Почему придут рептилоиды

Ну шо, отбились мы на некоторый промежуток времени от дебилов и идиотов. Можем продолжать. Кстати, досмотрел я вчера «Мидуэй», свеженький… Ну что можно сказать? Клюква нынче в Вашингтоне очень дорогая. И очень развесистая.

Масса искажений исторических фактов. Никому не нужные понты в сценах пилотажа. Абсолютно не нужные понты вообще, у персонажей второго плана… А после бомбы, которая сбрасывается с Даунтлеса в горизонтальном полете над палубой, и вместо чтобы отрикошетить, как ей положено по уставу — пробивает бронированную палубу японского авианосца с одного касания и взрывается внутри…

Драть! Ребята, вы бы хоть «Историю пикировщика» почитали, что ли, про то, как на самом деле это всё происходило. Как минимум про роль угла пикирования в вопросах точности и приникающей способности бомб. Ой, это я не вам — это я режиссерам. Кстати книгу рекомендую всем. Книга очень качественная, очень интересная и весьма содержательная. Бьет любую почти художественную книгу современности. И абсолютно любое кино про войну современности. Я же не виноват, что такая у нас с вами современность…

Короче, если вы хотите посмотреть, как выглядит «Мишка, водка, балалайка» по-американски — «Мидуэй» вам в помощь. А мы возвращаемся к теме контакта с рептилоидами-мимопролетянами, и аспектам культурного шока в процессе такого контакта.

Мы уже знаем, что идея вторжения тупа и бессмысленна, и могла прийти в голову только дегенератам (прости нас, Уэллс — но истина дороже). Мы знаем, что по крайней мере у человека контакт сопровождается объективными психофизиологическими процессами, и нет оснований считать, что то же самое не происходит по ту сторону. Мы знаем, что помимо этих процессов Контакт ставит вопросы общественного и политического порядка — причем по обе стороны, отчего возникает дополнительная нагрузка на общественно-политическую систему как той, так и другой стороны. Причем более развитая цивилизация — она испытывает гораздо большую нагрузку. Как минимум в силу моральной ответственности.

Я сегодня хочу рассмотреть возможную проблематику более развитой цивилизации при контакте с нами, такими обормотами. Ибо все познается на пальцах…

Прежде всего — принцип инициативы. А инициатива всегда у того, у кого мобильность. Кто приплыл первым к берегам соседа — тот и думает, что с этим счастьицем делать. Исторические примеры Америки, Австралии и Новой Зеландии и Африки мы опускаем за ненадобностью. Ибо наличие на тот момент в Европе развитой работорговли, короткое плечо логистики и экономический уклад. Тот, кто преодолел межзвездные бездны, если захочет нас загеноцидить — сделает это безо всякого вторжения. Мы просто умрем, разбирать этот случай неинтересно, потому не будем тратить на него времени.

Итак, прибывает к Земле звездолет инопланетян. Понятно, что они ребята продвинутые и ушлые, и обнаруживают нас первыми. И встает вопрос, что с нами делать. Благо геноцидить можно в любой момент, так что первое — конечно, сбор информации. Собирают они информацию, и видят весьма непрезентабельную картинку…

Какую же?

В любом сообществе действуют различного рода социальные динамики. Как центростремительные, так и центробежные. К примеру, любая технология распространяется по всему обществу с течением времени. Это означает, что если кто-то выдумал порох — спустя сотни лет производить порох будут везде. В общем, то же самое касается и жизненных стандартов, и в определенном смысле — общественных отношений. Иными словами, энтропия нарастает, и это нормально. В конце пути у нас у каждого есть мобильник, Интернет и мы хотим Теслу.

С другой стороны, работают центростремительные силы, неэнтропийные. Создаются передовые учебные и научные центры, какие-то страны переживают культурный взлет, где-то появляются новые отрасли промышленности, и все это притягивает к себе ресурсы, в том числе человеческие. Баланс этих неэнтропийных и энтропийных процессов формирует цивилизации, народы и внутриполитическую ситуацию в конкретных государствах.

И вот мы (инопланетяне то есть) смотрим на эту планету — и видим, что есть одно государство-гегемон, некоторое количество сателлитов, и основная масса жителей Земли в г@вне и голоде. И глядя на это, нам надо спрогнозировать, как будет развиваться наш Контакт, и что нам от него ожидать.

На что мы смотрим? Прежде всего, мы смотрим на то, как протекают энтропийные процессы. Ибо именно по этим процессам будет распределяться наш продукт, который мы можем предложить цивилизации. Технологии, знания, теории, культурные элементы. И видим мы чудовищно нехорошую картинку.

На планете Земля существуют технологии продуктивного земледелия. Эти технологии достаточно универсальны, чтобы не зависеть от климатических условий. Вертикальные фермы, например, могут одинаково хорошо выращивать картошку и помидоры и в Африке, и за Полярным кругом. Что мы наблюдаем? Мы наблюдаем, как миллионы людей в мире голодают, тысячи умирают от голода, но при этом более развитые страны не делают ничего, чтобы голод предотвратить. И даже более. Отдельные корпорации добиваются законодательного запрета на производство сельхозпродукции всем, кроме своих партнеров, тем самым полностью монополизируя производство продуктов питания. Более того — эти самые корпорации вместо того, чтобы отдавать излишки продукции нуждающимся, уничтожают ее.

