактора до клизмы.
Здесь хиппи, секс и красный флаг,
Свобода слова и бардак.
Что хочешь — окромя социализма.

Это вот Югославия 70-х годов, сервис на автозаправке. А вот вам Балканская улица, начало 70-х годов:

Как видите, жили югославы куда богаче советских людей. И веселее, в общем-то. Правда, похмелье оказалось куда более тяжелым. Но это было потом — когда в них пропала нужда.

«Багатовекторность» всегда базируется на имеющемся у сверхдержав избытке ресурсов и на стремлении сверхдержав расширить свои зоны влияния. «Багатовекторные» прикидываются готовыми поддаться такому расширению — но требуют от сверхдержавы что-то им дать взамен. И как только получают — сразу бегут к другой сверхдержаве с криками «рятуйте, они втягивают нас в свою сферу влияния, скорее дайте нам вкусного, чтобы мы к ним не ушли».

Когда СССР рухнул — обломки советского блока выжали из позиции «багатовекторности» максимум бонусов. Запад охотно давал им денег за отрыв от России — но и Россия была вынуждена, сама находясь в жуткой экономической ситуации, финансировать эти отвалившиеся «незалежности» — просто потому, что в рамках СССР советская элита умудрилась размазать промышленность по окраинам, и соответственно отрыв окраин приводил к разрывам технологических цепочек, тянувших за собой крайне тяжелые последствия для самой России. Русским приходилось платить за дебильную экономическую политику КПСС, заключавшуюся в «опережающем развитии национальных республик».

Вот так они, эти лимитрофы, и жили со своей «багатовекторностью». И бывшие страны СЭВ так же жили — только республики больше тянули из России, а страны СЭВ — из Европы, но и те и другие в целом тянули со всех «центров силы».

Ошибкой лимитрофов стало лишь то, что они полагали эту ситуацию постоянной. А она оказалась — временной.

Россия постепенно, шаг за шагом, избавлялась от зависимости своей экономики от бывших окраин СССР. Избавлялась от необходимости в прибалтийских портах, в газотранспортной системе Украины и Белоруссии, в Ташкентском авиазаводе и Николаевских верфях, и многого всякоразного прочего, чего в нацреспубликах успел понастроить СССР. И по мере того, как падала эта зависимость — сокращался и денежный поток, текущий из России в эти самые «независимые» страны.

Параллельно с этим шли кризисные процессы в экономике Европы, и шире того — в глобальной экономике. Евросоюз, пережив кратковременный подъем за счет открытия рынков сбыта в бывшие страны ЕС и некоторые постсоветские республики — начал испытывать экономические затруднения. До поры до времени он пытался сохранять свои подачки «багатовекторным» лимитрофам — но чем дальше, тем это было труднее делать.

Мировой экономический кризис 2008 года ясно показал всем, что пришла пора резать непродуктивные хвосты. И первыми под резак пошли «багатовекторные».

Но для постсоветских республик звоночек прозвучал еще раньше. Когда президент незалежной Украины Кучма не смог договориться с президентом РФ Путиным о поставке русского газа по 50 долларов за килокуб. За это украинские элиты в 2004 году сбросили Кучму, заменив его на «проевропейского» диоксинового Ющенко, рассчитывая либо напугать Путина, либо получить адекватную русским вливаниям сумму от ЕС — но не помогло. Русский газ продолжил дорожать — сокращая кормовую базу незалежности, а ЕС давал только кредиты, которые надо было потом отдавать. А тут и кризис 2008 года подоспел.

«Багатовекторность» закончилась, потому что у всех экономических «центров силы» кончились деньги. Не вообще кончились — а кончились на оплату багатовекторных попрошаек-вымогателей.

Последней надеждой багатовекторных после 2008 года оставался растущий Китай. Вы сами наверняка заметили, как все эти любители вертеть носом неожиданно кинулись открывать китайские технопарки и мутить всякие собственные версии «шелкового пути». Но нет — мировой кризис догнал и Китай, и ручеек денег оттуда тоже быстро иссяк.

На 2020 год не видеть того, что «багатовекторность» себя исчерпала — может только политический слепец. Да, можно продолжать лавировать, что-то обещать большим странам и блокам, раздавать поцелуйчики — но ничего большего, чем одобрительное похлопывание по плечу, за это получить уже не удается. Лишних денег для «багатовекторных» ни у кого больше нет. Предоплату под обещания никто больше не хочет вносить. Только так — сначала работа, потом оплата. Может быть, хе-хе.

