Будущее Китая в перспективе

Ван Тао, старший экономист инвестиционного банка UBS, крупнейшего финансового холдинга Швейцарии, с собственным капиталом в 52,9 млрд долларов и объемом активов на декабрь 2018 года в 958,5 млрд, в статье изданию Caixin изложил причины, по которым китайская экономика сумела преодолеть системный кризис капитализма с ростом в 0,8–0,85% ВВП по итогам 2020 года. В то время как все прочие продемонстрировали спад от 3–5 до 15–18%.

На протяжении периода с 1985 по примерно 2016 год основным источником «китайского экономического чуда» являлся экспорт. Он обеспечивался сочетанием трех факторов: чрезвычайной дешевизны местной рабочей силы; низкими экологическими требованиями к техпроцессам промышленного производства; и практически свободному доступу к богатым внутренним сбытовым рынкам США и Европы.

С 1970 по 2019 годы объем китайского экспорта в денежном исчислении вырос в 993 раза (с 2,7 до 2690,4 млрд долл.). На протяжении 49 лет объем поставлявшихся во вне товаров и услуг ежегодно увеличивался на 10,2% в целом по стране и на 13,8% в пересчете на душу населения. Если в начале указанного периода в каждой сотне долларов мировой внешней торговли «китайскими» являлись лишь 70 центов, то даже с учетом кризисного спада, к концу 2019 года доля Пекина составила уже 34,8 доллара. По итогам позапрошлого года общий экспортный объем Поднебесной в 1,9 раза превосходил экспорт США, в 3 раза – Японии, в 4,1 раза – Южной Кореи, в 5,2 раза – Индии, в 5,6 раз – России, в 9,6 раза – Вьетнама, и в 124,3 раза – Мьянмы.

Также важно отметить, что за истекшие полвека КНР существенно увеличила общую доходность своей внешней торговли. Если в 1970 году ее профицит колебался в районе 97 млн долл или 0,11% ВВП страны, то к 2019 году он достиг 38%. Это объясняет причины принципиального обострения китайских отношений с Соединенными Штатами, на протяжении почти столетия успешно извлекавшими в свою пользу львиную часть мировой торговой прибыли.

В принципе, в экспортной модели экономики нет ничего экстраординарного. По данным на 2019 год доля экспорта в ВВП составляли: 46,9% у Германии, 55,6% у Австрии, 81,8% у Бельгии, 65,1% у Белоруссии, 71,9% у Кипра, 74,4% у Чехии, 82,8% у Венгрии, 83,3% у Нидерландов, 39% у России, 31,1% у Британии, 11,7% у США.

Китай на этом фоне никак не выделялся. За исключением одного, небольшого, но принципиально важного момента. Он оказался единственной страной мира, с 2014–2015 годов прилагавшего усилия к снижению зависимости национальной экономики от экспорта, в пользу расширения опоры на внутренний потребительский рынок. Если еще в первом десятилетии нынешнего века китайский ВВП от доходов внешней торговли зависел более чем на 35%, то по окончанию 2019 года внешняя торговля формировала уже только 17%, а 83% давал внутренний спрос.

Поэтому, когда, из-за карантина, международные торговые связи почти на год оборвались, лидеры мировой экономики столкнулись с неустранимым спадом. Обусловленным не только закрытием границ, но и слабой управляемостью цепочкой формирования стоимости, от начального производства до конечного сбыта. В то время как правительство КНР в подавляющей степени управляемость сохранило. Отсюда следует вывод о начале разработки китайским руководством планов перевода национальной экономики на новую долгосрочную стратегию еще в период 2014–2015 годов.

Сейчас эти работы закончены и воплощены, уже на тактическом уровне, в оперативные планы 14-й пятилетки. Реализация которых не только кардинально преобразит непосредственно сам Китай, то и коренным образом повлияет на будущую картину всего мира в целом.

Постановка проблемы.

Анализ открытых материалов китайского пятилетнего планирования, особенно в части планов на 14-ю пятилетку (2021–2025 годы), однозначно указывает на решительный перенос центра тяжести усилий по обеспечению дальнейшего развития на внутренний платежеспособный рынок страны. Отправной точкой планирования служит тот факт, что 58% объема прироста национального ВВП КНР (6,14 трлн долл) за 2019 год было обеспечено внутренними китайскими потребителями.

