Москвичка переехала в деревню — и сбежала оттуда

Москвичка Лариса прожила месяц в загородном доме своей подруги Натальи, и это был самый тяжелый месяц в ее жизни.

Лариса дружила с Натальей с середины 2000-х — они работали в одной сфере, в связях с общественностью, и пару раз пересекались на общих проектах. Рабочие отношения стали сначала приятельскими, а потом и по-настоящему дружескими. Одно время виделись реже — обе ушли в личную жизнь, но семьи ни одна из них так и не создала.

Ну, а в последние пару лет, когда девушкам было уже около 35, они регулярно ходили друг к другу в гости, иногда путешествовали вместе. «С Наташкой всегда было весело — она без башни, как и я, — рассказывает Лариса. — Таких людей, кто легко подхватится на любую авантюру, еще поискать. То поедем в Краснодар на машине к каким-то друзьям Наташкиным, которые почему-то приехали именно туда из Германии на неделю. То в какое-то глухое село под Новгородом. В общем, не соскучишься».

На короткое время подруги «потерялись» — Лариса переживала неудачную любовную историю, совпавшую еще и с финансовым кризисом: «свое дело», кормившее девушку несколько лет, после 2014 года стало приносить все меньше денег, а к 2016-му поток совсем сошел на нет. Общаться ни с кем сил не было. «С деньгами было настолько плохо, что я просто не могла думать ни о чем другом, — рассказывает Лариса. О стезе “свободного художника” пришлось забыть, я вернулась в офис, стала работать в пиар-агентстве. Наташе писала, честно говоря, только чтобы денег одолжить, но она настоящий друг, никогда на это не обижалась». Наконец Ларисина ситуация стала выправляться, появились свободные деньги, и девушка решила вытащить подругу в ресторан — в благодарность за поддержку, да и просто давно не виделись.

«Звоню ей и чувствую, что на том конце провода не та привычная мне готовность к авантюрам, а какая-то неловкость. Впрочем, Наташа человек прямой и сразу мне все объяснила, — рассказывает Лариса. — Оказывается, пока я валандалась со своими финансовыми делами, Наташа взяла из приюта двух собак. Обе крупные, обе с характером, а она живет, на минуточку, в небольшой “однушке”. В общем, за два месяца она поняла, что так дальше не пойдет, сдала свою квартиру, благо это район Полежаевской, дом престижный, и жилье быстро “ушло”. И переехала за город — сняла домик на западе Московской области. Ничего никому не сказала, все сама организовала и сделала — это очень в ее характере. Приезжай, говорит, лучше ко мне в гости».

Лариса поехала — и они отлично провели выходные: «Конечно, я немного напрягалась — собак побаиваюсь, у нас-то в семье всю жизнь кошки. Но оказалось здорово. Добираться, конечно, не так чтобы быстро, но зато прямая электричка, а на станции Наташа меня встретила на машине, и мы поехали смотреть всякие достопримечательности — монастырь, усадьбы какие-то. Вечером жарили мясо под деревенский самогон, в общем, было здорово». Так подруги теперь и общались: Лариса выбиралась за город, впрочем, делала это нечасто.

«Я человек все же городской, мне вся эта дачная романтика заходит только в плане шашлыков, ну, в лес прогуляться — желательно не очень далеко. А с утра уже домой хочется — в свою жизнь», — говорит девушка. В какой-то момент они не виделись почти полгода. И когда Лариса приехала в гости в очередной раз, увидела подругу с заметным животом: Наташа успела не просто ввязаться в очередную романтическую историю, но и забеременеть. «Конечно, я была немного в шоке, а с другой стороны — это же Наташа. Так что поудивлялась и перестала», — говорит Лариса.

Прошло еще несколько месяцев, и Наталье пришло время рожать, а значит — ехать в Москву. Предполагалось, что она поживет у матери, а та присмотрит за собаками и загородным домом. Но получилось совсем по-другому.

Буквально за неделю все планы Натальи пошли прахом: квартиру сильно затопили соседи сверху — так, что находиться в помещениях было невозможно. А мать девушки попала в больницу из-за проблем с пищеварением — ситуация не очень тяжелая, но требовалась операция. Делать было нечего, сроки поджимали, и Наташа попросила подругу помочь.