С деньгами всё настолько плохо, что Англия была вынуждена выйти из ЕС — чтобы не платить дотации тамошним лимитрофам, который успели напринимать после распада СССР. И даже после этого проблемы таковы, что британцы вынуждены отправить в металлолом все танки (нет денег на их содержание), а их с таким трудом построенные авианосцы плавают без самолетов — потому что нет денег на закупку палубной авиации.

После ухода Англии — для оставшихся доноров ЕС (прежде всего Германии и Франции) нагрузка от дотаций лимитрофам еще более выросла. Оставшиеся доноры эту нагрузку не тянут — а тут еще и внутренние проблемы, вроде понаехавших беженцев-дармоедов и дальнейшего падения экономики.

Таким образом, мы видим отсутствие у сверхдержав избыточных ресурсов (и не только у ЕС, но и у США, и даже у Китая) — и одновременно падение интереса к расширению своей сферы влияния. Нахаляву, конечно, расшириться они были бы и не прочь — но именно что нахаляву, а вот платить за это — уже никто не хочет. Это хорошо заметно по выводу американских войск из всяких впопуасий — даже тех, где, казалось бы, достигнут военный успех, и даже тех, где на место американцев сразу придут их геополитические враги.

Другими словами — у «багатовекторности» кончилась кормовая база.

База кончилась — а привычки остались. И вот катящаяся в тартарары Украина ноет русским «дайте газу пописят, а то мы вступим в НАТО», а американцам — «дайте газу пописят, а то нас захватит Путен». И вот лукашенковская Белоруссия устраивает антирусские провокации и гоняет своего министра иностранных дел Макея на «консультации» в Госдеп США, думая что-то вымутить если не в США, то у русских.

И непрерывная, бесконечная лапша на уши про «багатовекторность» — мол, мы не против вас, просто мы независимая страна, поэтому вступать в союз мы не будем, признавать Крым российским мы не будем, но нефть и газ по внутренним российским ценам вы нам дайте. А то хуже будет.

Да в том-то и дело, что хуже не будет. У России пропала нужда в вас, ребята. А у Запада ее и не было никогда — он вас подкармливал, только чтобы создавать проблемы России.

Ну чем вы можете еще нагадить русским? Вступить в НАТО? Вы это серьезно? То есть вот нынешняя русофобская, нацистская Украина, вооруженные силы которой убивают русских на Донбассе и мечтают «вернуть Крым» — от вступления в НАТО станет представлять для нас большую угрозу? С хрена ли? Скорее всё произойдет наоборот — Германия и Франция еще больше урежут свои вооруженные силы, радуясь возможности сэкономить за счет поступления под командование НАТО украинского «пушечного мяса». Вкладываться в ваши вооруженные силы никто не станет — они свои-то уже не могут финансировать, бундесвер пересадили с танков на грузовики, а с грузовиков уже пересаживают на велосипеды — и я не шучу.

Или вот белорусы вступят в НАТО — офигеть, какой удар. Два десятка старых МиГ-29, из которых половина не может подняться в воздух — могучая сила. Я же помню, как белорусы прикупили вна Украине 10 старых учебных самолетов Л-39 для пополнения своих ВВС — ни на что большее денег не было даже в лучшие времена. Теоретически в войсках РБ числятся 602 танка — но это танки времен СССР, и таких же танков у хохлов числилось на момент начала конфликта 2014 года что-то типа 5 тысяч — как, надолго их хватило? Это же в массе практически нерабочий хлам, из него в боевом состоянии хорошо если несколько десятков. Всё это — несерьезно, это и на стороне РФ не помощь, и для НАТО только обуза. А денег на модернизацию никто не даст — ни мы, ни НАТО.

Я же говорю — багатовекторность закончилась. Бегала Оксана, разводила мужиков на бабло — пока не надоела всем, да и бабла лишнего больше нету, себе надо на всякое нужное. Вот и сидит, пригорюнившись, рассказывает, какие все мужики козлы.

Жалко Оксану — а что делать? Кто желает зажалеть — идите, флаг вам в руки. А мы в России пока переждем.


Вам понравился материал? Не благодарите, лучше помогите автору материально.

Пожертвуйте 10 рублей с карты:

Пожертвуйте 10 рублей с яндекс-кошелька:

Спасибо всем, кто присылал за предыдущие статьи. Приятно видеть, что кому-то небезразличны мои труды.

Материал: Копетан Очевидность специально для TopRu.Org
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем KapitanO на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

15 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.