Идеология умерла — и воскресла

СССР был идеократическим государством — то есть государством, построенным на основе идеологии (в данном случае коммунистической), вытеснившей всех конкурентов. И рождение, и жизнь, и смерть СССР полностью происходили в пространстве идей, которая отбрасывала на реальную жизнь материальные тени. Без пространства идей понять что-либо происходившее в СССР совершенно невозможно — все равно что пытаться изучить иностранный язык, не зная о существовании грамматики.

В конце концов идеология СССР накрылась медным тазом. Это произошло не из-за каких-то ее фатальных недостатков (честно говоря, любая даже самая тупая идеология всегда найдет своих поклонников, а советская была очень даже неплохой), а из-за отсутствия техобслуживания. Идеологию надо периодически обновлять, приводя в соответствие с реальностью, иначе она сначала вызывает недоумение, а затем, когда начинает реально мешать, то и ненависть. В СССР же предпочитали пытаться менять вместо идеологии — нет, не реальность, это невозможно, а отражение реальности в виде суждений о ней. Советская жизнь проходила ведь в сфере идей. Выражаясь проще — пытались как-то отменить неудобные и не вписывающиеся в идеологию явления жизни. Пытались их замалчивать, объявлять пережитком проклятого царизма или же преследовать тех, кто о них договорил.

Результат известен. Идеологию перестали разделять молодые поколения, выкинули ее на помойку и заменили бешеным коктейлем из всего, что было антисоветским — от Фрейда и группового секса до показного православия и геополитики. Волна ненависти к коммунистической идеологии была так велика, что осуждению и отвращению подверглась не просто коммунистическая идеология, но любая идеология вообще. Само явление было предано анафеме. «Идеология — то, что отравило всю нашу жизнь» — как сформулировал это писатель Кривин, тоже вскочивший в общий вагон. «Мы будем жить вообще без идеологии» — было лозунгом «свободной России» по Ельцину. Соответствующие чувства нашли отражение даже в Конституции РФ — смотрите ст. 13.

Разумеется, сама идея была чушью. Человек не может существовать без идеологии. Не может в принципе. Почему? Ну это старая проблема яйца и курицы, аналогичная проблеме зрения.

Мир бесконечен и многообразен, а мощности по его восприятию и переработке информации ограничены. Чтобы что-то увидеть, нужно заранее знать, что именно ты видишь. Это не тавтология, это порочный круг. Например, глаз считывает некий квадрат размером в 100 светочувствительных клеток по каждой стороне. Такую двухмерную проекцию могут иметь миллионы самых разных фигур, к тому же находящихся под самым разным углом и на самом разном расстоянии от глаза.

Как в общем случае точно определить, что именно мы видим? Да никак. Это невозможно.

Эволюция в этом месте просто жульничает, даже не попытавшись решить задачу в общем виде. Мозг человека заранее «знает», что происходит на планете Земля — что Солнце светит сверху, что есть животные и растения, что свет днем желтый, что предметы движутся с не очень большой скоростью и т.п., и на основе этого знания трактует видимые отражения реальности. Это очень мощные знания, для сбора которых потребовались миллионы лет, — но они не универсальны. Если глазу и мозгу предъявить нечто, не встречающееся в обычных условиях, они вполне могут ошибиться — именно так и возникают оптические иллюзии.

Ровно та же история происходит и в сфере идеологии. Вот произошло некое событие А. Это хорошо или плохо? Какие последствия оно даст? В общем виде это просчитать невозможно. Но можно заранее задать некие граничные условия, составить картину мира, и затем уже вписывать в эту картину происходящие события. Картина эта — предмет веры, в целом она недоказуема, хотя ее отдельные элементы и можно проверить на соответствие реальному миру. Такая система верований в отношении устройства «мира вообще» называется философией (конкретно, онтологией), а в отношении устройства человеческого общества — идеологией.

Идеология отвечает на глобальные вопросы — как устроено общество, зачем оно конкретному человеку, а человек ему, и в чем смысл существования обоих.

Идеология возникает на основе предшествующего опыта, но при этом сама жестко задает восприятие опыта нового. Вот такой порочный круг. По аналогии можно догадаться, что на непривычных объектах она будет давать иллюзии, и что она в принципе как замкнутая система взглядов не может верно отражать всю объективную реальность.

Идеологии работают примерно так же, как научные парадигмы по Куну. Подозреваю, что они вообще являются объектами одной природы, только прилагаемыми к разным сферам.

Выглядит это так. Есть идеология А. В нее какое-то время верят, вносят в нее поправки, которые приходится натягивать все больше и больше. В конце концов в идеологии А массово разочаровываются и перенимают идеологию Б — которая существовала и до этого, но была не так популярна и разделялась лишь маргинальными группами. Происходит смена идеологической парадигмы. Именно так произошло в конце существования СССР.

