Запад ненадежен — экономически и политически

Россия не только страна нереализовавшихся худших сценариев, но и ошибочных толкований. Основываясь на первых, ей в последние двадцать лет предрекают ужасы и гибель, которые так и не наступают. Исходя из вторых, делают прогнозы, но вновь и вновь ошибаются.

После прихода Владимира Путина к власти друг друга сменили три фундаментальных толкования его режима. Все они были чрезвычайно удобны и как универсальный инструмент интерпретаций, и с моральной точки зрения, поэтому за них до сих пор цепко держатся зарубежные и местные наблюдатели, хотя реальность опровергла все три.

Первое толкование состоит в том, что российский режим – мафиозная группа, которая управляет страной, чтобы извлекать выгоду здесь и тратить ее на хорошую жизнь на Западе. А также чтобы вывозить туда же вместе с капиталами собственных детей. Поэтому российская власть никогда не сделает ничего такого, что помешает инвестировать и проедать за границей полученную дома прибыль.

Этот взгляд целиком основан на опыте приватизации бесхозных советских активов людьми с сомнительными деньгами, Россия для него что-то вроде старого завода или скважины, а ее власти неотличимы от классических вороватых диктатур стран третьего мира. Аннексия Крыма, военное участие в Донбассе и в Сирии полностью опровергли этот взгляд, но внимательному наблюдателю ясно, что он никогда не был верен.

Для коррумпированной камарильи, которую больше всего заботит вывоз на Запад уворованных активов, российская верхушка всегда вела себя слишком неосторожно. Уже в 2008 году в Грузии она рисковала не меньше, чем шесть лет спустя в Крыму. Да и какое дело было бы ей до Сербии или Ирака, если бы она жила как обычные компрадорские элиты страны третьего мира.

Второе толкование утверждает, что президент Путин настолько озабочен собственной властью и рейтингом, что никогда не совершит ничего, что могло бы подорвать его личную популярность. Эта теория опровергнута сейчас, когда правительство предложило, Дума проголосовала, а Путин в персональном телеобращении поддержал исключительно непопулярную пенсионную реформу. Ведь мог бы и промолчать. Мог бы существенно, а не косметически изменить ее параметры, сведя все на нет. Мог бы, наконец, хотя бы подождать, когда 9 сентября пройдет единый день голосования, и не подставлять под народный гнев своих представителей на местах.

Власть, однако, играет по меркам политики очень открыто и – не частый у нас сюжет – берет на себя ответственность перед избирателем. Уступки, перечисленные в президентском телеобращении, были именно такими, на которые во время переговоров отходят с максимальной на заранее подготовленную компромиссную позицию. Власть здесь оказалась даже более открыта, чем те ее оппоненты, которые всегда критиковали режим за недостаточную приверженность рынку и верность советской инерции, а теперь вдруг стали защитниками социальных завоеваний советского времени.

Российский режим предоставляет немало оснований и для первого, и для второго толкования, но их все равно не хватило для критической массы, которая позволила бы объяснять все действия режима одним из этих способов и уверенно делать сбывающиеся прогнозы.

Почему режим не остановился перед тем, что должно было помешать его представителям хорошо жить за границей? Потому что верхушка современного российского режима ценит власть больше собственности. Россия не Филиппины и не Гватемала, именно власть, а не несколько выведенных за рубеж миллионов дают доступ в глобальную элиту и привилегию участия в мировых делах. Поэтому поиск личных миллиардов Путина по всему миру, скорее всего, не приведет к очевидному результату.

Менее высокопоставленных представителей российской политической и экономической верхушки обратила к родине невозможность стать полноценной частью западной элиты. После победы Трампа и возникшей санкционной неопределенности это стало совсем очевидно, но проясняться начало намного раньше. Веру в надежность Запада подорвал экономический кризис 2008 года – первый глобальный кризис в истории постсоветской России. Пока Кремль спасал российские компании, Запад вводил санкции по «списку Магнитского». Персональные и ограниченные, не чета нынешним, они всё равно создали неуверенность у гораздо более широкого круга лиц.