Эту тенденцию планируется усилить через решительное расширение инвестирования во внутреннюю инфраструктуру и технологии, государственными инвестициями в расходы домашних хозяйств, повышение темпов развития технологий и масштаба их массового внедрения в повседневную жизнь. Во всех смыслах, от бытового, то расширения автоматизации и роботизации промышленного производства, а также широкого внедрения всего, что объединяется обобщенным термином «цифра» (от связи и банковских технологий до искусственного интеллекта). Вследствие чего в предстоящие пять лет руководство страны ожидает удвоение емкости внутреннего рынка КНР.

Важно отметить, что нынешний уровень экономики Китая был достигнут благодаря доведению за 49 лет уровня урбанизации с 9 до 58%. Принято считать, что успех «китайского чуда» опирался на огромности количества «дешевых китайцев, согласных работать за миску риса». Долгое время примерно так оно и было. Однако к концу 2020 среднедушевой ВВП КНР достиг уровня в 10 тыс. долл. и, как заявляют западные эксперты, дальше этим путем страна двигаться не сможет. Но в реальности дело обстоит несколько иначе.

На данный момент население КНР составляет 1,4 млрд человек. Из которых около 90–110 млн достигли уровня «богатых» даже по американским или европейским меркам, а 400 млн вошли в категорию «средних доходов» и составили тот «средний класс», который сейчас служит основой национальной экономики страны.

Однако в Китае по-прежнему остается значительный ресурс для дальнейшего роста в виде примерно 600 млн человек, живущих, в среднем, на 3,8 доллара в день, в том числе больше 200 млн с доходом ниже уровня бедности, составляющем в Китае 1 доллар расходов в сутки. По планам 14-й пятилетки страна намерена кардинально повышать уровень жизни этих людей, переводя в «средний класс» по 50–60 млн человек в год.

Таким образом, китайская экономика сможет решить одновременно две задачи. Во-первых, сократить зависимость от экспортных доходов до, примерно, 5–6% ВВП. Во-вторых, за счет расширения внутреннего спроса «новых китайцев» (по аналогии с «новыми русскими», а точнее благодаря достижения ими уровня доходов и потребления «среднего класса») обеспечить на долгосрочную перспективу стабильный экономический рост ВВП темпами не менее 4,2–4,5%.

Благодаря чему, к 2035 году Китай имеет все основания довести свой ВВП с нынешних 15 до 30 трлн. долл, практически вне зависимости от состояния внешних рынков и объема спроса в США, Европе и любой другой части мирового рынка. При этом, по инерции процессов, его внешняя торговля также неизбежно расширится ориентировочно до 6 – 7 трлн долл к 2035 – 2037 году.

Отсюда просматривается формирование серьезной проблемы, с которой Россия неизбежно столкнется примерно к 2040 – 2050 годам.

Уже сегодня Пекин явно обозначил стремление к формированию собственного закрытого автаркичного политико-экономического кластера, опираясь на которые он сможет реализовать фундаментальную стратегию «китайского устройства мира», известного как «срединное государство».

Она предполагает создание сферы безоговорочного экономического и политического доминирования КНР на основании стран Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Ее границы уже обозначены рамками созданного 15 ноября 2020 года, на базе стран АСЕАН, Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП), означающего обособленную китайскую «свободную экономическую зону», охватывающую 82% мирового промышленного производства и 34% совокупной экономики планеты.

Опираясь на ВРЭП, и имея возможность не допускать туда хоть сколько-нибудь серьезных конкурентов (что в лице государственных структур США или ЕС, что в лице западного транснационального финансового капитала), Китай, в перспективе ближайших 10–20 лет, получит возможность экономически от остального мира не зависеть вовсе.

Не только в смысле потребности в экспортных прибылях, но и в финансовых ресурсах, вообще необходимых его экономике для сохранения высоких темпов научно-технического прогресса, превосходство в котором и является ключевой основой его долгосрочной экономической, политической и социальной безопасности. А также обеспечивающих достаточные возможности для оказания эффективного давления на внешних конкурентов, если такое потребуется.