Ситуация с медикаментами аналогична, но еще хуже. Ситуация с образованием чудовищна. Мало того, что на большей части территории планеты с образованием плохо, так еще и там, где хорошо, образование монополизируется и трансформируется в соответствии с корпоративными интересами. Если сто лет назад мы видим Рамануджана, то сегодня ничего кроме Греты Тунберг я вам предложить не могу…

Более того, наблюдая Землю, мы можем на примере страны под названием Украина, а также стран Прибалтики наблюдать ситуацию с здравоохранением и образованием в ее динамике. Мы можем видеть тренды во всей их красе. И тренды эти таковы, что прогноз на любые знания, которые мы сможем передать туземцам, ясен и печален. Все, что мы можем предложить, будет монополизировано, корпоративизировано, положено в сейф под замок. Так нахрена нам делиться хоть чем-нибудь, если оно и у нас спокойно под замком полежать может?

Рассматривая данное положение вещей, мы видим очень интересный момент. Неравенство — общественное, культурное, технологическое, промышленное, финансовое — связано с технологическим преимуществом группы стран над другими. Более того — все оно держится на военном преимуществе одной страны, и эта одна страна демонстрирует оное свое преимущество по всякому поводу и без повода. Исходя их этого можно сделать вывод о том, что любые знания технологического порядка, которые мы хотели бы передать открытой цивилизации, будут использованы одним государством для того, чтобы укрепить свое превосходство, свою гегемонию над другими.

Гегемония — это модус вивенди. Гегемония требует однозначного безапелляционного превосходства над любым мыслимым соперником. Иначе это не гегемония, а временное ситуативное преимущество. И в отличие от ситуативного преимущества, гегемония качественно отличается от любого иного состояния мышления. Потому что ситуативное преимущество основано на паритете. Оно подразумевает понимание, что ничто не вечно под луной, и нужно быть готовым к различным вариантам событий.

Ситуативное преимущество (или ситуативный недостаток) задает шаблон мышления, в котором вы можете равно эффективно работать и с тем, кто сильнее вас, и с тем, кто слабее вас. А при гегемонии это невозможно в принципе, ибо единственная цель гегемонии — быть единственным. Понимаете?

Всякий вступающий в Контакт должен определиться — как его контрагент будет вести себя после Контакта, чего от него следует ждать, на что можно рассчитывать и чего стоит опасаться. И вот в случае гегемонии можно ждать только одного. И это одно в комментарии к прошлой части гениально высказал коллега karpion.

«А что будут делать США, если у них там коммунизм?»

И ведь ответ очевиден — попытаются применить весь спектр своих методов, используемых для землян. В т.ч. попытаются принести инопланетянам демократию, толерастию и частную собственность; применят методы, которые применяли к СССР. А дальше будут менять методы по ситуации.

Иными словами, вступая в контакт с гегемоном, мы можем предполагать, что он будет нас гегемонить в этом самом контакте. А оно нам надо?

Однако это еще не все. Давайте посмотрим на дело еще вот с какой стороны. Гегемония — это не просто так. Это определенный баланс всего — экономики, финансов, политики, производства, военной мощи, культуры и науки. Перекошенный в одну (гегемона) сторону. У нас вопрос — какими действиями гегемон может улучшать (для себя) этот баланс?

И ответ для нас очевиден. Одна стратегия — это улучшаться, усиливаться самостоятельно, чтобы быть лучше окружения. Это очень трудная, очень большая работа, как минимум потому, что впереди неизвестность, нет определенности в правильности выбранного пути. Требуются различного рода расходы, причем чудовищные — как на теоретическую, так и на практическую работу. А в это время сателлиты и противники всеми силами догоняют, наступают на пятки — потому что догонять проще. Понимаете? Разрыв сокращается. Вот-вот и гегемония рухнет. Как ее удержать?

И тогда у нас появляется вторая стратегия. Чтобы удержать гегемонию, мы должны всеми силами ослаблять всех остальных, мы должны замедлять их развитие и создавать им искусственные препятствия, мы должны стравливать их друг с другом, чтобы они растрачивали ресурсы впустую, а не тратили их на соревнование с нами.

Концепты «золотого миллиарда» и «управляемого хаоса» в какой стране придумали?

А теперь представим, что мы (условные рептилоиды) вступили в контакт с гегемоном. Это означает, что на политической арене планеты появилась еще одна сила, и эта сила гораздо больше силы гегемона. Потому, хотя бы, что гегемон не может в межзвездные полеты, а мы можем. Отсюда следует, что все сирые и убогие, униженные и обиженные гегемоном ломанутся к нам, и гегемону придется, чтобы сохранить гегемонию свою, немедленно их атаковать. Всеми наличными силами. Или немедленно атаковать нас. Или атаковать и нас, и их одновременно.

