Хроники деиндустриализации

Процессы деградации социально-экономического уклада неизбежно сопровождаются деградацией промышленности, инфраструктуры и образования. Об инфраструктуре я уже неоднократно писал, в том числе и совсем недавно, так что сегодня — несколько новостей о промышленности. Причем, самого чти ни на есть ядра Западной цивилизации.

Владельцы нефтяных танкеров в этом году отправили на металлолом рекордное количество таких судов — ровно сотню. Об этом сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на данные Clarkson Research Services Ltd. С точки зрения вместимости танкеров этот показатель был максимальным с 1985 года. Clarkson Research Services является частью компании Clarkson Plc (чаще просто Clarksons) — крупнейшего судового маклера в мире.

Танкеры не нужны — значит, объемы перевозок нефти упали. Стало быть, упало и ее потребление. А это означает падение промышленного производства, транспортного оборота, да и личного потребления граждан тоже. И в первую очередь — западных, там нефть жрут в полный рост.

Впрочем, спрос падает не только на нефть. На днях в Дойчланде произошло событие, которое еще несколько десятилетий назад было бы просто абсурдным. Но сегодня это факт.

В Германии в пятницу, 21 декабря, закрылась последняя шахта по добыче каменного угля. В торжественной церемонии на шахте Prosper-Haniel в Ботропе в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) констатировал, что к концу подошла «часть немецкой истории», без которой сама страна и ее развитие на протяжении последних двух веков были бы немыслимы. Штайнмайер выразил уверенность в том, что Рурская область будет и впредь играть важную роль в энергетике Германии. По его словам, здесь, благодаря густой сети высших учебных заведений и многочисленным инициативам по поддержке новых начинаний, создано объединение из исследовательских центров и предприятий, которые обеспечат в будущем «устойчивое развитие энергетических опций».

«На протяжении последних двух веков». То есть, по сути с начала Промышленной революции. Очень символично, по факту это констатация того, что ее эпоха уходит. И отнюдь не в «постиндустриализм», а в деградацию, ибо от наличия развитой промышленности напрямую зависит и образование. А его качество в Дойчланде падает буквально на глазах. Настолько, что дойчам приходится срочно завозить гастарбайтеров отовсюду, особенно — с соответствующей квалификацией.

Правительство ФРГ 19 декабря одобрило законопроект об иммиграции квалифицированных кадров, существенно облегчающий трудоустройство в Германии выходцам из стран за пределами ЕС, включая Украину. Иностранцы с высшим или средним специальным образованием уже сейчас при наличии ряда условий могут получить в Германии работу вместе с видом на жительство. Теперь такая возможность будет у всех мигрантов, имеющих признанное в ФРГ свидетельство о профессиональной квалификации.

Иначе как актом отчаяния я такой шаг объяснить не могу.

На данный момент список регламентированных профессий в Германии включает 62 специальности, это на 14 больше, чем в 2017 г. Еще одно новшество в том, что при найме на работу граждане Германии и ЕС больше не будут иметь приоритет по сравнению с иностранцами. То есть, деградация профобразования ускоряется.

Кроме того, закон предусматривает, что иностранные специалисты смогут трудоустраиваться в Германии в том числе и после прибытия в страну. До сих пор будущему мигранту нужно было еще до приезда в ФРГ иметь уже подписанный трудовой договор с немецкой фирмой. Это условие больше не будет обязательным. Человек, обладающий признанной в ФРГ квалификацией и владеющий немецким языком, сможет приехать в Германию и полгода искать здесь работу.

Вот почему пшеки так забеспокоились.. укры ведь теперь от них на Запад начнут бежать.

Министр внутренних дел Хорст Зеехофер констатировал: «Дефицит квалифицированных кадров — главная проблема предприятий в Германии, и она будет становиться все более острой на отечественном рынке труда».

Что же, лишнее подтверждение техиса о том, что до конца нынешнего века Германия не доживет. Во всяком случае, в своем нынешнем виде — точно. Впрочем, велики шансы, что она не доживет даже до середины столетия. А ведь это — ядро ЕС, его главная опора.

Урбанизация — общий для Европы тренд, который особенно бросается в глаза в некогда социалистической части Германии. Жителям бывшей ГДР (особенно в сельской местности) свойственна ностальгия. Здесь стареет население, закрывается бизнес и исчезают целые деревни. Шеф европейского бюро RTVI Константин Гольденцвайг отправился в путешествие по восточной немецкой глуши и встретился с теми, кто все еще там живет.