Причем, под давлением следует понимать не только экономические, но и прямые военные инструменты.

Последнее особенно важно в свете того, что, как следует из многочисленных заявлений системных аналитиков КНР, будущий мир «всеобщего благоденствия» Пекин видит достаточно своеобразно. В нем есть он сам, а также еще четыре ведущих «центра силы».

Один, рано или поздно, сформируется вокруг Индии. Один, в том или ином виде, сложится «в пространстве Запада». Тут допускаются варианты. Если США сумеют аннексировать Евросоюз, «западный мир» сформирует достаточно монолитную структуру. Хотя и с очень специфическим внутренним устройством, вытекающим из доминирования там транснациональных корпораций над институтом формального государства. В противном случае в «западном пространстве» сформируются два примерно равновесных игрока – США и Евросоюз.

Третью силу, в том или ином виде, представит Африка. По мнению ведущих экспертов Китая, неизбежно вынужденная сплотиться на основе собственной уникальной культурной идентичности, принципиально отличной от всех прочих. Аналогичным образом в нечто самозамкнутое сложится арабский мир. В который, как бы странно такое ни звучало, должен войти Израиль. У изложенной картины есть только один недостаток. В ней никакого значимого места не отводится России.

Выводы.

Суть складывающихся тенденций хорошо понимает правящая элита США. В перспективе к середине текущего века Америка неизбежно столкнется с решительно возросшей экономической мощью КНР, на фоне которой не только утратит лидирующее место, но и вообще может скатиться до 4–5 места в глобальном рейтинге, а то и вовсе не войти «в пятерку лидеров».

Если Китай достигнет 30 трлн долл размера ВВП сам, и до 40–45 трлн с учетом рамок ВРЭП, то Соединенные Штаты, с их 21 трлн сегодня и максимум 28 трлн к 2025–2030 годам, не смогут претендовать не то что на равную конкуренцию, но и окажутся вообще в проигрышном положении.

Но если им удастся экономически и политически аннексировать Евросоюз (16 трлн долл. совокупного ВВП), Южную Америку (около 6 трлн) и какую-то часть прочего мира, например, Африки и Ближнего Востока, то они соберут под своим управлением до 50–55 трлн долл. Что позволит им, если не навязать Китаю жесткую конкуренцию, в которой Америка полагает себя способной победить, то добиться на долгосрочный период, минимум до 90х годов XXI века, стабильного геополитического паритета.

В этом раскладе Россия оказывается «последним призом», способным решительно сместить баланс в пользу одной из сторон. По оценкам упомянутого выше эксперта инвестиционного банка UBS, в нынешних тенденциях Москва имеет все шансы достичь уровня ВВП в 4,5–5 трлн долл.

При их включении «в западный кластер», его размер переваливает за 60 трлн, что дает основания рассчитывать замкнуть на себя еще турецкую экономику и все те экономики, которые сегодня ориентируются на РФ. Включая Ближний Восток и Среднюю Азию. На выходе получается экономическая масса размеров до 70 трлн, что существенно укрепляет уверенность западной правящей элиты в достижимости победы над Китаем во второй половине текущего столетия. Именно этим объясняется рост американского, шире западного, давления на Россию с целью лишения ее политической, а далее и экономической субъектности.

С другой стороны, сохранение дружбы с Россией на текущем этапе обеспечивает Китаю два ключевых преимущества. Во-первых, «пока американцы пытаются сломить русских», Россия выступает эффективным громоотводом значительной части угроз для Китая. Именно потому Пекин дружбу с РФ как бы расширяет, но в то же время никак не оформляет ее в виде официальных договоров. Особенно военного характера. Наоборот, старательно дистанцируясь в качестве «отдельной третьей силы, стоящей над схваткой».

Во-вторых, незаинтересованность Москвы в чрезмерном усилении «Запада» (особенно Америки), создает близость ее геополитических интересов с Пекином, тем самым, пусть и косвенно, перенося на КНР защитные свойства российского стратегического ядерного зонтика.

