Правота в левизне с точки зрения глобализма

Я не раз писал о том, что сейчас есть две достаочно одобряемые глобализмом тенденции, помимо оголтелой либерастии. Такой своеобразный «второй эшелон защиты» западного мира:

— можно быть «правым» и выступать за национальные преференции и против тех же мигрантов, но при этом — быть всенепременно за капитализм и «свободный рынок»;
— можно быть «левым» и выступать за социальную справедливость, но при этом устверждать, что «справедливость» — это про права разного рода меньшинств (от мигрантов до тридварасов), и надо всенепременно отстаивать их привилегии.

А вот чтобы быть одновременно за национальное и социальное — низзя ни в коем случае! Глобализьм не одобряет.

Это уже понимают и учёные. Наблюдая за господствующей политической атмосферой в США, профессор психологии из Гарвардского университета Стивен Пинкер заметил: «При всех своих разногласиях, левые и правые соглашаются в одном: мир становится всё хуже». Пинкер – не единственный, кто заметил повсеместный пессимизм в западном мире.

Корни терминов «левые» и «правые» уходят в историю Французской революции и связаны с концепцией исторического прогресса. «Левыми» были прогрессивные и революционные силы, которые стремились двигаться вперёд, а «правые» были реакционными и консервативными силами, которые хотели сохранить или восстановить власть аристократии.

Однако начиная с 1960-х оба крыла западной политики приобрели совершенно другой характер.

Левые радикалы 1960-х тяготели к индивидуализму и культурному гедонизму. Они заменили марксистскую цель построения рационально спланированного социалистического общества на лозунг «делай, что хочешь». После Холодной войны левые продолжили скатываться по этой линии до полного абсурда. В отсутствии марксизма, финансируемые правящей олигархией НПО и фонды создали атмосферу, в которой левые превратились в беспомощных нытиков. Постмодернистские левые видят отсутствие в мире справедливости и культивируют своего рода групповую терапию. Разговоры о «классовой борьбе», «революции» и «диктатуре пролетариата», которые раньше определяли действия левых, заменились разговорами о расовых и сексуальных проблемах. Личная независимость и сексуальная свобода стали главными целями левых, а экономика перестала быть важной. Левые активисты учатся «самосовершенствоваться» и стыдиться своих привилегий.

Правое крыло западной политики тоже сильно изменилось во второй половине XX-го века. Маккартизм и Холодная война сделали «социализм» и «коммунизм» главной мишенью правой политики. Хотя раньше правые позиционировали себя защитниками власти, семьи, традиций и социальных обязательств, с подъёмом неолиберализма они сильно изменились. Айн Рэнд и Милтон Фридман создали новую идеологию. Флаги, кресты и символы старых консерваторов уступили место мамоне. Для большинства правых XXI века консерватизм стал означать только веру в свободный рынок. То есть нынешние «правые» защищают систему, в которой бедные оказались на обочине жизни. В современной консервативной политике понятия взаимопомощи и общинности заменились на «добродетели эгоизма» и святость прибыли.

Политический спектр в США и Западной Европе полностью поглощён идеологией либерализма, ставящей на первое место индивидуума, и разрушающей все коллективистские понятия. Естественно, для них призыв к социальному прогрессу и к движению в будущее – это угроза. Развитие истории для них – протестное объединение населения. Желание людей построить лучший мир – угроза «свободе».

Совет по международным отношениям США и New York Times стали главными «борцами с популизмом». Для западных правых «популизм» — дикая толпа нищих, которая хочет перераспределить тяжело заработанное богатство. Для западных левых «популизм» — толпа невежественных расистов, сексистов и гомофобов, которые разрушают просвещённый, мультикультурный, гендерно равноправный и политически правильный социальный порядок.

Пока популизм является главным врагом, социальный прогресс невозможен. Вместо того, чтобы разрабатывать движение вперёд, западные политики распространяют кошмары, обещая апокалипсис, если победят их противники.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

новее старее
Уведомление о
EvilTeacher
EvilTeacher

.

Henren
Henren

Апокалипсис сегодня, да!

Dimokrat
Dimokrat

Популисты — это политики, которые декларируют ПОПУЛЯРНЫЕ настроения в обществе. Ну как там было раньше: «vox populi — vox dei» — глас народа — глас божий. Популяция — это народ и есть.
Популярное — значит народное.

Казалось бы, демократично?
Отнюдь! Популярные, то есть, настроения большинства народа — это неправильные настроения. Правильные — это настроения меньшинств: психопатов, девиантов и денежных мешков.
Хвост виляет собакой.