«Если уж Наташа просит о помощи — значит, ситуация действительно безвыходная, — говорит Лариса. — Так что я, конечно, согласилась пожить у нее месяц, а Наташа до роддома осталась в моей квартире — у меня “однушка” в Беляево. Если честно, я понятия не имела, как буду справляться с собаками и вообще всей этой загородной красотой. Но отступать было некуда. Решила, что буду звать в гости друзей — раз уж живу за городом, надо этим пользоваться. На работу — на электричке или автобусе, а на две недели — в отпуск. Ну и красоты всякие посмотрю».

Подруги договорились, обменялись ключами и разъехались по новым жилищам. «Сюрпризы начались практически сразу, — рассказывает Лариса. — Я, конечно, понимала, что еду не в санаторий, но что это такая тоска зеленая — представить не могла. Начиная со станции — раньше-то меня встречала Наташка на машине, а теперь пришлось брать такси. Нет, автобус до деревни тоже был, только от станции надо было идти на шоссе, и потом, проехав несколько остановок, пилить до деревни по темноте. А главное — нужный автобус ходил по расписанию, ровно два раза в сутки. Понятно, что не в то время, когда мне надо ехать. Так что — такси. Стоило это не бог весть сколько, около 200 рублей. Но представим стандартный рабочий день: такси до станции и со станции — 400 рублей, электричка туда-обратно — еще 350. Уже нормально получается, да? А это еще без метро и городского автобуса. Теперь по времени. Два-три часа в одну сторону не хотите? Полдня в дороге, устаешь только от одного этого, а ведь по идее еще и работать в перерывах как-то надо! Каждый день приходилось что-то доделывать в ночи, при деревенском интернете (он, кстати, стоит 750 рублей в месяц). А, ну еще и мобильный у меня, как выяснилось, на селе принимал через раз. У Наташки был другой сотовый оператор, и все нормально работало. А я чуть с ума не сошла — разговариваешь с клиентом, и то орать в трубку приходится, то перезванивать по десять раз. Никаких нервов не хватит».

Проблем только добавилось, когда пришло сильное похолодание: дом отапливался электричеством, и отапливался слабо. «Я переселилась в самую маленькую комнату, метров шесть от силы. Ее почти всю занимала кровать, оставалось место только для тумбочки. Вот там и прожила три недели — каморку можно было хотя бы протопить, хотя дышать в помещении тогда было нечем, а я привыкла в городе жить с открытыми форточками. Но хотя бы можно было согреться, — сетует девушка. — Постиранное белье не сохло днями, полотенца в ванной были всегда ледяные и сырые. Воздух в доме не прогревался выше плюс 15 вообще, и это при том, что и на улице было градусов 12, не мороз».

Главное «но», как говорит Лариса, были вовсе не бытовые трудности вроде холода и долгой дороги на работу. «Собаки. Их было, во-первых, уже не две, а три — живя за городом, Наташа пригрела еще одного пса. Во-вторых, все они здоровенные и очень активные. И вечно голодные. Кормить их можно было один раз в день, по вечерам, и порции, как мне Наташа «завещала», небольшие. В итоге это вечернее кормление превращалось в настоящую вакханалию: они прыгали чуть не на высоту человеческого роста, сметали свою еду в два укуса и тут же пытались, естественно, объесть менее расторопных товарищей, — рассказывает Лариса. — Нет, врать не буду, они все были по-своему воспитанными, то есть на меня никогда всерьез не огрызались, уважали. Но все-таки это тяжело. А главное, именно из-за собак я не могла отлучаться из дому. Их надо периодически выпускать на прогулку — по естественным надобностям. А значит, дольше, чем на 8-10 часов я уходить не могла. Тайный план время от времени ночевать где-нибудь в человеческих условиях, да хотя бы в соседнем отеле, провалился. Я чувствовала себя настоящей заложницей: деваться некуда, но и жить так невозможно. Каждое утро буквально уговаривала себя встать и начать день — ведь я понимала, что меня ждут очередные 24 часа стресса, и то же самое — завтра, и послезавтра, и (мне так стало казаться) всегда! Эта невозможность что-то изменить сводила с ума».

