Русский за рупь ежом

Совершенно замечательная, на мой взгляд, статья Мараховского, на тему личного выбора — русский ты или русскоязычный:

Обострение нацизма в крупнейшей экс-советской республике, решившей окончательно дерусифицировать свое публичное пространство, породило ожидаемый спектр реакций. От риторических воззваний на тему «Ну как же так можно, вы ведь сами в основном русскоязычные!» — и до слегка ехидных: «Так вам и надо. Будущим гастарбайтерам в России незачем владеть на уровне родного языком ядерной космической цивилизации, их удел — недорогой неквалифицированный труд».

На фоне украинских событий малозаметным, но тоже по-своему символичным прозвучал окончательный приговор образованию на русском языке в Латвии (некогда также наполовину русскоязычной): местный Конституционный суд признал совершенно законным перевод всех школ республики на местный же язык.

Есть мнение, что перед нами — финальный аккорд истории самого явления под названием «русскоязычные за рубежом». В том смысле, что эта общность подходит, судя по всему, к точке исторического выбора.

Что тут нужно учитывать: послереволюционная, столетней давности, эмиграция из России в Европу и Америку не именовала себя «русскоязычной». Она называла себя «русской» вне зависимости от этнического состава и религиозных убеждений, поскольку тогда, на заре XX столетия, русскими считали себя подданные российской короны. Идея «национальности в соответствии с этническим происхождением» проникла в общественное сознание позже — и, если честно, представляла собой отголосок общеевропейских расистских штудий XIX столетия.

В общем, понятие «русскоязычные жители зарубежных республик» в том виде, в каком мы его знаем, возникло в начале 90-х. Я сам таким был, я помню. После распада СССР в новообразованных «нероссиях» возник вопрос: как именовать и как трактовать бывших советских граждан, живущих на территориях этих «нероссий», но при этом не принадлежащих к титульным этноязыковым общинам.

Учтем: это были, если можно так выразиться, носители «культуры метрополии» — притом находившиеся с ней на прямой культурной линии. В том смысле, что в их школах от Ташкента до Таллина висели в классах литературы Пушкин-Гоголь-Некрасов-Достоевский-Толстой, а в домашних библиотеках непременно были Ильф и Петров, Булгаков и Стругацкие. Дети этих русскоязычных от Риги до Кишинева рассказывали друг дружке одинаковые анекдоты про Петьку и Чапаева и Чебурашку с Геной и играли в казаки-разбойники. Их местная интеллигенция читала модного Пелевина, а их местные радиостанции синхронно вслед за московскими и питерскими инфицировали своих слушателей песнями «Что такое осень», «Сказочная тайга», «У тебя СПИД» и, если уж на то пошло, «Владимирский централ» с «Дачей».

Признавать этих граждан национальными общинами было и не совсем верно, и не очень удобно — причем всем.

Для России, которая в 90-е путалась в собственной идентичности, защита прав русскоязычных была сплошным минным полем (потому что и сама Россия всячески открещивалась от «имперского наследия», и сами русскоязычные зарубежья не очень понимали, с кем себя отождествлять. В итоге все выливалось в беззубую риторику «за права меньшинств»).

Для этнонациональных «нероссий» признание «оккупантского отягощения» полноценным нацменьшинством влекло бы необходимость признания за ним неких международно утвержденных прав — что им было не нужно от слова «совсем».

Наконец, для Европы и особенно США идея организованных многомиллионных общин русских на территории молодых антироссийских демократий выглядела попросту опасно.

В итоге был утвержден и принят «минималистский», ни на что не претендующий и ни к чему никого не обязывающий термин — «русскоязычные». Означавший, по сути, пустую, лишенную исторической и цивилизационной идентичности группу в каждой отдельной молодой демократии, просто в быту общающуюся на одном из языков восточнославянской группы

Разница между «русскими» и «русскоязычными» — не просто велика. Это сущностная, принципиальная разница. Русские — любого национального происхождения — в силу исторических особенностей определяются только одним. Они декларируют свою принадлежность к русской, она же российская, она же советская, она же снова российская, цивилизации. В понятии «русский» необязательным элементом является беспримесно белый цвет кожи (во всяком случае, на это нам намекают А. С. Пушкин и заслуженный артист РФ Г. Д. Сиятвинда). В понятии «русский» необязательным элементом является православное вероисповедание (во всяком случае, на это намекают И. А. Ефремов, Ж. И. Алферов и великий русский футболист Р. Дасаев). В понятии «русский» необязательным элементом является происхождение от великороссов (во всяком случае, на это намекают Багратион, Высоцкий, Эйзенштейн и Макаренко, не говоря уже о французском нашем Бабе-яге Милляре и ирландском режиссере-сказочнике Роу, его снимавшем).

Зато невозможно представить себе полноценного русского (любой «национальности») без Дня Победы, «Войны и мира», Штирлица и Гагарина с его полетом. Эта система ценностей, с одной стороны, охватывает огромное число не только «этнических русских», но и «этнических нерусских», включая множественные плоды межнациональных советских браков и «цивилизационно обрусевших» представителей массы народов.