Последнее китайцы явным образом используют уже сегодня, размещая часть своих мобильных наземных стратегических ракетных комплексов (DF-31B – аналог российской системы РТ-2ПМ «Тополь») в районах, граничащих с российской территорией. Справедливо полагая, что, в случае стратегического ядерного нападения США на Китай, русские не станут ждать, выясняя – куда фактически падают американские боеголовки, на КНР или уже на РФ, и всей своей ядерной мощью ударят по Соединенным Штатам еще пока американские ракеты будут находиться «в воздухе».

Кроме того, по мере усложнения политических и экономических отношений с ЕС, главным, даже основным, для себя внешнеторговым рынком, Россия неизбежно станет расширять торговые отношения с Китаем. А ему она пока способна предлагать только первичное сырье, энергоносители и продовольствие.

Хотя представленное положение кажется достаточно стабильным, в реальности таковым оно является лишь на первый взгляд. И только в текущей конфигурации внешних условий.

Нынешний интерес КНР к РФ критично зависит от двух условий, оба из которых имеют тенденцию к достаточно быстрому изменению.

Сегодня конкуренция между Китаем и Америкой ведется, если так можно выразиться, на персональном уровне. Причем экономические размеры сторон примерно одинаковы, а в технологических Пекин все еще несколько уступает Вашингтону в ряде ключевых направлений. Например, критичной пока остается его зависимость в микрочипах, составляющих основу вычислительной техники, робототехники, космической техники, спутников, связи и искусственного интеллекта.

После явно обозначенного перехода к конкуренции кластеров, все перечисленное Китай сможет дальше развивать сам. Более того, он совершенно предсказуемо сумеет опередить «запад». Причем, деньги на техническое совершенствование ему даст стабильный и богатый собственный внутренний рынок.

Таким образом, как только Пекин в достаточной степени упрочит внутреннюю конструкцию ВРЭП, его потребность в России сильно уменьшится. Особенно после начала разработки найденного под ложем Южно-Китайского моря, месторождения энергоносителей. Объем имеющейся там только одной нефти оценивается в 16 млрд тонн и до 6 трлн кубометров природного газа.

При сохранении потребления на уровне 2019 года Китаю этого хватит минимум на 30–40 лет, чтобы не импортировать энергоносители вовсе. А с учетом сохранения импорта автономность КНР по энергоносителям может превысить век, если не больше.

Во-вторых, нынешние темпы научно-технического прогресса позволяют полагать, что в перспективе к 2040 году Китай сумеет сравняться с США и РФ по уровню ракетных и ядерных технологий. Тем самым утратив, в теоретически возможной глобальной ядерной войне с США, зависимость своей национальной безопасности от прикрытия российским ядерным зонтиком.

В результате статус России в глазах китайской правящей элиты неизбежно снизится с нынешнего важного партнера и друга, до просто большого соседа, обладающего значительными запасами «всего полезного». Причем состояние этого соседа больше не будет считаться важным по причине прохождения через его территорию важного китайского инфраструктурного проекта – железнодорожных магистралей «Пояса и Пути».

Как показано выше, проект «ПиП» сохраняет смысловое значение только пока торговля с ЕС формирует важную часть китайского ВВП. По мере снижения ее значимости будет падать и значение России как «важного транзитера».

Все изложенное выше критично осложняется неизбежностью перспективы Китая оказаться в ловушке «конца разгона».

Мы привыкли к отсутствию у КНР тенденции к глобальной экспансии. И действительно, в отличие от США, Китай не проявляет желания распространять свою культуру за пределы границ «своего» «пространства всеобщего благоденствия», очерченных пределами ЮВА и АТР.

Но все это неизбежно изменится сразу, как только Пекин исчерпает оставшийся резерв «дешевых китайцев». Не потому, что его правящая элита исповедует какую-то особую агрессивность. Просто его к этому вынудят объективные внутренние процессы.

За 40 лет из крайней бедности в богатый «средний класс» власти вытащили более 500 млн китайцев. За предстоящие 10 – 20 лет они тем же способом улучшат жизнь еще 600 млн. Но как только заявленная цель окажется достигнутой, следующему поколению граждан КНР начнет становиться понятно, что рост закончился. А вместе с ним останавливаются социальные лифты. Куда-либо подниматься по уровню жизни уже не смогут не только те 7,8 млн, которые составляют размер ежегодного прироста населения, но и те, кто в эти лифты запрыгнуть не успел.