Кризис 2008 года показал, что Запад ненадежен экономически, первые санкции – что он ненадежен политически. Отказы пустить российских собственников в те или иные предприятия и отрасли добавили знания о том, что он пристрастен.

Между 2008 и 2014 годом российская элита сильно изменилась. Вопреки рыночной догме Путин оказался для нее более надежным гарантом благополучия и сохранности активов, чем Запад. Поэтому, когда настал 2014 год, у ее представителей не было ни возможности, ни мотивации остановить Путина, и новые санкции тут ничего не изменят. Наоборот, велик был соблазн счесть, что чем сильнее государство, тем сильнее его защита, а аннексия Крыма – доказательство такой силы. Прямое следствие отказа пустить российскую элиту в западную.

Четыре года спустя Путин нарушил еще одну общепринятую теорию и не побоялся уронить собственный рейтинг из-за пенсионной реформы, потому что глобальную конкурентоспособность ставит выше, чем социальные гарантии собственному населению. Советский Союз был под завязку набит социальными гарантиями, тем не менее он проиграл Западу и исчез. Поэтому Путин не боится жертвовать популярностью, отменяя унаследованные от СССР социальные гарантии ради более выгодных условий для внешней конкуренции. Надо делать как на Западе, чтобы ему же не проиграть.

Причины, по которым оба популярных толкования российского режима не подтвердились, сходятся в одной точке. Ее можно назвать безопасностью через глобальную конкурентоспособность. Речь идет не о том, чтобы догнать и перегнать Запад, а о том, чтобы в ситуации, когда стать его частью не удалось, критическим образом не отстать от него ни в действительности, ни в глазах собственных граждан. И коррумпированная компрадорская элита в стиле стран третьего мира, и советская модель, и поддержание популярности за счет старых социальных гарантий противоречат этой задаче.

Мы считаем российский режим то слишком социалистическим, полным советских призраков и ностальгии, то слишком диким капиталистическим по образцу коррумпированных клик третьего мира, то слишком популистским, не думающим ни о чем, кроме рейтингов. Однако он ни то, ни другое, ни третье.

Ни у одной коррумпированной страны третьего мира нет таких глобальных амбиций, как у России, и, в отличие от СССР, она больше не намерена использовать в соревновании с Западом социальные гарантии. Недопущенная на Запад Москва создает альтернативу Западу, но это не социальная альтернатива, а пока сбивчивая и несовершенная, но все же попытка переиграть Запад по его же правилам. Это держит Россию в растянутом, дырявом, но все же западном коридоре возможностей, не давая ей ни опуститься в ряд клептократий третьего мира, ни подняться на гранитный пьедестал СССР.

По той же причине, по какой уже опровергнуты два общепринятых толкования российского режима, со временем опровергнет и третье – что Путин собирается и будет возглавлять Россию вечно. И вчерашнее обращение с принятием на себя ответственности – лишнее доказательство того, что не собирается и не будет.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Хех, наконец то мы дожили до начала воплощения стратегического плана. Какого? А обычного — сделать страну конкурентноспособной. Во многих смыслах и ипостасях. И именно вот этим все действия ВПР страны после прихода Путина и обясняются. Даже скажу «страшное» — некоторые вещи начали делаться ещё при ЕБН. Наконец то ВПР страны занялось именно тем, чем и должно заниматься — поиском и реализацией конкурентных преимуществ для страны. Причём эти преимущества ищутся и реализуются как внутри, так и за пределами страны.
И вот — пожалте — торгуем с ввёдшими против нас санкции немцами, договариваемся с недружелюбными саудами, да ещё как — так, что от таких договорённостей у североамериканцев даже «изжога» бывает! Проводим совместные учения с китайцами, подписываем договор о регулярной переброске товаров с южнокорейцами, играем первую скрипку в сирийской опере и в деле разведения персов с евреями. Можно и продолжать, но и этого — вполне уже достаточно.
А «бояре» — ну и их постепенно «обтешут» и приучат/принудят быть патриотами.
В этом смысле появление «письма Белоусова» — знаково. И также знаково, что на нём резолюция «Согласен». А это означает, что ни много ни мало в верхних эшелонах власти уже вовсе не безраздельно господствует либералистический взгляд. Уже появились и окрепли альтернативные силы. Да это и мiровой нынче тренд — борьба с глобиками-либерастами-толерастами — набирает и популярность и силу. И много где в мiре — вот так, как у нас — ВПР национально-ориентированое, а Правительство и особенно руководство ЦБ в силу специфики этой системы — до сих пор руководствуется «глобалистскими методичками». Несколько из всего этого выбивается Германия — там всё ровно наоборот — Правительство из условных националистов больше, чем наполовину, а вот ВПР — креатуры глобалистов.
Это не значит, что скоро у нас молоко промеж кисельных брегов бежать будет, но это значит, что пресс ограбления зарубежными кровососами — будет снижаться. А своих мы уж как нибудь в чувство приводить будем.
Вот выберем Кириенку на место престолонаследника — он им всем покажыт…