Я видел много лжи, я видел много правды,
И каждая из них врала самой себе.
Я их менял местами и получал награды
За мужество в борьбе…

Гораздо хуже, когда общество делится примерно пополам, и одна его половина верит в А, а другая — в Б. Это вызывает непрерывную борьбу, в особо тяжелых случаях доходящую до массовых репрессий или вообще гражданской войны. Между обоими сторонами реально нет никакой общей платформы, поэтому ни до чего договориться они не могут. Такая ситуация возникла в России после Февральской революции.

Идеология не может быть слишком сложной или утонченно-изысканной — потому что ее должны разделять массы людей, и далеко не все из них умны или очень чувствительны. Разработкой идеологий занимается отдельный социальный слой — сейчас именуемый интеллигенцией, которая в процессе может использовать какие-то существующие народные взгляды. Простые люди оценивают идеологию не глобально — насколько она вообще соответствует миру и обществу в целом, а локально — насколько она отвечает на вопросы, возникающие у них в процессе жизни и насколько практически полезные ответы дает. При этом всегда есть огромный люфт — диапазон, в котором сову идеологических ответов можно натягивать на глобус практических фактов. Но этот люфт не бесконечен, и сова рано или поздно порвётся, если ее не модифицировать так, чтобы она лучше натягивалась.

Доказать что-либо человеку, не думающему своей головой, а берущему все ответы из какой-либо идеологии (фанатику) невозможно. Он будет воспринимать лишь те факты, которые соответствуют его собственной идеологии, а все остальные отметать сходу или находить им какое-то каноническое объяснение.

Такое поведение по-своему гармонично. Без идеологии человек существовать не может — он станет слепым, не ориентирующимся в социальном пространстве. И потеряет собственную идентичность — а это очень-очень тяжело. Лишиться корней и зависнуть в воздухе — это под силу пережить только очень сильным независимым людям. Издержки от такого будут намного больше, чем отрицание реальности. Поэтому пусть провалятся к черту факты, да здравствует идеология.

Теперь вернемся из горних сфер абстракции к России.

Разумеется, никакого уничтожения идеологии в постсоветское время не произошло — это в принципе невозможно. Просто одну идеологию — коммунистическую — заменили на другую — либеральную. Ну ту, где надо «влиться в Европу», и где морально то, что дает доллары как можно быстрее. Подробнее углубляться не буду — кому интересно, те могут найти древнюю сетевую книгу Дм. Невидимова «Религия денег», там всё в деталях расписано, включая процесс перехода от одной к другой.

Сейчас все равно всё это представляет лишь исторический интерес.

Официально в РФ либеральной идеологии как бы не существовало, считалось, что никакой идеологии в РФ больше нет. Ну примерно как у Лема в «Эдеме» якобы не было власти. Не стоит считать это полным враньем, просто жители РФ настолько глубоко впитали либерализм, что идеология казалась им естественной, как воздух, которым дышат. Вы же не замечаете существование воздуха, если специально не будете им заниматься?

Новая идеология отлично работала почти 30 лет — пока давала то, что обещала. Разумеется, не всем, но все и не нужны. Режим опирался на население больших городов, а на всех остальных ему было плевать, потому что они ничем ему не угрожали. Он реально давал и обещанную свободу (особенно свободу для реализации разных пороков), и улучшение уровня жизни. Москвич, питерец или новосибирец выходил на балкон своей новой просторной квартиры (куда большей, чем уравнительная брежневка), любовался видами новостроек, попивая чилийское или европейское вино и закусывая хамоном, и решал, куда ему ехать летом — в Турцию или на какие-нибудь экзотические острова. Те же, у кого не было ни новой квартиры, ни хамона, ни новой тачки — истово верили, что все это у них будет, и оно действительно появлялось.

Откуда брались деньги на потребительский праздник, никто особо не задумывался — от прекрасно действующей рыночной экономики, откуда же еще? Это вам не убогий совок.

Тирли-тирли, я гуляла молода. Пока не помёрла. Вот и либеральная идеология тоже работала. Пока не перестала. Реальные доходы перестали расти и начали падать. Сначала пережидали, верили и надеялись на восстановление, потом стали что-то подозревать. Прошло пять лет. Рыночные иллюзии начали развеиваться, как утренний туман. Что-то в рынке необратимо сломалось. Причем сломалось не только в РФ, а глобально.

Когда старая идеология перестает работать, люди находят себе новую. И они ее нашли. С 2014 года вместо свободы и рыночного счастья массовое распространение получили совсем другие верования, подозрительно похожие на дореволюционные черносотенные. Гипертрофированный этатизм, шовинизм, пещерный национализм и… антикоммунизм. Последнее упоминаю специально для прекраснодушных левых, которые много лет верили, что народ рано или поздно разочаруется в рынке и тут же вспомнит свои коллективистские коммунистические корни. Фиг там.