Он иначе не может, понимаете?

Итак, инопланетная цивилизация, которая прибыла к нам сюда, с одной стороны, становится объектом вероятного нападения, с другой — провоцирует вспышку войн повсюду в мире, с третьей — становится объектом приложения усилий гегемона по подчинению. Папуасы стараются помыкать большими белыми людьми, понимаете?

Кстати, украинская политика сегодня — как раз такой пример, аж удивительно.

Ребята, раз уж мы говорим о всяких поганых сценариях, я вот что хочу вам предложить. Сценарий «Волчья натура» и «Зверь в каждом из нас» Васильева. Тем более, что в данном цикле уже звучала тема наемников-ландскнехтов. Так вот, если нам вдруг нужны наемники-ландскнехты, мы, как более развитая цивилизация, ни в коем случае не должны заключать союзнического договора с гегемоном, понимаете? Просто потому, что в парадигме гегемона, который вдруг гегемоном быть перестал, правильное решение — предать нас в нужный момент, чтобы получить над нами преимущество, а затем, играя на вражде нас и нашего противника, добиться доминирования в отношениях с одним и с другим. Потому что так мыслят гегемоны.

Собрав все воедино, мы видим, что Контакт с гегемоном контрпродуктивен, поскольку ставит нас в полную зависимость от папуасов, по крайней мере на их планете. Причем даже не от всех папуасов коллегиально, а от очень ограниченной группы лиц, которые и в фас не сахар, и в профиль — не мёд.

Заметим, что тема Контакта с гегемоном была исследована И.Ефремовым в романе «Час быка». И несмотря на то, что роман идеологизирован, это такая коммунистическая агитка, мы должны сказать, что в общем, он достаточно точно отражает наши сегодняшние выводы. Причем я хочу заметить, что для того, чтобы сформулировать эти самые выводы, мы не пользовались ни идеологией, ни даже моралью. Одна только целесообразность и рациональность, голый циничный расчет, без каких-либо соплей и симпатий.

Посмотрев на нас сегодняшних, и пораскинув мозгами, шкипер гордого космического фрегата должен развернуться кормой к Земле и улететь в галактические дали, попутно рассылая всем предупреждение, что вот тут вот х#рня в космосе образовалась, лучше сюда не залетать…

И сделает он это не потому, что у него мораль высокая, или там — религия не позволяет, а потому, что ничего кроме проблем на голову несчастных зеленых человечков (они не все серые) мы дать пока что партнерам по Контакту не в состоянии. И даже ресурсы наши им не нужны — в космосе ресурсов много, гораздо больше, чем подобных нам чудаков с большой буквы М. И даже культура наша, если они интересуются культурой папуасов — доступна им без ограничений. Что-то с Интернета скачают, что-то вживую запишут/сфотографируют, использовав супердатчики и мегатехнологии…

И кстати, вот… Инопланетянам лгать не рекомендуется еще и вот по какой причине. Системы типа Призм и Эшелон. Огромный массив данных на физических носителях. То есть данные уже оцифрованы — достаточно считать. Предполагается, что они это могут (если даже у нас что-то уже получается в данном направлении, то у них точно должно). А значит, на всякого хитрозадого американского сенатора у них есть подробное досье, что он такое на самом деле…

Мысль о том, что спецслужбы могут работать против инопланетян, после «Синей книги» абсолютно не вызывает усмешек. А вот мысль о том, что применяемые спецслужбами методы могут использоваться самими инопланетянами для сбора и анализа информации о нас самих — почему-то никому в голову не приходит, а зря! Ибо зачем тратиться на сбор информации, если ее можно взять в одном месте, причем собранную дотошно, компетентно, да еще и посмотреть комментарии самих аборигенов к тому, что они там насобирали…

Вы еще не поняли, о чем я? Какие земляне молодцы, что создали Интернет!

Хотя стоп — что-то подобное уже вроде было, в сериале «Земля: последний конфликт». Сериальчик глупый, но вот отдельными местами — там есть очень точные такие вещи.

Случайно ли это?

PS. Некоторые товарищи говорят, что, мол, «играя за инопланетян» мы по-любому мыслим, как люди. В то время как у них могут быть иные установки и логика, из которой мы сможем понять лишь базис.

Так вот. В отличие от гуманитария я как бы успел зацепить матлогику на мехмате, и представляю, что иного исчисления предикатов, кроме того, которое непосредственно является интерпретацией канторовской теории множеств, не существует. Более того — даже всякие Байесовы логики на самом деле есть лишь приложение теории предикатов к теории вероятностей.

Иными словами, «иная логика» — это низкохудожественный бред плохо образованных гуманитариев. Потому что хорошо образованные гуманитарии такими вещами уже не страдают.

Разумеется, цели, задачи, культурные стереотипы у них там, несомненно, должны отличаться от наших, и существенно. Вот об этих вот стереотипах мы здесь и говорим. Но логика… Она будет та же самая.

Материал: https://bigdrum.livejournal.com/1188931.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

4 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.