Хорошо жить в Финляндии паразитом

Несколько лет назад финский писатель Осси Нюман опубликовал роман «Наглость», который вызвал жесткую полемику в местном обществе. Герой романа является безработным, как и сам Нюман, он всеми силами уклоняется от поисков работы и открыто заявляет о нежелании заниматься тем, что ему не очень интересно. При этом он получает разнообразные пособия от государства и неплохо живет.

Через некоторое время писателю стали приходить письма и сообщения от людей, которые десятилетиями вели такую же жизнь – с той лишь разницей, что открыто рассказать об этом они боялись.

По мнению многих финнов, наглость – это именно то слово, которое наилучшим образом характеризует образ жизни свежеиспеченного писателя. Дело в том, что Осси Нюман – идейный безработный, не стесняющийся своего маргинального статуса.

Опус «Наглость» рассказывает о многообразии способов, с помощью которых можно избежать столь ненавистной работы, получая от государства разнообразные пособия на безбедную жизнь. По словам автора скандальной книги, он на себе проверил каждый из этих способов. Судя по всему, они были довольно успешными, поскольку Нюман никогда официально не работал.

Идеологическая безработица, по словам писателя, стала его жизненной философией. Нюман не видит смысла в том, чтобы заниматься бессмысленными вещами вроде продажи копеечных китайских товаров или дешевой одежды. После публикации романа Нюман дал большое интервью газете Helsingin Sanomat и рассказал о том, как всю свою жизнь сражается за пособия с социальными службами, пытающимися навязать ему работу.

Естественно, жизненная позиция, в основе которой лежит паразитизм открытое и недвусмысленное нежелание следовать общепринятым социальным нормам, не могла не вызвать осуждение в финском обществе, одной из основных характеристик которого является, или, по крайней мере, являлась высокая рабочая мораль.

После того, как интервью Нюмана процитировали все ведущие СМИ страны, в соцсетях вспыхнул скандал. Многие финны осудили Нюмана, но некоторые из них встали на его защиту, в особенности после того, как стало известно, что столичная соцслужба взялась пересмотреть его дело, а потому прекращает выплачивать писателю прожиточное пособие.

Несмотря на то, что Нюман открыто признался в нежелании работать, по мнению многих участников публичной дискуссии, не было достаточных оснований для лишения его последних средств к существованию. Защитники Нюмана считают, что их подопечный честно отвечал на поставленные потенциальным работодателем вопросы и говорил, например, что пришел на собеседование, потому что его направили сюда соцслужбы. Значит ли это, что пособия автоматом должен быть лишен каждый недостаточно мотивированный соискатель, честно отвечающий кадровикам?

Другие финны напоминали, что социальные службы обязаны сохранять в тайне данные своих клиентов и не разглашать нюансы принятия решений, пусть даже клиент сам пожелал выйти из тени и рассказать о своей ситуации публично. Именно поэтому, например, Миграционное ведомство не комментирует отдельные случаи депортации беженцев, даже в том случае, если ситуация получает широкий резонанс в обществе, и имена участников оглашаются в СМИ. То же касается и органов опеки.

По мнению защитников Нюмана, лишение писателя пособия и прочие санкции против него должны опираться на букву закона, чего в данном случае не происходит. Категорический отказ от работы может быть достаточным основанием для лишения социальной помощи, однако, Нюман не отказывается от поисков рабочего места, он посещает собеседования, на которые направляет его социальная служба. То, что Нюман открыто признается в нежелании работать, может служить поводом для остракизма, но никак не для лишения его средств к существованию.

За счет налогоплательщиков живет не один Нюман

История Осси Нюмана не понаслышке знакома многим живущим в Финляндии, как коренным финнам, так и приезжим. Сам писатель признается, что после публикации интервью ему стали приходить письма и сообщения от людей, которые десятилетиями вели такую же жизнь – с той лишь разницей, что открыто рассказать об этом они боялись. В самом деле, жить с клеймом паразита, существующего за счет добропорядочных налогоплательщиков, — приятного мало. Тем не менее, люди, подобные Нюману, в Финляндии не редкость.

О том, насколько популярно явление «иждивенца», на своем примере описал Нюман, он говорит и то, что спустя пару недель после выхода из печати в некоторых книжных магазинах роман «Наглость» оказался распроданным подчистую. По словам представителей издательства, если интерес к «Наглости» не утихнет, вскоре придется запускать дополнительный тираж. Для дебютанта на книжном рынке это случай потрясающий.

Правда, никто не хочет признать, что «популярность» этого романа связана с желанием множества людей в Финляндии стать таким же паразитами, как автор романа, и сидеть на шее тех, кто честно работает.

Пожалуй, главный вопрос, который ставит публичная дискуссия вокруг книги и личности Нюмана, — является ли феномен «идейной безработицы» продуктом системы, которая делает людей пассивными, благодаря тому, что избавляет их от забот о хлебе насущном и щедро покрывает базовые потребности, или же Нюман и ему подобные – жертвы все той же системы, лишние винтики в большом и отлаженном механизме коллективной производственной системы, выкинутые на обочину «общественной дороги».

Не секрет, что многие живущие в Финляндии русскоязычные жители тоже весьма умело «доят систему».

А помните, как несколько лет назад в Финляндии стартовал проект по введению базового дохода. Двум тысячам финских безработных от 25 до 28 лет, которые были отобраны случайной выборкой, начали выплачивать из фонда социального страхования по €560 в месяц (около 42,2 тысяч рублей). При этом от людей ничего не требовали взамен. Им сохранили абсолютно все остальные пособия, не принуждали искать работу. Более того, если участники проекта каким-то образом улучшали свое финансовое положение, эти выплаты не прекращались. Общенациональный проект по выплате безусловного базового дохода населению таким образом гарантировал минимальную сумму, достаточную для удовлетворения минимальных потребностей человека.

В ходе эксперимента планировалось выяснить, сможет ли такая модель стать основной для социального обеспечения страны. Кроме того, хотелось увидеть, помогут ли эти выплаты вернуться безработным к работе. И вот в 2019 году выплаты прекратились. «Рвение правительства куда-то испарилось», — сказал представитель агентства социального страхования. И понятно почему. Финны не спешили делать карьеру и искать себя — большая часть «везунчиков», оставило базовый доход основным, не пытаясь что-либо изменить в своей жизни.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

4 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.