Союз банкстеров и мраксистов — сильнее цивилизации

В 1970-е гг. советские СМИ, перечисляя самые ужасные антикоммунистические страны, на первые места ставили «расистские режимы ЮАР и Южной Родезии». Первый из них именовался «режимом апартеида», а второй – как-то непонятно: «режим Яна Смита».

Интересно, что американские, английские и вообще западные СМИ называли эти режимы точно так же, и почти с такой же негативной коннотацией. Так же плохо относились к этим режимам Китай, Индия, африканские и латиноамериканские страны – в общем, весь мир.

При этом если в ЮАР был настоящий режим апартеида (раздельного существования рас), базировавшийся на расовой концепции превосходства белых, то в Родезии юридически никакого расизма не было – все жители этого государства были равны перед законом.

Родезия получила свое имя от знаменитого апостола британского колониализма Сесила Родса, который убеждением, подкупом и силой превратил обширные земли племен шона и ндебеле в английскую колонию. Мягкий климат и богатые природные ресурсы привлекли в Родезию десятки тысяч английских колонистов, покрывших саванну высокопроизводительными фермами и плантациями, рудниками, заводами и городами. Разумеется, самую тяжелую работу производили африканцы под руководством белых.

В Южной Родезии сложилось второе по численности в Африке (после ЮАР) европейское сообщество британской культурной принадлежности, к середине ХХ века начавшее ощущать себя хоть и близким к англичанам, но отдельным народом. Причиной этому была относительная изоляция родезийцев и их успехи в строительстве развитого общества.

В 1960 г. большинство африканских стран получили независимость, в т.ч. Северная Родезия (нынешняя Замбия). Тогда же соседний, этнически и политически близкий Южно-Африканский Союз, где с 1948 г. существовал апартеид, отказался проводить выборы по принципу «один человек – один голос», и через год вышел из состава Британского Содружества наций, объявив себя Южно-Африканской Республикой. На фоне изоляции ЮАР от остальной Африки недалеко от Родезии разыгрывалась кровавая трагедия в бывшем Бельгийском Конго, где передача власти черному большинству вылилась в жесточайшие гражданские войны, в избиение и изгнание белых поселенцев. В боевых действиях в Конго против черных расистов участвовали отряды родезийских добровольцев и наемников. Трагедия белой общины Конго произвела большое впечатление на родезийцев, укрепив в них уверенность в том, что передавать власть черному большинству ни в коем случае нельзя. Тем более, что в 1961 г. группа образованных чернокожих родезийцев по главе с Джошуа Нкомо и Робертом Мугабе создала Союз африканского народа Зимбабве (в честь древнего города, известного под этим названием) — ЗАПУ, взявший на вооружение марксистско-ленинскую идеологию.

В ноябре 1964 г. родезийцы, имевшие избирательные права, провели референдум, на котором 90% участников высказались против предоставления права голоса чернокожим, не имевшим гражданства, т.е. подавляющему большинству коренного населения страны. Так как Лондон категорически требовал передачи власти большинству, Южная Родезия в 1965 г. объявила независимость. Переговоры о предоставлении стране статуса британского доминиона провалились, и в 1970 г. Родезия (уже без приставки «Южная») стала независимой республикой. Правда, ни одна страна в мире ее так и не признала.

Родезийцы после разрыва с метрополией (а заодно со всем Западом) надеялись, что «свободный мир» рано или поздно увидит, что Родезия – не расистская страна, а бастион на пути беснующегося африканского расизма и коммунизма, и вновь примет ее в свои объятия.

Откуда же в мире взялось такое дружное неприятие Родезии, если по Конституции этой страны все граждане, невзирая на цвет кожи, были равны? А оттуда: родезийские законы были основаны на цензовой демократии. Т.е. для получения гражданства нужно было иметь хотя бы начальное образование и хоть какую-то задекларированную собственность. А большинство африканцев не имело ни того, ни другого. В парламенте республики большинство мест занимали депутаты от партии Родезийских фронт, возглавлявшейся Яном Смитом – фермером, участником Второй Мировой войны (он был летчиком Королевских ВВС). Но были и депутаты-африканцы (грамотные и имевшие собственность), а чернокожим негражданам предоставлялось несколько дополнительных депутатских мест. Финансировали Родезийский фронт местные бизнесмены, в первую очередь табачные магнаты (табак был основой родезийского экспорта).