«Наши с вами совместные усилия, наша политика и рыночная экономика всего через несколько лет преобразят Бранденбург, Саксонию-Анхальт и Саксонию, Тюрингию и Мекленбург-Переднюю Померанию в цветущие ландшафты!» Так с исторической речью накануне исторического дня 3 октября 1990 года канцлер ФРГ Коль обратился и к гражданам ГДР. Уже через пару часов страны под таким названием не стало. А дальше понеслось по кочкам…

Михаэль Тюрке, пекарь: «Мы стали постепенно замечать, что люди к нам просто не приезжают в город. Одни — потому что постарели и не могут сесть за руль, другие — потому что не осталось полноценного общественного транспорта. Мы и решили: что же, будем сами ездить к своим покупателям». Покупатели в этих краях запасаются хлебом впрок. А еще молоком, кофе, сахаром — прямо как в российской глубинке: «товары первой необходимости». В следующий раз магазин приедет через неделю.

Для самых пожилых клиентов сервис не то, что до подъезда, а буквально до окна. Деревне Зоннеберг, как сообщают на заборе, семьсот лет. Редкая молодежь отсюда даже спустя тридцать лет после падения стены продолжает бежать на заработки. Кто в Берлин, кто — дальше на запад. По субботам теперь пятачок возле булочной (пускай и на пять минут) — самое многолюдное место.

Гизела Поливка, местная жительница: «Закупиться теперь больше вообще негде! Это черт знает что. А я ведь теперь уже машину водить не могу. Плохи дела! В старости, скажу я вам, мало приятного».

Старость накрывает всю бывшую ГДР. В глубинке на севере Бранденбурга средний возраст — за 50. Прежде, как и во всякой крупной деревне, здесь была школа, детский сад, магазин. Теперь осталась остановка автобуса, который проезжает пару раз за день, и доска объявлений рядом с бывшим сельсоветом. Отчасти все это похоже на судьбу русской деревни. С той разницей, что находится не где-нибудь в Вологодской области, а в часе езды от Берлина, самого центра Европы.

За годы объединенной Германии от 16 миллионов восточных немцев осталось 13. Еще два миллиона, по прогнозам, исчезнет в ближайшие годы. То есть население бывшей страны сократится на треть. Ее медвежьи углы иные экономисты призывают теперь отрезать от дорогостоящих коммуникаций: транспорта, связи, воды. Но это в теории. А на практике, например, всю деревню Альвина продали частным владельцам сами жители (причем не с первой попытки) за €100 тысяч.

Кристиан Хирте, уполномоченный по делам «новых земель» ФРГ: «Давайте реалистично признаем: по уровню доходов нам в бывшей ГДР уже никогда не достичь уровня Запада. Просто потому, что тут нет ни больших игроков в экономике, ни крупных метрополий. Ну, ведь никогда на востоке не будет своих „Сименса‟, „Боша‟, „Даймлера‟ или „Фольксвагена‟!»

Беатрис Райх, менеджер жилищной конторы в небольшом городе Эберсвальд: «Здесь 42 квартиры. Сейчас осталось всего пять жильцов. В этом подъезде заселена одна квартира… Но некоторым, знаете, даже нравится. <…> Тут было больше 80 домов. Сейчас осталось около сорока… Нет, уже 36. Остальные мы снесли. И продолжим сносить».

Это не реновация, а капитуляция. Домам, которые здесь сносят, всего тридцать лет. То же самое – целые районы эпохи ГДР исчезают вместе с их обитателями по всей восточногерманской провинции.

Эберсвальд был в ГДР большим промышленным центром. Полстраны снабжалось местным мясокомбинатом, крупнейшим в Европе. На мясокомбинате, для которого возводились эти кварталы, трудились три тысячи человек. Осталось двести.

PS. Это немецкие предтечи хохлов. Они своё отскакали на обломках берлинской стены. Надеюсь, что кружевные трусики им впору, и безвиз не жмёт. Между прочим, последний фильм, который был снят в ГДР на киностудии DEFA в 1989 году, назывался «Каминг-аут». И повествовал он о моральных страданиях немецких комсомольцев-гомосексуалистов. Вот такое было государство.

Про то, как в одну ночь предприятия ГДР оставили без оборотных средств — немцы уже забыли напрочь. А ведь это был выбор самих восточных немцев. Зато на каждого человека им дали (поменяли с гдр-ских на бундес-марки) не тысячу марок, а две.

Серьезно — там был референдум, выбор был между вариантами: меняют тысячу бундесмарок марок на человека, но отдельно обменивают средства на счетах предприятий, или две тысячи бундесмарок физлицам, но юр.лица пролетают. Немцы из ГДР выбрали второй вариант, и вся их промышленность разом осталась без оборотных средств, и была скуплена западниками. И ликвидирована, естественно.

Вот так за лишнюю тыщу бундесмарок они сбросили совок и выбрали свободу и эффективную экономику.

Источник материала
Материал: https://grey-croco.livejournal.com/2156489.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

53 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.