Непривычная к загородной жизни, Лариса буквально сбивалась с ног, пытаясь уследить за собаками, которые потихоньку разбирали дом — оторвали карниз, сгрызли сушилку для белья и сломали перила на лестнице, — а заодно и поддерживать хотя бы минимальную чистоту. «Это вообще не сравнить с жизнью в небольшой городской квартире, — говорит девушка. — Каждое утро, часов в пять, меня поднимали собаки — их надо было выпустить во двор. Обязательно кто-нибудь этого не дожидался, хотя вечером они гуляли допоздна, — значит, надо было убрать продукты жизнедеятельности. Потом ложилась досыпать, утром подмести и протереть пол, все это в жутком холоде. Потом такси вызвать и мчаться на вокзал или на автостанцию — на второй неделе расписание электричек вдруг поменяли, и после электрички в шесть утра следующая шла сразу в два дня. Потом как-то пытаться работать, хотя на работу я приходила уже дико уставшей. Потом домой — три часа с пересадками, и снова — кормление собак, уборка, доделать работу, на которую днем не хватило времени, и все по новой».

Подруги переписывались, рассказывая друг другу, как у них дела, — обе старались не акцентировать внимания на неудобствах. Наташа сначала забрала мать из больницы и помогала ей с ремонтом, потом поехала в роддом. Лариса старалась не грузить подругу жалобами, хотя не всегда удавалось сохранять позитивный настрой.

Позвать никого в гости она так и не решилась: холодный дом и вечно лающие собаки — явно не та обстановка, в которую можно зазывать московских приятелей. Тем более ночевать было негде — прогревалась только одна комната.

«Последнюю неделю я просто жила на глинтвейне, — говорит девушка. — Был один поворотный момент, после которого я сломалась. Я тогда уже была в отпуске, но должна была ехать в город — на день рождения подруги. Навела красоту, оделась и пошла загонять собак — а их нет! Подкопали забор и разбежались по деревне. Я, нарядная, за ними с матом, воплями. Что самое интересное — получилось и догнать, и домой завести. Наверное, скрытые силы проснулись. Но, естественно, ни о каком дне рождения уже речи не шло: я вся грязная, собаки наелись на помойке какой-то вонючей дряни, электричка уже ушла… В общем, я плюнула и пошла в сельпо за вином. Сказала себе: надо просто дотерпеть».

Наташе у Ларисы тоже не очень понравилось. Привыкшей к просторному дому девушке было тесно в «однушке», да и подход к быту у подруг был разным. «Она, например, привыкла феном пользоваться, а я терпеть не могу, и фена у меня нет, — перечисляет Лариса. — Утюг у меня тоже сломан, я не глажу ничего, постирала, надела и пошла. А Наташа может несколько дней ходить в одном и том же, но гладит все время».

Когда Наталья родила и была готова вернуться в свой дом, у Ларисы был настоящий праздник. «Я не могла, просто не могла уже там находиться, — говорит девушка. — Как только Наташа сказала, что возвращается, я сложила свои вещи, вызвала такси и закрыла дом, не дожидаясь, когда машина придет. Мне хотелось плакать — неужели все закончилось? Я боялась в это поверить, пока не села в электричку до Москвы, не могла расслабиться, мне все казалось, что это не по-настоящему, что сейчас надо будет опять возвращаться в деревню. Дома мне хотелось целовать свой паркет — моя маленькая чудесная теплая квартирка казалась лучшим жильем на свете».

Конечно же, обе подруги нашли что сказать друг другу по поводу того, как обращались с чужим жильем. Ларисе было жалко разбитой чашки и раздражали переставленные вещи. Наталью ужаснул выстуженный дом и недостаточно чистые полы. Но, как ни странно, до скандала дело не дошло. «Если бы это была не Наташка — наверняка поругались бы вдрызг, — говорит Лариса. — А тут мы слегка сдержанно прошлись по сложным моментам, потом недели две не общались — приходили в себя. И снова дружим». Единственное — пока Лариса не находит в себе сил навестить подругу в деревне. Слишком свежи воспоминания. «Может быть, через полгодика», — говорит она.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
dead mockingbird
dead mockingbird

Какой упоительной хърни я пытался только что прочесть!
Но заснул.

