Вечер на ранчо

Сказочка для политолухов младшего возраста

Вечером на ранчо близ залужского Серпентария-Капитолия в уютных креслах-качалках сидели две дамы преклонных лет: одна постарше — Бабушка залужской демократии Ненся, другая помоложе — супружница бывшего Большого Папы Билла Саксофона Хилли. Дамы в четыре спицы вязали предвыборную попонку для любимого Ослика и вели беседу. Вязанье то и дело рвалось, бабушки нервничали, солнце залужской демократии клонилось к закату.
— Что делать? Что делать? — горестно причитала баба Ненся. — Грозный зверь Импичмент лопнул, фулюган Донни на Слоне, а мы…
— …на хромом Осле! — подхватила баба Хилли.
— Ты кого имеешь ввиду, подруга? Это кто на хромом Осле? — подозрительно покосилась на товарку Нэнся.
— Кто, кто — Джо Майдан в пальто! Уж как только мы его ни надували, уж какие только золотые пуговки на пальто ни пришивали, а он на первичных бегах еле-еле до четвёртого-пятого места дохрамывает.
— Ай, беда-то какая! Меня терзают смутные сомненья и вязанье наше, смотри-ка, всё время расползается!
— И ни говори, подруга, и ни говори!

Бабки горестно замолчали, глядя как солнце залужской демократии уже касается краешком купола Серпентария-Капитолия. И тут баба Хилли встрепенулась:
— Надо срочно выписать из Макронии этого, как его, как его, ну ты знаешь — акциониста российского происхождения.
— Это того что ли, что рот себе зашивал, тестикулы к асфальту прибивал, двери грозной ФСБ поджигал, а потом в Парижон сбежал?
— Ну да! Он ещё в русской опере поёт: «Онегин, я скрывать не стану, безумно я люблю Татьяну!»
— Так это ж Ленский поёт!
— Во, во, надо срочно выписать акциониста Ленского!
— Хиллюшка, ты чо, опять кальвадос пила? — глянула острым глазом баба Нэнся. — Поёт-то Ленский, а художественные акции устраивает Павленский!
— Я тебе что — искуйствовед или, прости хосподи, культуролог, чтобы в сортах художественного дѣрьма разбираться?! Я — политик, а это звучит гордо!
— Звучит-то звучит, да не катит! — буркнула еле слышно себе под нос Нэнся, а вслух спросила: «И на что нам этот креативный художник?»
— Как на что?! Как на что?! — закипятилась Хилли. — Ты чо, не слыхала, как он в Макронии крупного политика компроматом по макушку завалил, и теперь к самому Емманюельке подбирается?! Он нашего элефантбоя Донни мигом со Слона ссадит в большую лужу.
— Хм, хм, так уж и ссадит? — скептически протянула Бабушка залужской демократии.
— Ссадит, ссадит, даже и не сомневайся! А мы в качестве вишенки на торте потом через CNN, New York Times и твоё заднее крыльцо на весь мир заявим, что этот, как бишь его, Павленский, агент Террана.
— А в этом что-то есть…— задумалась Баба Ненся. — В этом определённо что-то есть!

Солнце залужской демократии скрылось за куполом Серпентария-Капитолия, с берегов Потомака потянуло вечерним гретотунбергом, а две залужские бабушки, отложив на время вязанье, оживлённо принялись обсуждать новейший план посрамления элефантбоя Донни.

Материал: Фелискет
Иллюстрация: коллаж Фелискета
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Felisket на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
Galuhka
Galuhka

Павленского им надо? Ну этот уже не наша печаль-забота, а вот если им вдруг понадобится кто-нибудь ещё на подмогу ну там Гозман, или Соболь, гудковы ещё есть да много кого ещё можем отправить и даже бесплатно.

Gena
Gena

Павленского им — надо!!!

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.