Экономическое чудо Третьего рейха

СМИ (включая «Всемирную паутину») периодически охмуряют обывателя информацией об «экономическом чуде нацистской Германии». Воспользуюсь данными из архива бывшего Министерства хозяйства Германии, которые попали в Советский Союз после войны. Расклад государственного бюджета Третьего Рейха на 1939/1940 финансовый год (пик благополучия фашисткой империи) таков:

Доходы (в марках):

  1. Обыкновенные доходы (в основном налоговые) – 59 млрд.
  2. Займы – 29,5 млрд.
  3. Доходы за счет ресурсов оккупированных стран – 41,5 млрд.

Итого: 130 млрд.

Бюджетные расходы (включая военные) – 130 млрд.

Как видим, баланс больше чем наполовину сведен за счет огромных займов (23 % от доходной части бюджета) и оккупационного грабежа.

До поступления «грабительских средств» растущий будто на дрожжах дефицит закрывали наспех изобретенными ценными бумагами. За три бюджетных года (с 1934 по 1937 гг.) было выдано т.н. «векселей Мефо» («Mefo» – «векселя Металлургического исследовательского общества») на общую сумму 12 млрд. марок. С 1 апреля 1938 года на смену «Мефо» Имперское кредитное управление начало выпускать «денежные переводы за поставку» – сиречь займы на чрезвычайные военные расходы. В 1938 году таких денежных переводов выдали на сумму 6,5 млрд. марок.

С 1939 года в силу вступила новая придумка финансистов: 40 % военных заказов начало оплачиваться так называемыми «налоговыми квитанциями», которыми подрядчики (создатели вооружений) имели право рассчитываться с поставщиками. Всего до начала войны таких квитанций было выплачено 4,8 миллиарда марок.

Использовались во множестве и другие более мелкие ноу-хау по накачке долгового пузыря, в том числе и сверхплановая эмиссия марки. Например, довольно крупная афера с «Жуком». В 1934 году автозавод «Фольксваген» всем жаждущим получить свой автомобиль по программе «народный автомобиль» – «Фольксваген» – предложили внести предоплату. Свыше 300 тыс. лохов осуществили предварительных платежей государству на сумму более 110 млн. марок. Но руководство Третьего рейха, естественно, не планировало осчастливливать граждан личными авто. Как только началась война, завод по намеченному плану перевели на выпуск военной продукции. Хе-хе, это вам не AVVA Березовского — Адольфыч работал с размахом.

Вообще про эти вот МММ «гениального финансиста» Ялмара Шахта – рейхсминистра экономики и главы Рейхсбанка – можно писать долго и со смаком.

Долговой пузырь и стал главной причиной того, что Гитлер начал военную экспансию на Восток осенью 1938 года (аннексия Судетской области Чехословакии), а не позже, как планировалось. Неподъемные кредитные обязательства нацисты намеревались оплатить за счет оккупированных стран. И это им в известной мере удалось. В 1939-1940 гг. путем прямого ограбления оккупированных стран и пиратских клиринговых схем немецкая казна получила по разным оценкам более 28 млрд. марок.

Отдельной темой можно упомянуть забавную историю с Чехословацким золотым запасом, который сердобольные англичане вернули Гитлеру, как только тот с одобрямса западных кураторов оккупировал в марте 1939 года всю Чехию. Однако размеры статьи поджимают.

Экономика фашистской Германии была накануне большого шухера, потому-то уже 20 сентября 1939 года (спустя 20 дней после начала блицкрига в Польше) в Германии ввели карточки практически на все продукты питания. Решение о запуске карточной системы приняли еще в начале года, но ждали подходящего момента. Славная молниеносная виктория над расхлябанной Речью Посполитой и стала тем случаем, когда за громом побед не было слышно пшика сдувающегося пузыря нацистского экономического чуда.

Германский банкир Шахт в 1929 г. с удовлетворением отмечал: «Германия за 5 лет получила столько же иностранных займов, сколько их получила Америка за 40 лет, предшествовавших Первой мировой войне». Никуда они не делись и после прихода в 1933 году Гитлера к власти. Своих выдвиженцев финансовая закулиса не бросает. А антисемитская политика фюрера их не смущала. Гитлера готовили для святой цели – броска на Восток.

Принадлежавшая Рокфеллеру «Стандарт Ойл» контролировала всю германскую нефтеперерабатывающую промышленность и производство синтетического бензина из угля.

Банковскому дому Моргана принадлежала вся химическая промышленность в лице концерна «И.Г. Фарбенидустри». Через принадлежавшую Морганам американскую компанию связи «ИТТ» они контролировали 40 % телефонной сети Германии и 30 % акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф».

Через «Дженерал электрик» Морган контролировал германскую радио- и электротехническую промышленность в лице германских концернов «АЭГ», «Сименс», «Осрам». Через «Дженерал моторз» Морган контролировал германский автомобилестроительный концерн «Опель». Генри Форд контролировал 100 % акций концерна «Фольксваген».