С другой стороны — эта система мер и ценностей оказалась под категорическим запретом в молодых национал-демократиях.

Поэтому идея «русскоязычности» была идеей вынужденной и временной. Она была идеей, сводящей цивилизационную идентичность двух-трех десятков миллионов носителей к каким-то бытовым признакам, к «аборигенам второго сорта» со своим языком бытового общения, случайно идентичным русскому. И этот язык был терпим до тех пор, покуда под давлением местных этнокультурных активизмов эти русскоязычные наконец не перейдут на локально ценные символы и ценности.

Русскоязычные по плану должны были заниматься непрерывной и циркулярной культурной самокастрацией. То есть любить «Колымские рассказы» Шаламова и открещиваться от «Александра Невского» Эйзенштейна; любить драмы Чехова о русской безысходности и открещиваться от «Дневника писателя» Достоевского; любить ту часть Бродского, которая против советской власти, и открещиваться от той, которая «на независимость Украины». А итоговой целью все равно считался их окончательный переход на местные национальные языки и местных официальных героев — с упором на условных бандер.

Одним словом — задачей русскоязычных с точки зрения постсоветских республик было непрерывно доказывать, что они вынесли из канувшей «имперской» эпохи только язык общения и ту часть культуры, которая жестоко и непримиримо бичует проклятую империю. Русскоязычные должны были на всем постсоветском пространстве отчитываться о том, насколько далеко они продвинулись в своем избавлении и отчаливании от имперской путинской авторитарной России — для чего периодически устраивались и устраиваются показательные мероприятия, доказывающие нетождественность «русскоязычных европейцев» «путинскому режиму».

И вот что поразительно: даже на таких условиях русскоязычных нигде не взяли в полноценные люди, в «меньшинство с правами». По той простой причине, что по самому признаку прямого доступа к русскому культурному коду они поголовно все равно остаются подозрительными, нежелательными, неблагонадежными — и потому неполноценными. Поэтому ни в одной европейской постсоветской республике им полноценный «нацменьшинственный» пакет прав так и не выдали.

Разумеется, в русскоязычных СМИ Восточной Европы мы можем прочесть массу грамотно выверенных мантр «нас тут никто не угнетает, не слушайте кремлевскую пропаганду». Но все эти мантры сводятся к сентиментальным описаниям случаев, когда ими, русскоязычными, не побрезговали в быту великодушные представители наций-хозяев. То есть «в аптеке, обнаружив, что я не говорю по-литовски, девочка перешла на ломаный русский, и я почувствовал такую прямо доброжелательность». Или «в местном русском театре ставят «Три сестры», и табло с синхронным переводом на государственный язык никого не напрягает».

О толерантности к тому, что по-настоящему составляет русскую/российскую идентичность, от войны 1812 года до войны 1941-1945 годов, от Ломоносова до Ландау и от Циолковского до Гагарина, речи не шло и не идет. Русскоязычным запрещено восхищаться любой Россией, кроме той ее части, которая Россию бичует и отрицает.

В общем, все это лицемерие худо-бедно прожило почти три десятилетия. Но сейчас ситуация обостряется — главным образом потому, что Россия, которую считали угасающей силой, внезапно начала проявлять политическую и культурную экспансию.

В ситуации, когда у России есть Крым, и Сирия, и «Северный поток — 2», и фильм «Т-34», и также паспорта для Донбасса, — держать у себя даже очень ручных русскоязычных уже как бы рискованно. И поэтому повсеместно форсируется их ликвидация как сущности.

В этих обстоятельствах у временной и аморфной сущности под названием «русскоязычные зарубежья» возникает по-настоящему гамлетовский вопрос. А именно:

— либо коллективно отказаться от всех остатков «русскости» и признать себя аборигенами второго сорта, просто недостаточно хорошо владеющими собственным государственным языком и просто недостаточно хорошо знакомыми со своими национальными героями борьбы с Россией.

— либо признать свою принадлежность к «враждебной Европе» цивилизации. Следствием чего может быть настоящее противостояние с дикарскими этническими режимами местных национал-демократий. И — с высокой вероятностью — выдавливание на культурно-цивилизационную родину. То есть на Большую Землю, где нет Шенгена, Узких Улочек Ганзейских Столиц, Европейского Сервиса и других непреходящих ценностей.

