Европейские жертвы американофилии

Американцы, разрушая экономические связи ЕС с Востоком, фактически напрямую работают против экономических интересов, экономической и политической стабильности Европы. Потому что так будет лучше для США.

Когда-то давно, в средине 90-х, некоторые украинские эксперты пытались предложить вариант так называемой финляндизации Украины. Предполагалось, что Киев будет выстраивать свои взаимоотношения с окружающим миром по примеру послевоенной Финляндии. В соответствии с этим планом Украина должна была стать действительно нейтральной страной, политически абсолютно лояльной России, но экономически плотно вписанной (хоть формально и не интегрированной) в европейские структуры.

Это была попытка найти внутриполитический компромисс, который позволил бы Киеву не скатиться в яму пещерного национализма и русофобии. Но данная попытка была изначально обречена на провал. Во-первых, потому, что «финляндизация» трактовалась хохлами совершенно неправильно.

Финны не были экономически независимы от СССР. Хельсинки находился в вассальной зависимости от Москвы по всем показателям (как политическим, так и экономическим). Компромисс заключался в том, что Сталин вынужден был отказаться от идеи создать социалистическую Финляндию. Несмотря на два военных поражения за пять лет, финны смогли добиться сохранения у себя капитализма.

Во-вторых, финский эксперимент пришёлся на эпоху жёсткого идеологического противостояния двух мировых систем. В этих рамках каждая из сверхдержав наблюдала за своим геополитическим (и идеологическим) оппонентом, пытаясь блокировать любые попытки расширения сферы влияния, а значит, усиления конкурирующей системы. Только в такой уникальной ситуации и могли существовать ориентированная на Запад нейтральная социалистическая Югославия и ориентированная на СССР нейтральная капиталистическая Финляндия.

Как только биполярный мир превратился в монополярный, оба эксперимента были закрыты. Финляндия стала стандартной частью Запада, а Югославия (как часть идеологически чуждого мира) была уничтожена. Если бы холодную войну проиграл Запад, то, с высокой долей вероятности Югославия стала бы стандартным членом ОВД и СЭВ, а Финляндия просто вошла бы в состав СССР, либо превратилась бы в скандинавскую Монголию (социалистическую страну с номинальной независимостью).

Именно биполярный мир создавал условия для таких ситуаций, когда один лагерь не в состоянии полноценно удерживать какое-то государство, но и у другого лагеря не хватает сил его полностью инкорпорировать в свои структуры.

Понятно, что в 1990-е ситуация была совершенно иной. Не было уже двух противостоящих систем. Существовал один глобальный гегемон и большое количество держав второго порядка, к числу которых тогда относились не только крупнейшие западноевропейские партнёры США (Великобритания, Германия, Франция), но и Россия с Китаем.

Некоторые государства (в том числе и тогдашняя Украина) могли сделать выбор: остаться в сфере влияния регионального лидера (выбор Белоруссии) или попытаться взаимодействовать с Западом самостоятельно (выбор Украины).

Сделав выбор, уже невозможно было сохранять политическую лояльность одной стороне, при этом экономически ориентируясь на другую. Не случайно все попытки Киева и Минска сыграть в так называемую многовекторность благополучно провалились. Белоруссия не смогла уйти из российской сферы влияния, поскольку за это необходимо было заплатить сменой политического режима, а Украина, будучи экономически привязана к России, но политически стремясь на Запад, не смогла сохранить ни политический режим, ни собственную экономику – в попытке усидеть на двух быстро разъезжающихся стульях она просто порвалась по швам.

Сегодня мы видим, как ошибку Украины повторяет ЕС. Его старые члены (Франция, Германия, Италия) экономически кровно заинтересованы в тесном взаимодействии с Россией. В этом их поддерживает и меньшая часть новичков. Большая часть восточноевропейских членов ЕС считает, что их политическая ориентация на США не только даст возможность компенсировать экономические потери от конфронтации с Кремлём, но и позволит остаться в выигрыше.

Будучи не в силах преодолеть это внутреннее противоречие и крайне боясь дальнейшей дезинтеграции (Венгрия и Польша регулярно шантажируют Западную Европу тем, что пойдут по пути Великобритании), ЕС пытается сохранить внешнюю видимость давно отсутствующего единства за счёт того, что декларирует политическую лояльность США, пытаясь одновременно развивать взаимовыгодные экономические отношения с Россией и Китаем.

Однако сидеть на двух стремительно разъезжающихся стульях становится всё неудобнее.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Дочитал до конца? Жми кнопку!

Вам может понравиться...

7 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.