dead mockingbird
dead mockingbird

А знаете чо…
Хочу прочитать хорошего годного чего нибудь.
Вот хорошего прямо и годного.
Не про дур или как все плохо, а про умниц и хорошо.
Какой нибудь прон — па дай дёт!
Желательно с картинкамн

dead mockingbird
dead mockingbird

Вот берите пример с Мухи: и шлёт и шлёт мне фоток своих сотрудниц, аж настроение поднимается.
Причём , хорошо так поднимается

Mentor
Mentor

Да-да, картинки желательно в виде GIF

dead mockingbird
dead mockingbird

Хммм….
Мсье знает за жызнь.
Садись, закуривай, счас мы Глагнему петицыю накатаем

dead mockingbird
dead mockingbird

Ибонех.
Я не робат вам кокой, на транзистыри дръчить

Mentor
Mentor

Как грят — тема сисег не раскрыта..

dead mockingbird
dead mockingbird

До!

Mentor
Mentor

Странно. Зачем в деревне крупных собак держать в доме? Женская логика какая-то видимо…

dead mockingbird
dead mockingbird

Псто про дур — что тут странного?

EvilTeacher
EvilTeacher

Потрясающий образчик женского литературного стиля «хныч Ярославны»….

Тимо-фей
Тимо-фей

Ниасилил. Хня какая-то.

Iturup73
Iturup73

ЭТО ЕЙ ПОВЕЗЛО ЧЁ ДВЕ СОБАКИ ТОКА ПОДРУГА ЗАВЕЛА а не две коровы,штук 25 баранов.30 свиней,50 гусей,сто курей.40 уток.20 индюков.ну и две собаки и три кошки,в принципе мы по столько в 90-е и нулевые держали что бы выжить,ни чё.бабы не ныли,особенно когда деНги считали когда мясо сдадут,сейчас таких хозяйств не держут-только для сэбэ,электричеством дом отапливать-себе дороже у нас в сибири,пенсионерам там.или учителям-кому субсидия на это дело есть-можно,а так морозы начнутся-7-10 косарей набегает за липиздричество,у нас многие, когда стало попроще разрешение получить на электрокотел,по поставили-потом назад печки по поделали -луче золу каждый день выгребать,чем столько бабла чубайсу на печеньки отдавать

Perlin45
Perlin45

Собак держит в доме и с утра прогуливает во дворе! Хотя, я сталкивался с еще большими маразматиками:
Дед с бабкой, оба городские, вышли на пенсию, переехали в деревню… Корову, блин, купили… А чо, круто! Через три дня дед в больницу попал. Ситуация такая: корова стоит в стайке и орет безостановочно. Дед с бабкой советуются, дескать чего с ней случилось. Пришли к выводу, что корову надо выгуливать… Корову ВЫГУЛИВАТЬ, Карл! Дед взял веревку, привязал корову, веревку на руку намотал, чоб не вырвалась и поперся с ней за ограду… Гулять, блин! Корова, выйдя за ограду целеустремленно рванула к дому бывших хозяев, дед, само-собой удержать ее не мог, навернулся, и она его по всем колдобинам, душевно так проперла, ибо веревку он тоже отпустить не мог, помним, что он перед прогулкой ее на руку намотал… Ребра переломал, в больнице лежал… Корову потом продали, кролов и курей купили, но это уже совсем другая история… Городские, блин…

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Кролов… , дед решыл в Мазаи перквалифицироваца? А кролов — выгуливают? А курей? Чё, гламурненька — с курицей на поводке …

Mentor
Mentor

Пока читал комент, вспомнилась байка как быка доили.. по ведру в день..

zhevak
zhevak

Прям по М.Задорнову:

Взошла луна. Первое, что пришло в голову:
— И на кой я трос на руку намотал…

(Рассказ про то, как мужик на стройке кирпичи воровал.)

Gena
Gena

Асилил! Но нихрена не вкурил. Чуть обратно не заснул

Komsorg
Komsorg

Кажется, это именно про них сказали, что «такие не должны размножаться»…

千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.
千ㄥㄚ_丂ㄥ丨爪 フ尺.

Тэпэшки

dead mockingbird
dead mockingbird

Тэгэпэшки