В конце 1960-х гг. численность белых родезийцев достигло исторического максимума — около 270 тысяч человек, что составляло 6% всего населения. Ян Смит и его соратники настаивали на том, что они готовы передать власть чернокожим, но только после того, как те получат образование, научатся работать, станут собственниками, избавятся от трайбалистских традиций и откажутся от марксистских иллюзий. В общем, это был типичный «комплекс Прометея», идея «бремени белого человека» — цивилизаторской миссии европейцев, которая лежала в основе идеи колонизации Африки во второй половине XIX века. После Второй Мировой войны она была отвергнута и про́клята левой частью европейского политического спектра, но удивительным образом сохранилась в изолированной Родезии. Этот традиционный колониализм европейского типа разительно отличался от южноафриканского апартеида, базировавшегося на двух столпах: ультрапротестантской идее морального превосходства на чернокожими (его исповедовал «Братский союз» — бурский орден), и нацистской идеологии, присущей группировке Ossewabrandwag (Факельная стража воловьей кибитки), действовавшей в рядах правившей в ЮАР Националистической партии. Поэтому отношения между режимами Родезии и ЮАР, хотя в мире их считали одинаковыми, отнюдь не были безоблачными – между прочим, ЮАР так и не признала Родезию. При этом в Родезийском фронте были и сторонники апартеида южноафриканского толка – например, табачный магнат Питер ван дер Бил, африканер и расист. Но большого влияния в родезийской элите они не имели.

В Родезии все время ее существования сохранялся довольно высокий уровень жизни (у чернокожих он был самым высоким в Африке), экономика, несмотря на жесточайшие санкции, развивалась, социальное положение было стабильным. И межрасовых конфликтов, раздиравших в то время ЮАР, не наблюдалось. Однако не стоит обольщаться этой картиной: Родезия, конечно, не была ни раем на Земле, ни эталоном межрасовых отношений. Чернокожему гражданину было гораздо труднее, чем белому, сделать карьеру на госслужбе или получить кредит в банке. Упрощая картину, можно сказать так: на слова африканца о своих правах в ЮАР били в челюсть, а в Родезии широко улыбались и отвечали: «Уважаемый сэр, ваша просьба будет рассмотрена в ближайшее время». Которое наступало очень нескоро, или не наступало никогда. Надо отметить, что и большинство африканцев не слишком стремилось стать гражданами: их уровень жизни был вполне приемлемым, а традиционные вожди, имевшие огромное влияние, не приветствовали принятие гражданства, т.к. это лишало их подданных. При этом родезийская ситуация разительно отличалась от южноафриканской, где теоретически чернокожий мог получить статус «почетного белого», если он доказывал свою приверженность ценностям апартеида. Но это решалось на уровне правительства, и такие случаи были единичными, в то время как в Родезии было достаточно школьного аттестата и справки из налоговой инспекции.

Неравенство между белыми и черными было и в социальной сфере. Фактически для белых в Родезии существовала социалистическая система – с развитыми социальными льготами на манер скандинавских стран. А африканцам пропагандировались либеральные ценности: их, в протестантском духе, призывали упорно работать, конкурировать и ограничивать свои потребности минимумом.

Откуда у белых родезийцев взялась такая самоуверенность, позволившая им бросить вызов всему миру – Западу и Востоку, бывшей метрополии, всем африканским соседям (кроме ЮАР) и растущим державам Третьего мира (Индии и Китаю)? Из-за военной силы. В Первую и Вторую мировые войны родезийцы, выросшие в саваннах, привычные к опасностям и тяжелому труду, сражались в основном в рядах британских коммандос – элитных частях спецназначения, и проявили себя лучшими солдатами Британской империи. Поэтому созданные после провозглашения независимости небольшие родезийские вооруженные силы отличались исключительно высокими боевыми качествами.

В 1965 г. воинские умения понадобились родезийцам. Две марксистские партии (Союз африканского народа Зимбабве — ЗАПУ во главе с Джошуа Нкомо опирался на народ ндебеле и ориентировался на СССР, отколовшийся от него Африканский национальный союз Зимбабве – ЗАНУ, возглавлявшийся Робертом Мугабе, опирался на народ шона и поддерживался Китаем) начали партизанскую войну. Обе партии выступали за изгнание или истребление белых родезийцев. Нкомо и Мугабе считали, что изолированная, не поддерживавшаяся Западом Родезия рухнет под ударами их партизан, вооруженных и обученных Москвой и Пекином. Партизаны создали базы на в Ботсване, Танзании, Замбии и португальском Мозамбике, где тоже шла партизанская война. Оттуда они совершали рейды в Родезию, нападая в основном на принадлежавшие белым фермы, а также на нелояльные им африканские деревни. Война заключалась в беспощадном уничтожении мирных родезийцев – с армией партизаны предпочитали не связываться. Самыми громкими акциями партизан стал взрыв в супермаркете в столице страны Солсбери, а также уничтожение противовоздушными ракетами «Стрела» советского производства двух пассажирских самолетов, причем на месте падения одного из лайнеров партизаны добивали выживших. В 1976 г. ЗАПУ и ЗАНУ заключили союз, сохранив самостоятельность; советские и китайские специалисты, несмотря на вражду СССР и Китая, дружно вооружали и обучали чернокожих убийц женщин и детей.

