Крымские облигации в рублях и юанях

Китайская пресса, а также российские и китайские официальные лица сообщают о проекте, который, по большому счету, можно сравнить по важности с газопроводом «Сила Сибири», — только эта «труба» строится не в физическом, а в финансовом мире, и пойдут по ней не миллиарды кубометров газа, а миллиарды юаней — из Китая в Россию.

У этого проекта, как справедливо отмечает гонконгская South China Morning Post, есть внятная антидолларовая составляющая и даже отчетливый геополитический привкус. «Китай и Россия приблизятся к снижению зависимости от доллара США», подчеркивает издание и сообщает о том, что Москва и Пекин наконец-то приблизились к запуску «юаневых российских государственных облигаций».

На финансовом уровне запуск этого проекта будет очень важным шагом в российско-китайских отношениях и наглядным подтверждением серьезности намерений в вопросе реальной дедолларизации.

У проекта юаневых российских государственных облигаций (они же «юаневые ОФЗ») сложная судьба, и этот самый случай, когда финансовый инструмент рождается в результате политических событий. «Юаневые ОФЗ» можно было бы назвать «крымскими облигациями» или «крым-бондами», ибо сама идея выпускать российские государственные облигации в китайской валюте стала максимально привлекательной именно после событий 2014 года и введения западных антироссийских санкций. В рамках стратегии «поворота на Восток», которая началась после возвращения Крыма, предполагалось найти способы переключить инвестиционные потоки таким образом, чтобы российские компании, которые до этого ориентировались исключительно на получение кредитов и выпуск долговых обязательств (облигаций) на американских и европейских площадках, смогли получить доступ к китайскому капиталу, заодно минимизировав риски, связанные с использованием американской и европейской финансовых систем.

Для реализации этой задачи нужно было сделать несколько важных и сложных шагов, но самым главным шагом можно считать выпуск российских государственных облигаций в юанях, которые нужны не для того, чтобы финансировать российский профицитный бюджет, а для того, чтобы создать так называемый бенчмарк — некий долговой инструмент, от которого будет отталкиваться оценка российских корпоративных юаневых облигаций.

Если этого «бенчмарка» (эдакой финансовой точки отсчета) нет, то и размещать корпоративные облигации в соответствующей валюте и на соответствующих рынках — очень сложно. Более того, если даже Минфин не смог преодолеть все регуляторные барьеры для выпуска на конкретном рынке государственных облигаций в соответствующей валюте, то уж отдельная корпорация вряд ли сможет справиться с такой задачей.

В этом контексте выпуск юаневых российских государственных облигаций представлялся вполне логичным, но вот уже несколько лет проект не мог сдвинуться с мертвой точки. Китай — это довольно сложная юрисдикция для выпуска облигаций иностранными эмитентами, а специфика России и российских компаний в качестве эмитентов создавала дополнительные сложности. В довольно длинном списке проблем запуска «юаневых облигаций федерального займа» можно выделить две особенно важные. Во-первых, официальный Пекин не очень любит создавать ситуации, в которых из страны возможно легко вывозить капитал (даже если капитал потом вернется), а исключениями являются проекты в рамках стратегии «Один пояс — один путь». В остальном капитал вывозить можно, но сложно: даже частные китайские компании, которые активно занимаются покупками иностранных активов, периодически попадают под пресс пекинских финансовых регуляторов.

Вторая важная проблема: для работы с российскими финансовыми инструментами на китайском рынке нужно, чтобы с этими инструментами хотели работать китайские банки и финансовые компании, иначе условный рядовой пекинский или шанхайский инвестор или инвестиционный фонд просто не сможет их купить или не узнает об их существовании, и тут в дело вступал риск американских и европейских санкций, что ограничивало аппетиты некоторых китайских финансовых структур.

Однако в конце августа ситуация сдвинулась с мертвой точки, и после очередной встречи представителей российского и китайского министерств финансов в совместном заявлении было сказано о прогрессе в этом ключевом вопросе: «Российская Федерация будет активно рассматривать вопрос о выпуске на Московской Бирже облигаций, номинированных в юанях, в соответствии с российским законодательством. Китай приветствует такое развитие событий и призывает инвесторов в Китае инвестировать в облигации, выпущенные российской стороной в соответствии с существующей нормативно-правовой базой».