Это не чисто китайская проблема. С ней сталкиваются абсолютно все страны и социумы, активный экономический рост которых по каким бы то ни было причинам останавливается. А так как масштаб Китая больше, то и проблема для него проявится сильнее. Каждый год в стране станет появляться «лишних людей, которых нечем занять» в размере еще одной Сербии или полутора Финляндий.

Если к этому моменту у Китая не откроется возможность сбрасывать излишки населения в какую-нибудь космическую экспансию, он неизбежно будет вынужден прийти к экспансии на Земле. Как минимум через наращивание ширины пояса включенных в китайский кластер сопредельных государств.

Россия к таковым относится самым непосредственным образом. Как потому, что имеет с КНР непосредственную границу, так и по причине крайне низкой заселенности восточной части своей территории. Особенно учитывая тот факт, что как раз в Сибири и на Дальнем Востоке находятся значительные сырьевые запасы, которые будут нужны Китаю, и которые будет стремиться захватить его основной конкурент – Запад.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

20 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Базилевс
Базилевс
27 дней назад

Страшилка!

Gena
Gena
27 дней назад

РУССТРАТ вангует Страшное.

ilja68
ilja68
27 дней назад

Афта дурак и ентим ужастикам уже сто лет в обед. У того Китая земли — ещё два разА по столька и место есчё останица. (гугли незаселённые города Китая) Африко у него промышленный кластер сформирует и арабы с ИзраИлем замутят и будут центром силы — идиёт детектед. Русски Фанька души китайса пока он табе карачун не устроил и тайгу на палочки не распилил.

Тимо-фей
Тимо-фей
для  ilja68
27 дней назад

Согласен, нам нечего делить с китайцами.

Chernomor
Chernomor
27 дней назад

Ипать! А Монголия -3млн.ч.
1,5млн.кв.км, и армия 15 тыс человек.
1945 г
СССР ~ 200-250млн.ч
КНР ~ 400млн
1991г
СССР -350
КНР — 1200
При разнице в медицине и усл.жизни. Китайцы кролики штоле. Нет. Приписьки КПК.
Зерновые:
РФ ~ 130млн.т. — 145млн.ч
США ~ 400млн.т — 350млн.ч
КНР — 600млн.т. — 1500млн.ч ???

ВАН И — мин.ин.дел КНР
ВАН ТАо …

«древний» народ, очень бл@ть древний. Ага..

Х -Ань-ци

ТсИн вЕНь — покажи мне

Chernomor
Chernomor
для  Chernomor
27 дней назад

Живёт семья, папа мама, и два сына. Старшему 18, младшему 14. Старшему пришла пора Служить в АРмии. Присягу принял, теперь он Ведает Определенную Службу — Во-Ин.
Жизнь (И) — Наша (Н), Из Наших
Отслужил год, получил звание, теперь он — Ч-Ин, Человек на Службе.
А младший сын, всё ещё дома — ЯНаш — Ян.

Ин — Служба, Служить, Государство.
Ян — Семья, Гражд.Общество.

Ин Ян — это противопоставление, и в тоже время Единое целое.
Славь Ян Ин
Крест Ян Ин
—-
У Русских — Ин
У армяней — Ян

Ян-Варь — в семье вариться, каникулы.

сЕНтябрь — мАй = 9 мес.

Наш годовой
календарь, месяцы — это описание школьного курса…

Chernomor
Chernomor
для  Chernomor
27 дней назад

INdia — An
INdonesia An
ChINa
kINg
ЯН — тарь

Klerk
Klerk
для  Chernomor
27 дней назад

а может недописьки КПК? В зерновые включён рис?