Родезийская армия в 1965-77 гг. выросла до 10 тысяч человек: белая община и лояльные африканцы просто не могли поставить в строй больше, да и вооружать солдат было почти нечем (оружие покупалось на «черном рынке», очень старое и по бешеным ценам). Сухопутные войска состояли из трех пехотных батальонов, батальона парашютистов и небольших артиллерийских и инженерных подразделений; ВВС включали легкие самолеты и вертолеты, в основном переоборудованные из гражданских машин. В войне участвовала полиция, батальон спецназа Selous Scouts («Скауты Селуса»), а также группы вооруженных фермеров, защищавших свои земли и жизнь. Армия, как видим, была маленькая, но ее вполне хватало для того, чтобы громить партизан. К 1974 г. партизанское движение практически угасло: партизаны просто боялись пересекать родезийские границы.

Ситуация осложнилась после Революции гвоздик в апреле 1974 г. в Португалии. Левые, захватившие власть в этой стране, передали управление колониями своим единомышленникам-марксистам – в частности, в граничащем с Родезией Мозамбике к власти пришли партизаны-коммунисты из партии ФРЕЛИМО. Новая мозамбикская власть закрыла границу с Родезией и начала оказывать помощь блоку ЗАПУ-ЗАНУ, назвавшемуся Патриотическим фронтом (ПФ). Советское и китайское оружие хлынуло рекой в новые партизанские лагеря.

Правительство Яна Смита начало маневрировать. Чернокожие получили больше прав; Ян Смит подписал соглашение с африканскими антикоммунистическими движениями — епископа Абеля Музоревы, бывшего лидера ЗАПУ Ндабанинги Ситоле и племенного вождя Джереми Чирау. Эти деятели помогли сформировать Вспомогательные силы безопасности (SFA), тоже начавшие активную борьбу с партизанами. В 1979 г. в рядах SFA насчитывалось 10 тысяч бойцов.

Борьба с партизанами была затруднена тем, что их лагеря находились в Мозамбике и охранялись регулярной армией, имевшей на вооружении бронетехнику и авиацию. Родезийцы начали проводить рейды на мозамбикскую территорию, громя базы партизан и сметая воинские части в случае их сопротивления. Более того: Родезия начала оказывать помощь мозамбикским антикоммунистическим повстанцам из движения РЕНАМО – и коммунистическим властям в Мапуту стало не до помощи зимбабвийским партизанам. Надо отметить, что удары родезийских частей по партизанским базам и мозамбикским войскам, проводившиеся малыми силами, были высокоэффективны: практически всегда родезийцы успешно выполняли задание и возвращались с минимальными потерями.

Казалось, что Родезия даже в такой отчаянной ситуации сумела отразить наступление коммунистов, но решающую роль в родезийском конфликте сыграли… США. Президент-ультралиберал Дж.Картер твердо решил привести к власти повсюду, где только возможно, левые силы. В Иране он поддержал «бешеных мулл», свергших шаха-реформатора Мухаммеда Резу Пехлеви, в Никарагуа поспособствовал приходу к власти сандинистов, а в Родезии сделал ставку не на чернокожих антикоммунистов Музореву, Ситоле и Чирау, а на московского протеже Нкомо – впрочем, не обходя благожелательным вниманием и маоиста Мугабе. Политическое, экономическое и моральное давление Запада на Родезию, добавившееся к военному давлению СССР и Китая, стало невыносимым.

