Не все профессии одинаково полезны

Mоти Ашкенази — легендарный тель–авивский вор, джанки и пройдоха. Его специалитет — кошельки на городских пляжах. Его лучший друг — героин. Но весь Израиль знает его как героя и любит как родного сына.

В июне 1997 года рецидивист Ашкенази нарушил условия домашнего ареста и вышел прогуляться по пляжу «Иерушалаим». В тот день израильские школьники отмечали последний учебный день, купались и веселились целыми школами. Пляж был усыпан портфелями детей и сумками их родителей — бери любую и уходи. Так Моти и сделал.

Он выбрал дорогую на вид сумку, подошёл к ней, присел рядом на песок, открыл, нащупал солнечные очки, полотенце… где же этот чёртов кошелёк? Моти засунул руку глубже и резко отдёрнул: сумка была полна гвоздей.

Преступник осмотрелся по сторонам. Слева и справа загорали туристы. В воде барахтались дети. Он снова открыл сумку, на этот раз пошире. И увидел внутри коробку, из которой торчал шланг и часовой механизм. Моти схватил сумку и рванул что есть мочи в сторону улицы Геула, где находилось заброшенное здание. Если бы в этот момент Ашкенази остановили полицейские, из карманника и пройдохи он моментально превратился бы в террориста. Но об этом он не думал.

Моти оставил сумку в ветхом безлюдном доме и бросился к телефонному автомату звонить копам: «Я нашёл бомбу! Нужны сапёры! Срочно! Это Моти Ашкенази!» Полицейские проверили по базе, кто такой Моти Ашкенази, посоветовали завязывать с наркотой, предупредили, что нарушение условий домашнего ареста может повлечь за собой реальный арест и положили трубку.

Моти вернулся на улицу Геула, начал орать и вытаскивать на проезжую часть мусорные контейнеры, чтобы перекрыть движение. На это полицейским пришлось отреагировать: они надели на дебошира наручники и на всякий случай решили проверить, о какой такой бомбе кричит этот придурок…

Через минуту копы вылетели из заброшенного дома и вызвали сапёрную команду. В сумке лежали пять килограмм взрывчатки с гвоздями. На пляж её притащил тот же террорист, что тремя месяцами ранее взорвал тель–авивское кафе «Апропо».

После этого случая полиция сняла с Моти Ашкенази все обвинения и закрыла его дела. Моти полностью оправдали и отправили на бесплатную реабилитацию, где он лечился от наркозависимости.

Сегодня бывшему вору и наркоману 50 лет. У него пятеро детей. Он живёт в Тель–Авиве и работает пляжным инспектором: ловит воришек и очень внимательно относится к бесхозным вещам.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
alex_cr
alex_cr

Грандиозная история превращения ̶к̶а̶р̶е̶т̶ы̶ ̶в̶ ̶т̶ы̶к̶в̶у̶ ̶ Золушки в принцессу.
А с другой стороны — ну, молодец, что проявил сознательность.

goblin78
goblin78

Когдп нет времени на раздумья, многие поступают как надо

Прорэбе
Прорэбе

Железное Очко.

Прорэбе
Прорэбе

В мире нет бойца храбрей,
Чем усръвшийся еврей.©

alex_cr
alex_cr

Мгм… Есть версия, что героиновая зависимость притупляет чувство самосохранения. Но то такое…

Прорэбе
Прорэбе

Ненаю. Бывает,наверна.
«Если вы боитесь поправиться — выпивайте перед едой 100 грамм коньяку.
Алкоголь притупляет чувство страха»©

alex_cr
alex_cr

Во-во!

Небритое прямоходящее
Небритое прямоходящее

Или пальчики на остатках СВУ и далее по протоколу.

Прорэбе
Прорэбе

Junkie doodle dee dum

Базилевс
Базилевс

От каждого еврея есть какая-то польза.))

Прорэбе
Прорэбе

Датышо!…
Айайай

Translitov
Translitov

То есть в итоге Мотя ссучился.
И как это после такова его живым оставили?

Прорэбе
Прорэбе

В живых его оставил Адонай, после того, как Мотя хапнул сильно трефного хабара.
А какой еврей станет спорить с Адонай?
Никакой.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.