На сопках Манчжурии

По результатам русско-японской войны уже были написаны все возможные мемуары, но даже непосредственные участники этих событий так и не поняли, ради чего сцепились на сопках Манчжурии Россия и Япония.

Какого-такого рожна Большие Дяди и больше сотни лет рубились за Корейский полуостров так, будто туда был эвакуирован гроб Господень, а также сокровища инков и копи царя Соломона. И уж совсем непонятным было участие в этой свалке Российской империи, которая с упорством дятла долбилась в этот дальневосточный узел со второй половины ХIХ века, имея в тылу абсолютно неосвоенные и неухоженные просторы Сибири и Дальнего Востока. С таким энтузиазмом господам Романовым лучше бы цепляться за Аляску и Форт-Росс в Калифорнии с их пушниной, золотом и гораздо более заманчивым стратегическим положением.

Что забыла Россия в Китае и Корее? Лесные концессии на реке Ялу? А что, собственной тайги уже недостаточно?! Незамерзающий порт на Тихом океане? А чем не по нраву Находка — всего в 50 милях от Владивостока, под боком которой — шикарный сучанский каменноугольный бассейн, снимающий вопрос бункеровки как военного, так и торгового флота?! Дикие деньги — более 500 миллионов золотых рублей, потраченные на временно арендованные у Китая (!) Порт-Артур и Порт Дальний, дали бы в сотни раз больший эффект, будь они вложены в собственную инфраструктуру в Приморье.

Если по мнению микадо “Корея — это нож, направленный в сердце Японии”, а для короля Британии даже тихоокеанские чайки кажутся угрозой её колониям, то для императора России корейско-китайский проект — это исключительно амбиции, которые как член длиною в метр — очень круто, но абсолютно бесполезно, а в положении, в котором оказалась правящая династия России в начале ХХ столетия — ещё и смертельно опасно.

Потом прошло ещё 100 лет — и всё равно ясности не прибавилось. Может быть, это потому, что среди исследователей не было ни одного бухгалтера? Это зря! В любую группу историков обязательно надо включать хотя бы одного специалиста по учёту. Пока военные изучают марши и диспозиции, бухгалтеры могли бы быстро подсчитать дебет-кредит и определить Cui prodest?, после чего многие нелогичные действия показались бы очень даже логичными, а убытки дерущихся обязательно появятся в доходах наблюдающих за дракой.

И вот если считать деньги, а не амбиции, то окажется, что Русско-японский конфликт — это первая война за нефтяные рынки.

К началу строительства Транссиба в 1891 году Россия практически полностью вытеснила «Стандарт Ойл» из Европы, захватив 70 % нефтяного рынка. А к 1901 году Россия по уровню добычи нефти вышла на первое место в мире и заняла более 30% общемирового экспорта керосина. В штаб-квартире «Стандарт Ойл» на Бродвее 26 с ужасом наблюдали, как область, которую они называли «Зона русской конкуренции», расползается по карте.

«Стандарт Ойл» несколько раз пыталась договориться с основными владельцами бакинских нефтяных концессий Ротшильдами и Нобелями, предлагая картельное соглашение. Последняя попытка была предпринята в 1895 году (строительство Транссиба уже шло полным ходом). «Стандарт Ойл» даже подписала соглашение, но Министерство финансов России заблокировало его, после чего русско-японская война стала неизбежной.

Транссиб вдвое ускорял и сильно удешевлял доставку бакинского керосина на рынки Азии, превращая поставки «Стандарт Ойл» в пустую трату денег и времени. Россия фактически не оставляла своим конкурентам выбора. Одновременно с пуском Транссиба мировой нефтяной рынок для «Стандарт Ойл» закрывался, а английская компания «Шелл» — поставщик керосина в Азию через Суэцкий канал — теряла большую часть своего бизнеса.

Вот в такой обстановке и началась русско-японская война. Сопутствующие ей якобы революционные погромы в Баку уничтожили две трети нефтяных скважин. За год уровень добычи упал с 10,9 млн. до 7,6 млн. тонн. Экспорт русского керосина практически прекратился. Только через 8 лет, к 1913 году, Россия смогла довести свою долю в мировой торговле до 9%.

Кредиты Японии на войну с Россией банкиры США и Англии окупили сполна. «Стандарт Ойл» вернула себе контроль над азиатским рынком и увеличила долю в Европе с 30 до 75%. «Шелл» подписала с Ротшильдами новый контракт о транспортировке бакинского керосина и сохранила за собой статус главного перевозчика русского «осветительного масла».

В кратчайший срок американские товары вышли на первое место в японской внешней торговле. Экспорт США в Японию за 1905 г. вырос в 2,5 раза по сравнению с довоенным 1903 г. Среди ключевых позиций, наряду с боеприпасами и оружием, естественно, фигурировало горючее. Ввоз из США в Японию в 1905 г. составил 21,5% всего японского импорта, тогда как в 1900 г. он не достигал и 10%. Американский капитал надолго закрепил за собой некоторые позиции, захваченные в годы войны. Белый дом увеличил экспорт своей мануфактуры как в Японию, так и в Китай. Сюда резко сократился русский импорт нефтепродуктов, его место занял американский.

Проигравших в русско-японской войне было двое. Первая — это, конечно, Россия, которую вышибли из нефтяного рынка, а вторая, как ни странно, Япония. Ее поражение было не менее тяжёлым. Заплатив за Порт-Артур и Цусиму тысячами жизней, влезшая в совершенно дикие долги, Япония не получила ничего, кроме сомнительного чувства глубокого удовлетворения и половины Сахалина, который в начале ХХ века никакой ценности из себя не представлял.

Мирные переговоры между Россией и Японией в Портсмуте вылились в образцово-показательную порку с последующим загоном в стойло японского осла, вообразившего, что ему позволено будет стать кем-то другим, кроме как поставщиком дешевого пушечного мяса. Морковка, которой 20 лет вертели перед японским носом “наши западные партнеры”, в руках Теодора Рузвельта вдруг превратилась в дубину, которой осёл был охально обижен и отправлен восвояси — радоваться, что ещё легко отделался. Русская пословица “Поехал за шерстью, вернулся стриженым” как раз подходит для состояния японской делегации по возвращению из США в Японию.

Таковой, впрочем, Япония осталась и в ХХI столетии, несмотря на весь технологической прогресс и мнимую вовлеченность в дела “Большого брата”. Японию вытаскивают на международную арену, если нужно подразнить русского медведя или китайскую панду, и бесцеремонно загоняют обратно в стойло, когда надобность в дразнилке отпадает.

А чтобы японцы понимали, что Большой Брат — это не Россия, шутить не будет, у них постоянно что-то взрывается. Сразу после русско-японской войны у себя на базе взлетел на воздух флагман японского флота — броненосец Микаса. На исходе II-й мировой войны взорвались две атомные бомбы, стерев с лица земли Хиросиму и Нагасаки. Уже в ХХI веке рванула АЭС Фукусима. И японцы всё правильно понимают — рот открывают только по команде и говорят то, что от них хотят слышать их хозяева, а по совместительству — бенифициары семи крупнейших банков — владельцев федеральной резервной системы.

Но это проблема японцев, а может быть, даже совсем и не проблема. Как в бородатом анекдоте: “Страдаете извращениями?” “Ну что Вы, доктор, я ими наслаждаюсь…”

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.