Родезийское правительство все время вело тайные переговоры с Западом, в первую очередь с Лондоном, о выходе из кризиса. Лейборист Джеймс Каллагэн, премьер-министр Великобритании, был непреклонен: выходом для Родезии может быть только предоставление права голоса всем чернокожим. На это Родезия не согласилась, и в апреле 1979 г. в стране были проведены выборы, к которым было допущено гораздо большее число африканцев, чем ранее – им выдавали свидетельства о гражданстве в ускоренном порядке – но все же не всем. А ЗАПУ и ЗАНУ оставались под запретом. На выборах 51 мандат получила партия епископа Музоревы, 28 — Родезийский фронт Яна Смита. Страна стала называться Зимбабве-Родезия, и правительство возглавил Музорева. Ян Смит стал вице-премьером. Однако Нкомо и Мугабе не признали соглашения; СССР и Китай резко увеличили масштабы помощи партизанам. Война разгорелась с новой силой, и Картер, не признавший Родезию-Зимбабве, яростно требовал выборов с участием коммунистов. Интересно, что и Брежнев, и Картер делали ставку на Нкомо, а не на маоиста Мугабе. Но Нкомо опирался на ндебеле, составлявших только 1/5 населения страны, а Мугабе – на шона, которых было втрое больше. По-видимому, иллюзии как советских деятелей, так и американцев основывались на том, что в мозамбикских лагерях ЗАПУ было около 20 тысяч боевиков, а на базах ЗАНУ – 12 тысяч. Но это было связано только с тем, что масштабы советской помощи превосходили китайские, а не с популярностью просоветского и прокитайского движений.

В партизанском лагере ЗАПУ

Родезия агонизировала. ЮАР вдруг включилась в международное эмбарго против Родезии, отрезав ее от внешнего мира. Африканцы-антикоммунисты оказались плохой опорой черно-белого режима Музоревы-Смита: боевики епископа конфликтовали с отрядами Ситоле – в стычках погибли 180 человек. Из Родезийского фронта откололась группировка фанатиков-экстремистов, требовавшая вообще изолироваться от всего мира и превратить Родезию в неприступную крепость белых колонистов. В таких условиях белая община оказалась раздробленной и деморализованной; некоторые ее вожди, включая руководителя разведки Кена Флауэра, без санкции правительства вступили в переговоры с Нкомо и Мугабе.

И Родезия, ставшая уже наполовину Зимбабве, сдалась. 12 декабря 1979 г. по итогам переговоров в Лондоне власть в Родезии-Зимбабве временно перешла в Великобритании: впервые в истории освободившаяся колония на какое-то время добровольно вернулась к колониальному статусу. Англичане должны были только провести свободные выборы, и потом передать власть черному большинству. Соглашение предусматривало сохранение собственности белых на протяжении 10 лет, и существование фракции белых в парламенте в течение 7 лет.

На выборах в феврале 1980 г. абсолютное большинство мест в парламенте получила маоистская ЗАНУ Роберта Мугабе, и Родезия окончательно стала Зимбабве.

Дальнейшая история этой страны лежит в русле истории африканских стран. Первым делом Мугабе бросил своих боевиков, обученных и вооруженных северокорейцами, против ндебеле, поддержавших Нкомо – были убиты тысячи людей, ЗАПУ насильственно присоединен к ЗАНУ. Ян Смит долгое время был депутатом парламента, обличал безобразия режима Мугабе, и был вынужден перебраться в ЮАР в 2005 г., в разгар вытеснения белых сторонниками Мугабе. В 2007 г. он умер в пригороде Кейптауна. Большинство белых покинуло Зимбабве, а в 2000-х гг. Мугабе отобрал землю у белых фермеров, обеспечивавших страну продовольствием, бюджет – валютной выручкой от экспорта, а промышленность — сырьем. Экономика, процветавшая во времена Родезии и относительно неплохо работавшая, пока Мугабе не покусился на собственность белых, стремительно развалилась: Зимбабве поставила мировой рекорд по масштабам инфляции, достигшей 231 млн. % в 2008 г., после чего национальная денежная единица исчезла вовсе, уступив место иностранным валютам. Мугабе, вконец разоривший некогда процветавшую страну, правил железной рукой до полного впадения в маразм, и в ноябре 2017 г. армия вынудила его подать в отставку и покинуть Зимбабве, охваченную голодом и беспорядками.

***

Короткая история независимой Родезии (меньше 15 лет) – это «лебединая песня» европейского колониализма (переживший ее на 14 лет режим апартеида в ЮАР не был колониализмом европейского типа: он был архаичной системой, основанной на идее богоизбранности африканеров, как будто вынырнувшей из XVII века). Родезии удалось максимально приблизиться к реализации идей Брюссельской и Берлинской конференций по Африке: энергией белых колонистов и трудом африканцев создать на Черном континенте благополучное общество, в котором африканцы будут постепенно усваивать европейские ценности и приближаться к европейцам по уровню развития. Подобный эксперимент проводился и в колониях Португалии, но он осуществлялся менее активно из-за бедности метрополии.