Chernomor
Chernomor
для  Klerk
27 дней назад

ЗЕРНОВЫЕ — рис Уже там
У амеров — кукуруза

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130
27 дней назад

Клюшница водку делала…, а не — булгактер-китаедRøчер писал.
Американо-европейская и китайская экономики — как сиамские близнецы. Если один упал, то невозможно чтобы второй удержался.
Следим за пальцами: Китай имеет профицит внешней торговли в полтрюля. Под эти полтрюля он печатает ренминьби для внутренних инвестиций. Сколько печатает? А позырем кредитный мультипликатор — у китайцев он где то 8. Т.е. юаней(ренминьби) печатается на 4 трюля в баксах.
Вот так — 25% ВВП получается за счёт печатного станка.
Ну а теперь представьте себе, что потребление в США и Европе падает и этих полтрюля у китайцев нету.
Печатать становится нельзя.
И чо?
Пиндосы к слову ровно так же четверть ВВП тупо печатают. Европцы тоже, но поменьше(не сильно то и меньше).
Ну а теперь — глагный фокус-покус!
Если какая то часть ВВП тупо «производится» на печатном станке, то — вуаля(!) — вы можете рисовать хоть какие циферки экономического роста. Ну просто чуть больше — чуть меньше печатаете и всйо — и у вас всегда рост есть!

По поводу размеров экономики РФ — только один показатель.
Монетизация экономики. В США он около 110%. В Китае он тоже больше ста процентов. У нас — 40%(+/-).
В текущей экономической модели норма монетизации — 70-90%.
Но мы посчитаем от 100(а чевойта — всем можно, а нам — нет?).
100:40=2,5. 1,8(трюля баксов — экономика РФ по западным оценкам)х2,5=4,5 трюля.
Весело, правда?
И это ещё не всё — если мы полностью применим западные методики, то полученное нужно ещё раз удвоить.
Т.е. вот это вот всё — «запас» для ВВП РФ для роста.
Отакот.

Chernomor
Chernomor
для  ZIL.ok.130
27 дней назад

+ важнейший показатель состояния экономики — ЭлектроГенерация.
1) Китай -7.1 +
2) США — 4.3 —
3) Индия — 1.5 +
4) Россия — 1.2 + ( 150млн.ч)
5) Япония — 1.0 —
Германия — 0.6 —
Италия — 0.29 —

Henren
Henren
27 дней назад

Никаких шансов у китаез нет и быть не может. Весь их «рост» обеспечен открытыми для них рынками США и Европы. Санкции чпок — рост стоп. И крысыс.

Базилевс
Базилевс
для  Henren
27 дней назад

Великая Азиатская сфера сопроцветания? — Нет, не слышали.

Henren
Henren
для  Базилевс
26 дней назад

Ты поосторожней с такими фразами — это восхваление нацизма, уголовщина по путинским законам. По японским и китайским, кстати, тоже. И упаси тебя всевышний заикнуться об этом в Корее. И чем сфера эта закончилась — всем известно. И как авторов вешали, тоже многие знают.

Mimoproxodil
Mimoproxodil
для  Henren
27 дней назад

Угу и пиндосы с амерзяями пятьсот дней в одних трусах с одним презиком на год на всех. Они тута закрывали рынки, выяснилось что продавать нечего будет. Но ты продолжай дзюбить. Это не смешно, но забавна

Mimoproxodil
Mimoproxodil
для  Mimoproxodil
27 дней назад

Котел казать что европцы с амерзяями разумеется. А так могу добавить шо эпопея с вирусом в короне отлично показала чего стоит капитализация в частности и хваленная западная цивилизация вырожденцев в целом.

Mautanuky
Mautanuky
27 дней назад

«Но все это неизбежно изменится сразу, как только Пекин исчерпает оставшийся резерв «дешевых китайцев»»
Не изменится… Китай, за несколько тысяч лет, один раз попробовал заняться чем-то похожим на экспансию и все.

Базилевс
Базилевс
для  Mautanuky
26 дней назад

Когда дошел до Ташкента и там держал гарнизоны…

Тимо-фей
Тимо-фей
для  Базилевс
26 дней назад

Не. Путешествия Чжэн Хэ. Солидное предприятие, надо сказать.

GilevYL
GilevYL
для  Базилевс
26 дней назад

А ну да. Великий ханьский народ! Нам историю написали немцы, ну а ханьцам наглосаксы, а так да — «Великий кетай».

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.