Что можно сказать об этой новой чудесной идеологии, вернее об их целом семействе? То, что уже один раз она оказалась на свалке истории, и это почти всё, что нужно о ней знать. Да, она легко усваивается, понять ее может любой дурак, который в качестве бонуса получит увеличение ЧСВ на 100-200%, но… Но она малоадекватна реальности, и это очень легко продемонстрировать.

Не буду на этот раз вспоминать какие-то неоднозначные политические вещи, возьму то, что понимается всеми совершенно одинаково.

Взгляните на карту распространенности ВИЧ-инфекции среди населения разных стран (есть в Википедии). Кто еще не в курсе, СПИД — это такая смертельная болезнь, при которой срок жизни сокращается очень сильно, а сама жизнь становится тяжелой и страшной, да и смерть не лучше. Что мы видим? Что в РФ показатели зараженности совершенно африканские. Еще не как в ЮАР, где заражено до 40% взрослого населения, но уже как в Африке Центральной. Цифры разительно отличаются и от соседней Европы, и от США, и от Китая, и особенно от мусульманского мира (который, как ни странно, оказался самым чистым от заразы).

Карта 2009 года, но в соответствующей статье есть данные и поновее, из которых легко увидеть, что положение становится только хуже. Инфицированных с каждым годом все больше и больше, темпы распространения тоже растут. 2016 год: третье место в мире по новым случаям заражения: сразу после ЮАР и Нигерии. 2017 год: 71 случай на 100.000 человек.

Еще раз напомню: болезнь смертельная, очень сильно ухудшающая качество жизни, лечение симптоматическое и дорогостоящее. При этом, совершенно очевидно, что в РФ она будет распространяться и дальше, и скорее всего пойдет по экспоненте.

А теперь вопрос. Какая из господствующих ныне идеологий учитывает в своих построениях эти легко проверяемые и совершенно однозначные цифры? Русский национализм, мечтающий о неких абстрактных русских в вакууме? Свидетели мощи и величия России? Какое может быть величие, если, скажем, 10% населения будут болеть СПИДом и умирать? Это уже не мощь, это мощи. Может быть, либерализм что-то учитывает? А как же — чем больше больных, тем больше они будут платить за лекарства и увеличивать ВВП. А как леваки собираются строить свой коммунизм? Сослать всех заболевших в ГУЛАГ?

Кстати, на Украине случаев заражения вполовину меньше — 37 на 100.000. Но и это страшно много есть подозрение, что это просто от отсутствия учета. И последствия будут те же. Идеология украинского национализма в курсе про эпидемию СПИДа? Или для нее это не важно? Пусть дохнут, лишь бы при этом стонали по-украински?

А как все эти идеологии собираются решать проблему массовой безработицы из-за автоматизации? Проблему износа советской инфраструктуры? Демографический провал? Развал собственной промышленности? И еще с сотню реальных нынешних проблем, мира не вчерашнего, а сегодняшнего?

Ответ: никак. Они все предпочитают жить в прошлом, причем даже не в настоящем прошлом, а в выдуманном, где каждая из них победила всех врагов и процвела. Все они настолько неадекватны времени, что даже споры с идеологическими противниками тоже предпочитают вести в прошлом — нет характернее примера, чем красно-белые свары в интернете, под уютный шум которых так быстро пролетели двадцать лет.

А для настоящего у них есть замечательные советы: надо, чтобы все люди… и тогда… Надо то и надо это, без упоминания — кому надо и кто это будет делать. Вот есть гнусная реальность — и есть прекрасная будущность, она же прошлость, в которой всё хорошо. На этом, собственно, и сказочке конец. Точка.

Причем это те, у кого вообще есть хоть какая-то идея будущего. Потому что у половины новых идеологий ее нет в принципе. Всё уже хорошо. И точка. Главное — сплотиться вокруг власти и не дать врагам под нее подкопаться.

Вот этим и закончилось изгнание идеологии из России (под Россией я понимаю, естественно, территориально-культурную историческую общность). Была одна мощная идеология, привлекательная для многих в мире, и позволяющая в единых терминах договориться разным участникам. А закончилась кучей мелких бессильных идеологий, идеологиек, если честно, не интересных даже ближайшим соседям, совершенно бесплодных, бесполезных в плане построения будущего, и годных исключительно для унылых перебранок друг с другом.

Колесо истории провернулось еще на один зуб. Прошлое повторилось второй раз в виде фарса. Но будет еще и третий раз — в виде фарса второго порядка, а если попросту — то б@#$%ого цирка.

А будущее все равно придет — только не наше и не для нас. Слава богу, что я когда-нибудь умру и не увижу всего.

Материал: https://gatoazul.livejournal.com/651793.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

21 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.