Как и португальский, родезийский эксперимент был подорван вмешательством СССР, Китая и других социалистических стран, организовавших партизанское движение, опиравшееся на люмпен-пролетариев, исповедовавших идеи черного расизма. Но не меньшую роль сыграло и нежелание Запада продолжать тратить средства на развитие Африки – т.е. исполнять обязательства, взятые в Брюсселе в 1876 и Берлине в 1884-м. Белые родезийцы, внешне вполне корректные с африканцами, тоже не горели желанием делиться с ними властью, удерживая их внизу социальной пирамиды – хотя и без видимых унижений и насилий. Действительно, чернокожие родезийцы в 1970-е гг. были самыми благополучными коренными африканцами. Против Родезии активно выступали все африканские страны: им ненавистно было государство, где у власти оставались белые; резко против выступали самые значительные страны Третьего мира, такие как Индия, Индонезия и Бразилия: эти пытались «застолбить» себе место в Африке, потворствуя африканскому национализму. Наконец, ЮАР, хотя и оказывала определенную поддержку Родезии, относилась к ней весьма прохладно из-за различий, упомянутых в данной статье, и в 1979 г. вообще прервала с ней отношения.

Таким образом, небольшая африканская страна, которой управляла совсем маленькая англоязычная белая община, оказалась врагом всего мира. И, разумеется, рухнула. Но она оставила человечеству много вопросов: а как надо было развивать отсталый континент? Почему не удалось создать динамичное и внутренне непротиворечивое многорасовое общество? И что было худшей бедой для Африки – колониализм или деколонизация, или их можно рассматривать как две фазы одного процесса?

Родезийский фронт находился в оппозиции режиму Мугабе. Ян Смит характеризовал режим Мугабе как марксистско-ленинскую диктатуру, критиковал за коррупцию и управленческую некомпетентность[13] В 1982, когда правительство Мугабе подвергло репрессиям бывших союзников из ZAPU, Джошуа Нкомо охарактеризовал положение в Зимбабве, как «худшее, чем при Смите». Тогда же более половины депутатской фракции RF вышли из партии и создали Независимую группу Зимбабве, ориентированную на поддержку правительства.

Несмотря на регулярные угрозы со стороны Мугабе, Ян Смит и его сподвижники не подвергались прямым репрессиям. Сдержанность властей объяснялась имиджевым интересом: в контактах с иностранными представителями Мугабе называл пребывание Смита на свободе доказательством своего демократизма и миролюбивого настроя. Однако Дуглас Лилфорд (по прозвищу Босс) — идеолог крайне правого крыла RFи куратор оперативных служб партии — в декабре 1985 был убит неизвестными на собственной ферме[14].

В июне 1981 партия была переименована в Республиканский фронт. В июле 1984 название было вновь сменено на Консервативный альянс Зимбабве (CAZ). На выборах 1985 CAZ получил 15 мест в парламенте.

В 1987 правительство ZANU осуществило конституционную реформу, установив президентскую систему — главой государства стал Мугабе — и ликвидировав «белую квоту» в парламенте. Тем самым были устранены шансы CAZ на представительство в законодательном органе.

Вскоре после этого Ян Смит оставил руководство CAZ. Его преемником стал Джеральд Смит (однофамилец). Влияние партии снизилось до исторического минимума. На выборах 1990 партия впервые не прошла в парламент, хотя сохраняла некоторое представительство на муниципальном уровне.

Ян Смит, отступив от прежнего принципа белой идентичности, в июле 1992 провёл расширенное совещание с целью создания оппозиционной коалиции. Наряду с CAZ, во встрече участвовали представители UANC Абеля Музоревы, ZANU — Ndonga Ндабанинги Ситоле, ZUM Эдгара Текере, FP Энока Думбутшены. Однако проект не удалось реализовать. Партия и правительство Мугабе плотно контролировали политическую систему Зимбабве.

Причины самороспуска

В 1992 CAZ самораспустился. 30-летняя история Родезийского фронта завершилась. Это связано со структурными переменами в белой общине Зимбабве.

Численность белого населения страны резко снизилась. К начале 1990-х оно стало почти в три раза меньше, нежели в середине 1960-х. При этом значительно повысилась доля пожилых людей, дистанцированных от политики. Социальная база родезийского национализма сузилась и ослабла.

