Жертвы русского империализма

В Латвии траур. Латвия очередной раз скорбит. Траур в Латвии плавно переходит от 14 июня 1941 — день депортации 15 000 человек — к 17 июня 1940, когда 80 лет назад в Латвию вошли советский войска. Особенно скорбит президент Латвии, гражданин Германии герр Левитс, ещё совсем недавно шумно печалившийся о потерянных 9 мая 1945 перспективах своей нации в случае победы 3го Рейха.

Теперь президент негодуэ! «Преступления коммунистического геноцида не имеют срока давности!» — заявил на встрече безвинно пострадавшими от советской власти (других в Латвии просто нет).

Однако открываем историю коммунизма и читаем написанное чёрным по бумаге:

«Латышские стрелковые полки на выборах поставили рекорд: за большевиков проголосовало 96,5% личного состава.»

«По признанию Ленина большевики ни за что не удержали бы власть, если бы не Латышские стрелки. То же самое, почти слово в слово, доносил германский посол Мирбах»

«Основу Красной армии составили десять латышских полков.»

«Именно латышские стрелки охраняли Смольный и Совнарком»

«Латышские стрелки несли комендантскую службу в Кремле»

«250 латышских стрелков составили личную охрану Ленина»

Неслучайно главнокомандующим Красной армии назначили латыша Вациетиса. Высокие посты в Красной армии занимали Эйхе, Смилга, Калныньш, Лапиньш и еще десятки латышских офицеров, среди которых целых пять Берзиньшей.

Попытка нынешних латышских историков заявить, что это были другие, неправильные латыши, идут целиком и полностью вразрез с угрюмыми фактами латышской истории, в которой мы видим умилительное взаимодействие «неправильных красных латышей» с «правильным буржуазным правительством» независимой Латвии.

В те дни, когда войска Юденича штурмовали революционный Петроград и бои шли уже в предместьях, именно независимая буржуазная Латвия грудью встала на пути корпуса Бермонта-Авалова, спешащего на помощь Юденичу. Что было бы с Советской властью, если бы к 18 000 Юденича присоединилась армия Бермонта в 54 000 штыков, ясно без подсказок. Но не срослось. И до сих пор участие независимой буржуазной Латвии в спасении правительства Ленина разгром войск Бермонта является государственным национальным латышским праздником.

Не за этот ли «подвиг» Ленин не только первым признал независимость Латвии, но и прирезал от собственных щедрот три уезда Витебской губернии, жители которых до этого даже не догадывались, что они — латыши…

Как при этом этот праздник стыкуется с трауром по поводу ввода советских войск в Латвию — мне лично решительно непонятно. Сами же сделали ну всё, что бы эту власть защитить и укрепить. Логика тут отдыхает.

Но самый главный и самый ценный вклад национальные латышские кадры привнесли именно в то, из-за чего так скорбит ныне вся латышская элита во главе с президентом Левитсом.

Вклад латышей в Красный Террор

На фото в заголовке — рядом с поляком Дзержинским его правая рука и один из главных организаторов ЧК — Янис Петерс.

Вот лишь несколько цитат из его публичных выступлений, относящихся к 1918—1919 годам:

“Я заявляю, что всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову встретит такой отпор и такую расправу, перед которой побледнеет все, что понимается под красным террором…”

“Произведена противозаразная прививка — то есть красный террор… Прививка эта сделана всей России…” (это — о расстрелах сотен заложников после покушения на Ленина и убийства Урицкого в 1918 году).

“За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех ее приспешников…”

Латыши играли первую скрипку практически во всех революционных карательных органах. Латыш Данишевскис был председателем революционного трибунала, Стучка разработал принципы судебной системы Советской России, Бергис возглавил связь с международным Коминтерном, Лацис возглавил Всеукраинскую ЧК.

Латыши с удовольствием записывались в ряды чекистов, участвовали в расстрелах, создавали систему ГУЛАГа. К концу 1918 г. латыши в органах ЧК составляли 36%. Причем в московском ВЧК их было три четверти. Многие латыши в дальнейшем работали начальниками лагерей, отличаясь беспримерной жестокостью и презрением к человеческой жизни. На руках латышей-чекистов кровь миллионов русских людей.

И вот теперь в ХХI веке президент Латвии скорбит о 17 000 высланных (кстати совсем не только латышах), но ни полусловом не вспоминает о миллионах погибших от рук латышей в России.

Почему? Да потому, что они считают себя угнетенными, а русских — угнетателями. Удобная позиция. Козырная. В соответствии с ней можно всё — и тебе за это не будет ничего.

Ну и в заключение, чтобы было понятно, кого и сколько депортировали в июне 1941-го за две недели до войны:

И самое главное — кто их депортировал, то есть кто был этот представитель «русского империализма» в 1941 году в Латвии:

Новик Альфонс — нарком ГБ Латвии, латыш
Ян Калнберзин, 1-й секретарь ЦК КП(б) Латвии, латыш
Август Кирхенштейн, председатель Верховного Совета, латыш
Вили Лацис, глава правительства Латвии, латыш

То есть латыши защищали власть большевиков, организовывали красный террор, депортировали других латышей, но виноваты во всём русские. Ну как так-то?

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

3 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.