Что происходит с модулем «Наука»

Вчера вечером Роскосмос сообщил, что модуль «Наука» провел два включения двигательной установки.

— Первый тестовый маневр состоялся в 18:07 мск, двигатели были включены на 17,23 с и величина импульса составила 1 м/с.

— Второе включение двигателей состоялось в 20:19 мск и продлилось 250,04 секунды. Импульс составил 14,59 м/с.

В результате второго маневра перигей орбиты «Науки» увеличился с приблизительно 190 км до 230,43 км (по данным НОРАД – 224,4 км).

Учитывая, что приращение скорости менее чем на 15 м/с заняло почти четыре минуты — для коррекции орбиты использовались малые двигатели причаливания и стабилизации (ДПС), а не основные двигатели коррекции и сближения (ДКС), о проблемах с которыми сообщалось ранее.

На борту ФГБ (то есть однотипных модулей «Заря» и «Наука») установлены три типа двигателей: главные двигатели они же двигатели коррекции и сближения (ДКС), двигатели причаливания и стабилизации (ДПС) и двигатели точной стабилизации (ДТС). Все они работают на традиционной для российской космонавтики топливной паре — несимметричный диметилгидразин (горючее) и тетраоксид азота (окислитель).

ДКС — это два жидкостных реактивных двигателя КРД-442 (индекс ГРАУ 11Д442) разработки КБХМ имени Исаева с номинальной тягой 417 килограмм-сил (4,09 килоньютона) каждый. Горючее и окислитель ДКС получают из четырех баков низкого давления с помощью турбонасосов. Эти же турбонасосы обеспечивает перекачку топлива из баков с низким давлением в баки с высоким давлением.

Именно пара ДКС должны обеспечивать коррекцию орбиты ФГБ на этапе автономного полета.

Двигатели причаливания и стабилизации (ДПС) — это 24 двигателя 11Д458 с тягой 40 килограмм-сил (392 ньютона). Еще 16 двигателей ДТС (17Д58Э) с тягой 1,36 килограмм-сил (13,3 ньютона) необходимы для точной стабилизации при стыковке.

Эти две группы двигателей получают горючее и окислитель из баков высокого давления методом вытеснительной подачи, то есть из другой части топливной системы, относительно независимой от тех баков, откуда получает топливо ДКС.

По данным нашего источника, именно двигатели ДПС использовались вчера вечером для коррекции орбиты МЛМ, что согласуется с версией о неполадках в топливной системе — если они произошли именно в той ее части, откуда получает горючее и окислитель главные двигатели ДКС.

Одна секунда работы двигателей ДКС дает модулю приращение скорости около 0,205 метра в секунду.

Одна секунда работы двигателей ДПС дает модулю прирост скорости около 0,05 метра в секунду. То есть в 4 раза меньше.

Но, в принципе, это не критично — ну придется двигателям работать в 4 раза дольше, это не проблема.

После коррекции орбиты, которая произошла вечером в четверг 22 июля, перигей, согласно новым данным «Роскосмоса», вырос до 230,43 километра, а апогей наоборот упал до 364,86 километра. Наклонение орбиты почти не изменилось и составило 51,64 градуса.

Можно также предположить, что включались все-таки двигатели ДКС, но со сниженной почти на порядок тягой, однако данных о том, что эти двигатели могут так дросселироваться, нам найти не удалось. Кроме того, не очень ясно, какой смысл в таком снижении тяги.

По некоторым данным, для двигателей недоступно примерно 1,5 тонны топлива (всего на борту должно быть около 2,4 тонны топлива), но насколько точны эти сведения, неизвестно. Хватит ли этого топлива на стыковку с МКС — пока также непонятно.

Чисто теоретически, с модулем «Наука» может быть состыкован корабль типа «Союз» или беспилотный «Прогресс», который тягой своих двигателей осуществит необходимую коррекцию орбиты модуля. Соответствующее оборудование для стыковки на «Науке» есть, и оно работает.

На МКС сейчас пристыковано две штуки пустых «Прогрессов». Один из них будет использован для затопления «Пирса», а вот второй можно дозаправить с борта станции и использовать в качестве средства подъёма МЛМ «Наука». Причем сценариев для этого два. Мы спускаем «Прогресс» к Науке, стыкуемся к ней — и дальше либо разгоняем модуль тягой движка «Прогресса», либо переливаем из него в «Науку» топливо, которого на загруженном «Прогрессе» к модулю можно притащить около полутора тонн. После чего «Наука» бодро продолжает лететь на маневровых движках к МКС, а «Прогресс» самовыпиливается в штатном режиме об поверхность тихого океана.

Возможна и ловля «Науки» с помощью пилотируемого корабля «Союз-ТМА-МС-18». Можно вытащить из внутреннего объёма корабля весь лишний груз и сбросить его со станции с одним человеком на борту. Кандидатура тут одна — это Олег Новицкий, для которого текущий полёт к МКС третий в карьере.

Наилучшим индикатором успеха станет судьба малого модуля «Пирс». Если Роскосмос подтвердит отделение от МКС и затопление «Пирса», это будет означать, что специалисты уверены в возможности доставить «Науку» на орбиту космической станции.

Вообще инсайдеры говорят, что прожиг ДКС ночью прошел успешно, основные двигатели работают.

Там как бы суть глюка в том, что из-за бага в софте не закрылся клапан между баками высокого и низкого давления, из-за чего высокое давление сливается обратно в бак низкого. Турбонасосный агрегат работает, качает — а топливо и окислитель сливаются обратно в баки низкого давления.

Как я понимаю, баг в софте починили, клапан закрыли. Будем надеяться, что трубы не порвало и ценные жидкости не вылились в космос.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...


Комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.