Уже после встречи замминистра финансов России Сергей Сторчак расставил важные акценты: «Из того, что происходило за закрытыми дверями, скажу, что коллеги из Министерства финансов Китая, к нашему большому удовлетворению, сказали, что не очень высокие темпы принятия решений в части продвижения нашего варианта выпуска облигаций — это их зона ответственности. Они сказали, что понимают, что со своими решениями подзадержались», — заявил он.

В этом контексте особенно важна информация, опубликованная South China Morning Post, которая позволяет увидеть конкретные шаги в плане реализации этого проекта и то, что для него уже нашлись конкретные исполнители: «В настоящее время несколько банков во главе с Газпромбанком и China International Capital Corporation прилагают усилия для реализации этой первой облигации в юанях, (но) еще есть некоторые технические детали, над которыми мы работаем», — сказал Даминг Ченг, исполнительный директор China International Capital Corporation, одного из ведущих инвестиционных банков Китая. «С некоторым напором и совместными усилиями, мы уверены, что осуществим эту сделку в течение года или в начале следующего года».

Запуск юаневых государственных облигаций, тем более на московском рынке, будет большим успехом России и очень серьезным сигналом долгосрочного экономического сближения по линии Москва — Пекин. Возможно, наши китайские партнеры убедились на собственном опыте (начиная от торговой войны с США и заканчивая санкциями против ZTE и Huawei), что американские санкции никак не зависят от поведения конкретной страны, а зависят лишь от желания официального Вашингтона придушить конкурентов. В условиях, когда США наглядно демонстрируют полную готовность использовать долларовую систему в качестве геополитического оружия, а также готовность активно использовать против Китая (например, в Гонконге) «майданные технологии», работа над сближением с Россией и работа над дедолларизацией — это правильный и очень логичный шаг, за которым обязательно последуют другие.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
Henren
Henren

Вот в этом-то и кардинальное отличие компрадорской буржуазии Путина и национальной — Китая. Капитал из Китая вывозить нельзя. А из России — можно. Точнее, личные богатства друзей Путина и созданы путем разграбления национального капитала России и вывоза его на Запад, что невозможно в китайской модели экономики. Китай охотно кредитует всех подряд, но все предоставляемые им кредиты — связанные. Т.е. на заемные китайские средства покупаются или китайские же товары, или китайскими компаниями строится за рубежом что-нибудь. Таким образом, деньги и ресурсы не покидают пределов Китая.

alex_cr
alex_cr

«Капитал из Китая вывозить нельзя» — По итогам 2015 года отток капитала из Китая достиг $1 трлн. По информации Bloomberg Intelligence, годовой показатель более чем в семь раз превысил данные по 2014 году, когда отток капитала составил $134,3 млрд. Это также стало максимальной суммой за время наблюдений, ведущихся с 2006 года.
—-
То есть все-таки можно? И в чем разница с оттоком инвестиций из «компрадорской» России? И при чем тут «личные богатства друзей Путина» ©, заработанные пусть даже на продаже энергоресурсов? Как раз его-то «друзья» капиталы держат внутри страны. Ну и арбузом на пирожное — а что, это Путин научил своих друзей сырьем торговать, а до этого страна ни капельки нефти, ни пузырька газа не продавала? А может, при Боре налогов на порядок больше собиралось с торговли углеводородами? Какой тебе еще национальный капитал, мир-дверь-мяч? Норвегии или саудам не хочешь попенять за такую же торговлю «национальным капиталом»?

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Облигации — связанный кредит?
рукалицо, ёхтыть.
Ннюуу тада и трежерки — связанный кредит, не?
А ситуация здесь такая — ВПР Китая дало своим банкирам, которые так же как и у нас — работают по указивкам МВФ — волшебного пенделя и они глядя на индусов — резко перестали жевать сопель и стали шевелица.
К 2022 году объём платежей в паре рубль-рупия превзойдёт планку в 30 млрд долларов(в эквиваленте).