Гуманитарной миссией Большой Земли в этих условиях, как представляется, может быть лишь облегчение эвакуации тех, кто решился вопреки моде быть русскими.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Ну старый же как мир приёмчик «Убей комиссара — докажи, что ты не коммунист».
На уровне стран он принимает вот такие формы — «Объяви всех русских отребьем и негражданами».
Повязать кровью это называется. Да, да, тому що следующий логичный шаг — устроить русские погромы.
А на Западе ничего другого делать и не умеют. Всю свою историю увлечённо кого нибудь травят и режут. То ведьм, то еретиков, то евреев, то коммунистов, то нетолерантных белых мужиков, то вот — на русских нацелились.
Но последнее — чревато, как сами понимаете.

smll
smll

Вот кстати про охоту на ведьм…. Грят, что это были просто процедуры зашифрованные от обывателя на выявление фальшивых монет… Прикольно
//кваритира это тетя, метраж возраст:))

https://youtu.be/Zl2iYeObVXw

Lucas
Lucas

Люди странные существа. Сначала они выбирают, где колбаса толще, а потом оглядываются по сторонам — А куды ж Пушкин, наше усё, с Толстым вместе подевался.
Уймитесь, Вы никому не интересны. Много лет работают программы возврата соотечественников на Родину, все, кто хотел, давно вернулись.
Или те, кого под арабские самопальные бомбы в Израиле селют как живой щит, не понимают, что происходит? Интересно, а как там с русскими школами дело обстоит? Че-та не слыхать? А ведь, как пел классик — «А там — на четверть бывший наш народ».
————————-
Короче что Родина, что мать — ее не выбирают. А вот она может и не выбрать.

Nack
Nack

А я вот надеюсь, что когда-нибудь будет объявлено: «Учитывая то, что «вероятные друзья» размещают на территориях граничащих с Россией и явно не дружественных государств лаборатории производящие биологические опыты с не ясным для нас назначением, оставляем за собою право уничтожать данные объекты в любое время. Следуя традициям гуманизма, для эвакуации персонала, о нанесении удара будет объявлено за 30 минут. Место удара уточняться не будет — рекомендуем спасаться всем, кто не уверен в своей деятельности.»

Xenophob
Xenophob

Вы правда думаете, что те, кому надо, не вкурсе про эти объекты? Не питайте иллюзий, никто их, если что, за полчаса предупреждать не станет, какой гуманизьм, о чём вы?

Anunah
Anunah

Трибалты русским обещали свабоды, равенства и браццтво. И типа сразу фсе еуропэйцами станут. Угу, стали. Хоцца созлорадствовать, «так вам и нада»… Да добрый я.

array
array

Насчет неправомерности того термина «русскоязычные», в который загнали и живущих в «ближнем зарубежье» русских людей, хотя изначально он должен был касаться только не-русских по национальности, но пользующихся русским как основным («родным»), я с аффтором согласен. Им тогда и теперь выбирать и «определяться» не в чем — они русские вне России и Россия для них — «большая Родина». Но вот в дальнейших своих рассуждениях аффтор съехал куда-то не туда : «русская цивилизация» по аффтору — это сборная солянка из лиц не обязательно русских, не обязательно православных и не обязательно белой расы… Прелестно. Тогда, может быть, лучше все же ее назвать цивилизацией «русскоязычной»? Потому как упомянутые Бродский, Дасаев к русским себя вряд ли относили (-сят). Если негр заявит, что он «русский» — будет смешно. Если еврей скажет, что он русский — это будет неправдой. Русская культура объединяет различных людей, но вот ту же литературу вполне можно разделить на собственно «русскую» и русскоязычную». Никого ведь не парит, что американская литрача является «англоязычной» по сути?:-)
Касаемо прибалтийских недоцивилизованных лимитрофов — правду говорят, что освобожденный «раб» начинает угнетать других,
«свободу» они изначально запланировали по-куркульски-хуторски исключительно для себя, любимых. Вечные лакеи наконец нашли себе богатых добрых «демократических» хозяев. Но свою «геополитику» РФ надо держать жестко — США просто не позволили бы существовать враждебно настроенным странам у своей границы. Если с вымирающими приболтами не получится пряником, тогда логично использовать хлыст, невзирая на всякие «наты» — своих граждан (и вообще людей) надо защищать по всему миру, это не обсуждается.

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее

Все три условия русскости должны соблюдаться разом или хватит каких-либо двух?

Арматур Батыр
Арматур Батыр

Без фьязы- ,,Слишь, ты..,, Ни одно из условий не работает.

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее

Да там не только это прекрасно. Там прекрасно всё.

Арматур Батыр
Арматур Батыр

Да, эталонно))

Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄

И как быто.. прально сказать..
О..
Агромный астероид летит к Земле©

Serge Nktio
Serge Nktio

Впереди Большие Потрясения. Гонения на русских — только один из признаков. Но уже видны контуры нью-фашизма, для которого русская цивилизация — едва ли не главный враг и главная желаемая добыча. Понятно, что надо готовиться. Но едва ли не основное в этой подготовке — наведение порядка в собственном доме. Вот за это пока тревожно.

Xenophob
Xenophob

Кто хотел и считал нужным — смотали оттуда давно, я неоднокрант писал тут про дыры в специалистах, заткнутые в конце 90-х — начале нулевых за счёт экс-энергетиков трибалтики.

Кто-то мотанёт в обозримом будущем, когда совсем прижмут, но основная масса уже никуда не дёрнется.