Никакого бизнеса не существует

Иван Петрович — владелец и руководитель крупного городского хлебокомбината. Его основная позиция – это «булка белого», которая занимает 80% рынка. Кроме того он выпускает еще 30 наименований х/б изделий. Его конкуренты, вкупе занимающие 15% х/б рынка, выдают еще отдельных 200 наименований. Иван Петрович не может так мельчить, поэтому среди пряников и витушек так и останется. И его позиция с «белым» непоколебима. Равновесие на неэластичном рынке, как из букваря.

И этот хлебокомбинат становится ничем иным как объектом инфраструктуры.

Что нужно горожанину? – Чтобы снег убирали, чтобы вода из крана текла и чтобы хлеб в лавках был. Это не какие-то там «удовлетворения потребностей», а must be anyway anytime. Инфраструктура. И безразлично, в какой она там собственности. Вы ведь не знаете, кому принадлежит вон тот грейдер за окном – МУПу или ООО, и того вам и не надо знать. С внешней стороны хлебокомбинат – это инфраструктурный объект, а владелец или директор – просто его элемент, деталь.

Но Иван Петрович – сам по себе субъект. Сущность нашего ХлебоПетровича имеет как объективную внешнюю, так и внутреннюю субъективную стороны.

Давайте подойдем к нему издалека. Вот в окошке регистратуры государственной поликлиники сидит тетенька. Она не создает никакого прибавочного продукта, но получает жалование. Она элемент инфраструктуры, как на нее ни посмотри.

Чем же от нее отличается Петрович? Он тоже сидит в своем окошке и тоже получает столь же стабильные суммы. (На рынке равновесие же.) Однако его деньги являются прибылью. Это существенно? – И да, и нет. Отчасти.

Общество в целом создает прибавочную стоимость за счет всех ее источников. И каждый член этого общества имеет право на получение определенной доли ее. Заметьте, не только на возмещение затрат на воспроизводство собственной рабочей силы, но и сверх того – на долю прибавочной стоимости.

В современном социальном обществе (в особенности, но и ранее тоже) трудовая прибавочная стоимость отбирается у пролетария капиталистом полностью, но прибавочная стоимость из других источников каким-то образом распределяется по всему обществу. И каждый получает определенную долю. За счет этого благосостояние в целом растет и при капитализме, и при социализме, и даже при рабовладении.

Так вот, ХлебоПетрович тоже получает долю в своем размере. Она больше, чем у тетки из регистратуры, но такова действующая структура экономики, общества. Петрович – элемент этой структуры, имеющий определенные функции, права и обязанности. И в этом смысле – и субъективно, и объективно.

Всякое увеличение национального богатства пропорционально увеличивает и богатство каждого элемента общества. Вахтер после пяти лет устойчивого роста покупает большой ЖК-телевизор, а бизнесмен — Ауди А7. Пропорционально своему месту в социальной инфраструктуре текущего устройства общества.

Таким образом, Петрович и субъективно получает свою инфраструктурную долю, т.е., он субъект инфраструктуры в этом смысле.

Но это рассуждение, безусловно, неполно. Мы ведь не знаем, прибыль какого размера Петрович получает в реальности его Томска. Возможно, его прибыли намного превышают то, сейчас так как бы основательно было обосновано.

И сейчас мы снова зайдем сильно со стороны – иначе не объяснить.

Снова на арене пекарь Гриша. Из тех мелких конкурентов Петровича. Гриша в понимании части критиков моих предыдущих статей точно является малым бизнесменом. У него зарегано ООО, есть десяток наемных работников, сам он руками почти уже ничего. Обороты в миллионах. В гришиной отчетности показана чистая прибыль, подлежащая налогообложению. А куда Гриша эту чистую прибыль после налога тратит?

Часть на новое оборудование. Нюанс: амортизация его основных средств (вычитаемая из расчета прибыли) не обеспечивает наращивания их качества и стоимости. (Прошу бухгалтеров не рассказывать мне про статьи «Капвложения», пожалуйста, это то же самое.) А это наращивание ему необходимо, чтобы просто сохранять свою долю рынка, ведь все вокруг наращивают.

А остаточек он пускает на бесхитростное личное потребление. Может себе позволить прикупить Лэндкрузер, путевку на Бали и любовницу.

Гриша не имеет прибыли. Он работает «в ноль». Да, кушает икры больше среднего, но в ноль. Прибыль — это инструмент бизнесмена для его бизнесменских дел. Так какой же Гриша бизнесмен? Он ровно так же прожирает свой доход, как и наемный Project Manager с таким же доходом.

Гриша – субъект инфраструктуры.

Но Петрович-то имеет прибыли еще больше! Да, он тоже вынужден тратить ее часть туда же, что и Гриша, но он, как более крупный, более эффективен, у него выходит больше.

ОК. Посмотрим. Петрович не на Бали, а на Багамы… впрочем, это ерунда. У Петровича реально есть нормальное бабло, которое ему не прожрать, которое он не может вложить в завоевание томского хлебного рынка.

Тут есть развилка.

Один путь лежит в диверсификации и расширении бизнеса.

Второй путь в накоплении капитала (чтобы потом внуки вступили на первый путь :)

Первый путь. По продукту. Открывает пельменный цех и отжирает на рынке какую-то долю. Но позвольте, то был субъективный хлебоПетрович, а этот пельменьПетрович уже совсем другой субъект бизнеса. И на нем он будет таким же инфраструктурным субъектом. Просто его теперь станет два.

Второй путь. Экстенсивно. Вторжение на рынки всей Сибири с вкусными плюшками «От Петровича» в вакуумной упаковке и со сроком хранения 3 недели. Это реально. И в случае успеха он станет маленькой частью инфраструктуры Омска, Новосиба и Барнаула со своей малой долей рынка.

А если Петрович просто накопит капитал, чтобы потом УХ! Как нам товарищ Маркс говорил.

Нет. Скирдовать бабло в виде золотых монет уже невозможно. Если ты скирдуешь прибыли на счетах, то твои деньги уже работают на какие-то не твои инфраструктурные элементы.

Как бы Петрович ни посмотрел на себя в зеркало, где бы… везде он будет элементом инфраструктуры. Как и любой вахтер в Доме культуры профсоюзов. ОбъективнА.

Теперь о глобальном.

Всякий рынок стремится к равновесию. Всякий элемент рынка, который еще не пришел к равновесию, есть недоразвитый элемент рынка.

Насекомое развивается через личинки-куколки в имаго. Если насекомое не стало имаго – оно недоразвитое насекомое. Не насекомое вообще пока.

Бизнеса не существует.

Бизнес стремится заполнить свою нишу полностью. Бизнес стремится развиться до своего логического максимума, до высшей своей ступени.

А что есть высшая ступень для бизнеса? – Это развитие в инфраструктурный элемент. Туда идут и Газпром, и пекарь Гриша.

Когда бизнес становится инфраструктурным элементом, то он перестает быть бизнесом.

А пока бизнес не стал им, он еще недобизнес, недоразвитый, плохой, негодный, пытающийся.

Никакого бизнеса нет в наблюдаемой реальности.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

19 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.