Историческая репутация Родезийского фронта, укоренившийся имидж «расистской партии» категорически не подходили в условиях широкого включения африканцев в политику.

Влиятельные представители белой элиты отказались от оппозиционности и пошли на союз с правительством Мугабе. Такую позицию заняли прежде всего деятели крупного бизнеса, организованные в Конфедерацию промышленности и Союз коммерческих ферм[15] и видные силовики родезийского режима, перешедшие в спецслужбы Мугабе[16].

Белые политактивисты — например, известный оппозиционер фермер Рой Беннет[17] — предпочитают действовать не в изолированных по расовому признаку группах, а в более широком Движении за демократические перемены, где преобладают чернокожие зимбабвийцы.

Военное превосходство правительственной армии над партизанскими движениями было несомненным, но подавить их не удавалось. Большие трудности создавал международный бойкот Родезии (к которому с 1979 фактически присоединилась ЮАР), в то время как ZAPU и ZANU пользовались поддержкой СССР и его союзников, КНР и КНДР. Во второй половине 1970-х правительство Смита пыталось наладить диалог с умеренным крылом чернокожих националистов на антикоммунистической платформе. 3 марта 1978 было заключено соглашение о внутреннем урегулировании и постепенном переходе к многорасовому правлению. Эти шаги Смита вызвали резкое недовольство родезийских радикалов, создавших Родезийскую партию действия во главе с Иной Бэрси и Тедом Саттон-Прайсом.

Правление Родезийского фронта закончилось 1 июня 1979 года, когда было учреждено государство Зимбабве-Родезия. Но эта попытка компромисса родезийских националистов с умеренными чернокожими политиками потерпела неудачу из-за продолжения гражданской войны и международного бойкота. Ланкастерхаузская конференция 1979 года утвердила новый план урегулирования, предполагавший временное восстановление статуса британской колонии и проведение всеобщих выборов с участием ZANU и ZAPU. На февральских выборах 1980 победу одержал радикальный ZANU во главе с Робертом Мугабе. 18 апреля 1980 года была провозглашена независимость Зимбабве. Приход к власти Мугабе при международной поддержке означал поражение белого родезийского национализма.

Белая община в Зимбабве и эмиграции

В Зимбабве социальная база родезийского национализма быстро и резко сузилась. До половины белого населения покинули страну в первые три года независимости. Ян Смит пытался консолидировать оппозицию вокруг Республиканского фронта/Консервативного альянса Зимбабве (переименованный RF) и установил союз с чернокожими противниками Мугабе. Однако эти действия не дали серьёзного эффекта.

Постепенно Мугабе установил собственное единовластие. В 1987 была отменена «белая квота», в результате чего Консервативный альянс Зимбабве потерял представительство в парламенте. В 1992 партия прекратила существование. Ян Смит пропагандировал прежние достижения Родезии и резко критиковал правление Мугабе. Он сохранял определённую популярность[9], но его выступления свелись к демонстрации личной позиции[10].

Значительная часть белой элиты перешла на службу к Мугабе. В первую очередь это касается крупнейших бизнесменов и высших силовиков[12]. Наиболее рельефно эту позицию выразил предприниматель-мультимиллионер Джон Бреденкамп, фактически сделавшийся финансистом правительства ZANU и оплачивающий военные экспедиции Мугабе в ДРК. Начальник родезийской разведки Кен Флауэр остался на руководящем посту в зимбабвийской спецслужбе, его заместитель Дэн Стэннард получил зимбабвийскую награду.

Большинство белой общины Зимбабве выведено из политики. Оппозиционно настроенные белые граждане, подобно известному фермерскому активисту Рою Беннету, действуют в Движении за демократические перемены, где преобладают чернокожие зимбабвийцы[14] и выступают не с родезийско-националистических, а с общедемократических позиций.

Такое положение — массовая эмиграция, деполитизация большинства общины, раскол политактива между чернокожими сторонниками и противниками режима Мугабе — заставляет предположить, что представление о белых родезийцах как нации было в значительной степени преждевременным. Родезийцы, сохранившие «ностальгически-национальное сознание», по большей части эмигрировали, в основном в ЮАР и Австралию. Ностальгистов-родезийцев (преимущественно это пожилые люди) именуют Rhodie[16], белых граждан, полностью принявших порядки Зимбабве — Zimbo.

Источник материала
Материал: Евгений Трифонов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Базилевс на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

12 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.