К моменту прихода Гитлера к власти под полным контролем американского финансового капитала находились 278 фирм и концернов, а также ключевые банки, такие как «Дойче банк», «Дрезднер банк», «Донат банк» и ряд других.

Янки не шибко печалились от опереточной национализации Гитлером в разгар войны некоторых своих мощностей, ибо прибыль фиксировалась на уровне 5-10 % и начислялась истинным владельцам через нейтральные Швейцарию или Швецию.

Вот так обстояли дела с «незалежностью» германской промышленности. Заокеанские хозяева немецких предприятий и заводили через свои хозяйства инвестиции в германскую экономику. Потому американцы до конца войны не бомбили «свою собственность». Бизнес превыше всего!

В 1940 году, когда пахнуло жаром надвигающейся войны и экономика была переведена в режим военного времени, поступления в бюджет СССР по займам у населения составили 17,1 млрд. рублей – 10,5 % от фонда заработной платы (162 млрд. рублей) и 9,5 % от доходной части государственного бюджета (180 млрд. рублей; расходная часть равнялась 170,4 млрд. рублей).

У Гитлера же за 4 предвоенных финансовых года (1935-1939 гг.), когда на полную катушку включили мобилизационную экономику, ежегодные займы через всевозможные «векселя», «налоговые квитанции», «денежные переводы за поставку» (в том числе и займы у населения) составили 25 % от всех бюджетных расходов. А в последний мирный финансовый (1938/1939) год – 28,5 %. Сравните с советским уровнем.

Гитлер играл ва-банк: или пан, или пропал. Очень скоро пропал.

Спору нет, Сталин заставлял зэков работать на благо страны. Однако не бесплатно. Зарплата им выдавалась. Но «острожники» работали не только в СССР, но и во всех прочих странах с развитой демократией. А уж как за чечевичную похлебку работали у Гитлера в концлагерях! Встречал цифру 1,157 млн. узников в Германии в 1940 году. Столько з/к на 80,6 млн. населения – это будет гораздо круче, чем у Сталина даже в «расстрельном» 1937 году – 820 тысяч на 170 млн. населения. Так что лучше любителям Гитлера не ворошить эту тему.

Нельзя обойти вниманием такой людоедский метод приведения экономики в рентабельное состояние, как «Акция – смерть из жалости» (нем. «Aktion Gnadentod»). Речь о насильственной эвтаназии «неполноценных людей»: больных шизофренией, эпилепсией, энцефалитом, слабоумием, парализованных, пациентов с диагнозом болезнь Хантингтона, а также психически больных людей и пациентов, находящихся на лечении более 5 лет и не способных выполнять физический труд.

На совещании у фюрера 9 октября 1939 года число потенциальных клиентов программы установили в 70 тысяч человек. На вооружение приняли формулу 1000:10:5:1, согласно которой из каждой тысячи людей десять нетрудоспособны, 5-ти из 10-ти нужно оказывать помощь, а одного физически уничтожить. По этой формуле из 70-ти млн. граждан Германии (в границах 1937 г.) нуждалось в «дезинфекции» 70 тысяч человек. Согласно нацистским расчетам, это давало ощутимый экономический эффект в сохраненных для страны 885 440 000 рейхсмарок. Это было выполнено.

Наивны разговоры о росте уровня жизни бюргера в условиях форсированной подготовки к войне. Согласно данным Статистического управления Рейха, заработная плата квалифицированных рабочих в пересчете на доллары сократилась с 20,4 цента в час в 1932 году – в пору наибольшей депрессии – до 19,5 цента в середине 1936 года. Почасовая заработная плата неквалифицированных рабочих понизилась с 16,1 до 13 центов.

И хотя партия Гитлера нарекла себя Национал-социалистической немецкой рабочей партией, фюрер перед трудящимися бисер явно не метал. Рабочим запретили по своему усмотрению менять рабочие места. Был удлинен рабочий день, он доходил до 12-14 часов. Была введена трудовая повинность для молодежи, т.е. принудительный бесплатный труд, в котором должны были участвовать все молодые немцы. Профсоюзы, стачки и забастовки запрещались. За нарушение трудовой дисциплины вводилось уголовное преследование.

Предприниматели объявлялись «вождями» предприятий на основании Закона «О порядке национального труда» 1934 г. Им предоставлялось право определять условия труда, увольнения, взыскания штрафов и пр.

Немецкому бауэру тоже не дали возможности отлынивать от подготовки к войне. 21 мая 1935 года был принят секретный закон «Об обороне империи». По нему немецкие фермеры объявлялись «солдатами продовольственного фронта», и им спускались жесткие планы сельскохозяйственного производства – нормы сдачи продукции по фиксированным ценам.

Да, Гитлер желал для немецкого народа построить светлое будущее, но сначала рейхсдойче обязан был хорошенько затянуть пояс, затем повоевать, не жалея живота своего, а уж потом за счет других народов (и в особенности славян) – гармония и процветание.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

27 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.