Владимир
Владимир

Что за крамола? Лично Путин все слил в угоду буржуям. Это тебе каждый диванный эксперт скажет!

(ирония)

Gena
Gena

Мы на горе всем буржуям….

Тимо-фей
Тимо-фей

Аннексия Крыма? Автор хохол?

Henren
Henren

Нет, он английский агент — на зарплате у английской разведки. А посему ему не понять, что российская власть неоднородна, и искать смыслы в государстве, построенном для чиновничества, т.е. классической Петровской России, англичанину бесполезно. Я имею в виду подлинного автора из аналитического отдела Ми, а не эту говорящую голову. Британец не может осознать чиновничество как единственный правящий класс, никак. Для англичанина чиновник — это наемный работник крупной буржуазии и аристократии, и больше никто. А в нынешней, а тем более царской России, чин — это всё. Можно быть нищим и безродным выскочкой, но если получил чин — всё, ты господин и барин для всех нижестоящих и раб вышестоящего. Деньги, капитал есть приложение к чину, не более того. Разумеется, с потерей чина человек лишается всего — и положения в обществе, и денег. Вся история послепетровской России тому пример. 320 лет уже так, а британцы все смыслы ищут. Что же такое в России, спрашивают у всех они. Ну тупыыые… Чем был СССР? А все тем же и был — государством партаппарата. Должности лишился — усё, поливай грядки. Сейчас для чиновников дело обстоит похуже — лишился должности — какие там грядки, ты же вор, велкам за решетку. Ибо воровства на каждом чиновнике — как на барбоске блох. Вот отсюда все эти трепыхания и даже разные пенсионные законы для граждан одной, вроде бы, страны. Для чиновников — стандартный европейский, для остальных — живодерский геноцидный. Ибо на деле — страны две. 320 лет 2 страны, говорящих на разных языках даже. При царе это было еще больше выражено — многие чиновники и государи и не говорили толком по-русски. Сейчас меньше, но в целом то же самое. Дикая разница в доходах правящего класса и всех остальных. Даже т.н. «олигархи» суть бесправные рабы власти. Разве может англичанин себе представить, что вот так вот царь возьмет, и скажет — «Да отобрать нахрен все у проклятых буржуев!». Не на основании закона или доказанных преступлений, а просто так, он так решил. Не может британец себе представить и того, что глава государства будет разбираться в каком-то там пенсионном грабеже плебса.

Тимо-фей
Тимо-фей

Зато в Бриташке власть бояр, с которой у нас ещё Грозный бился, ну и Пётр добивал.

Henren
Henren

Не совсем. Они имеют влияние, это да. Но власть — нет. Власть там только у старой аристократии.

Тимо-фей
Тимо-фей

Так это бояре и есть. Не дворяне, бери выше.

Henren
Henren

С определенными оговорками можно сказать и так, конечно. Но в целом структура власти там несколько другая.

Henren
Henren

Это кто такой вумный? Баа, Карнеги-центр. Бритиши решили высказаться. Ну-ну. Каментить очевидную глупость с претензиями на заумь — лень.