Mautanuky
Mautanuky

Так левые неизбежно скатываются к тому что «что «справедливость» — это про права разного рода меньшинств (от мигрантов до тридварасов), и надо всенепременно отстаивать их привилегии.» Само по себе учение таково. И в СССР и Китае «левые» в свое время сильно поправели, только это и позволило удержаться им у власти. Но как показывает наша история, так или иначе они все равно рано или поздно возвращаются к либеральным ценностям.

Kugelblitz !
Kugelblitz !

Заодно затоптав национал-социализм, загаженный Гитлером расизмом и популизмом. Его ведь по настоящему в той Германии и не было. А братьев Штрассеров исповедовавших его люто преследовали. Если ведь разобраться, то в Китае как раз и проводится политика национал-социализма, он и в КНДР, и во многих прочих внешне левацких странах. Сама суть изначально в построении справедливого общества для своего населения, а не в мировых революциях и в борьбе за права негров. Стержнем такого государства является менталитет, традиции, консерватизм в целом, а не борьбе рас. И в тоже время государство берет обязательства по социальной поддержке, борясь с плутократией, то бишь этими самыми глобалистами или выгодно для себя торгуясь с ними, держа их на птичьих правах. Отношения к частной собственности разное, национал-социализм кстати не отрицает и ее полное отсутствие, что ставит в тупик коммунистов. Естественно такое положение вещей крайне вредно для выстроенной плутократами политической системы, да и подсаживают к националистам как правило всяких плохо замаскированных либертарианцев типа онального или расистких мразей типа поткина.

Henren
Henren

Любой человек с взрослением непременно становится антикоммунистом и расистом. Если не становится — это не человек. Это вам любой негр или китаец объяснит.

Тимо-фей
Тимо-фей

Правильно. Особенно когда человек живёт в выстроенной веками цивилизации, которую пОтом и кровью создавали поколения его предков.
А потом появляются паразиты, пытающиеся, нет, требующие, урвать от неё себе кусок пожирнее, ничего не желая отдавать в замен.
Реакция очевидна.

Dimokrat
Dimokrat

Паразиты появляются в любом обществе. При любом «-изме».
Потому что именно эти «-измы» и есть для них питательная среда.
Коммунисты ничем не лучше антикоммунистов, каждый кормится со своей делянки. То же самое и про националистов и их противников можно сказать.

Любая крайность — это перебор.

Henren
Henren

Коммунизм — это этнический интернационализм. Т.е. этнические коммунисты убеждают всех пахать и сдохнуть ради «всемирного блага», а управлять этим процессом будут они, коммунисты. Нынешняя глобализация — это все тот же старый, но несколько осовремененный проект. Как мы помним, изначально коммунисты добивались именно этого — мировой революции и управления всей планетой. У них был для этого создан специальный орган — Коминтерн. Между прочим, ВКП(б) считалась всего лишь российским отделением Коминтерна — так и было записано в партбилетах. Так вот, сейчас продолжается все та же схватка между проклятыми интернационалистами, этническими коммуняками с одной стороны, и патриотами, во главе с Трампом и Ея Величеством, с другой. В РФ, к сожалению, у власти как раз сторонники глобалистов и бесноватой Клинтонши.

MaPeD
MaPeD

Прям как Троцкий! )

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Хе-хе << «…в партбилетах…» — нихрена — прям на обложке золотом тиснёная натпезь была.
А так то — да, как начинали троцкисты «об руку» с банкирами глобалпроджект «мiровой революции», да так до сих пор его и «пилят».

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

И вашпе — сейчас новый виток старых проектов начинаеца — в Сирии, скажем. Там наши после столетнего+ перерыва — опять начинают «рассмотрение вопроса раздела» БВ. Тогда, сто лет+ назад этот вопрос решала комиссия Сайкса-Пико-Сазонова. Тока вот пичаль — РИ тогда «свалилась» в революцию и дело до конца — не довели. Кста, тогда Курдистан был «нарисован» исключительно на территориях Турции. Привет султану, ге-ге.
Ну и вот.

Mautanuky
Mautanuky

Среди негров расистов много. А уж про китайцев лучше вообще не говорить. Китайцы с древних времен все прочие народы полагают варварами.

Henren
Henren

Я вот не видел ни одного негра-нерасиста. Вообще никогда. А негров я, в общем, повидал немало. Китайцы тоже те еще нацики, равно как японцы и корейцы.