Как плавучая баня москалей перемогла

Фокус в том, что проход судов по Керчь-Еникальскому каналу платный. Иными словами, владелец иностранного судна, желающего из Черного моря попасть в Азовское, платит лоцманский сбор, навигационный сбор, маячный сбор, а также канальный сбор, составляющий более 80% от всех перечисленных сборов. Платит России, естественно.

Ставки канального и маячного сборов утверждены приказом Федеральной антимонопольной службы №222/16 от 10 апреля 2016 года. Получателем канального сбора является Керченский морской торговый порт, на который возложены функции регулирования движения судов в Керчь-Еникальском канале и поддержания его в рабочем состоянии.

Не будем сейчас нырять с головой в столь волнительные подробности, как ставки сборов, их зависимость от валовой вместимости судов и пять применяемых для расчета сборов коэффициентов. Просто отметим сам факт: украинским кораблям не только пришлось просить разрешение на проход по Керчь-Еникальскому каналу, но и пришлось за этот проход заплатить из госбюджета Украины. Причем заплатить заранее, то есть до входа в канал. Словом, цитируя классику: «Утром — деньги, вечером — стулья».

Еще пара интересных моментов. «Донбасс» же не своим ходом шел, верно? Отлично — оплата прохода по каналу буксирно-баржевого состава обходится дороже, чем одиночного самоходного судна. Ну, и присутствие в ордере российского «спасателя» «СБ-739», если оно только не было вызвано приказом командования Черноморского флота, тоже должно было быть оплачено ВМСУ.

Пикантность финансовых аспектов прохождения кораблями ВМСУ Керченского пролива трудно было не заметить. Поэтому первый заместитель командующего ВМСУ контр-адмирал Андрей Тарасов тут же поторопился сообщить украинским СМИ «верную интерпретацию» случившегося.

«Да, мы приняли на борт лоцмана в связи с тем, что диспетчер, который регулирует движение судов в Керченском проливе, настаивал, что необходимо нахождение на борту лоцмана… Мы ничего [ему] не платили. Вопрос про оплату даже не стоял!» — заявил представитель многочисленной когорты украинских адмиралов.

То есть де-факто Тарасов признал: украинский запрос у российской службы движения судов разрешения на проход по Керчь-Еникальскому каналу и лоцманское обеспечение были. Выходит, заявление ВМСУ о том, что «Корец» и «Донбасс» «не просили разрешения у страны-агрессора», — это лишь пафосное заявление, не более.

Так, может, и патетическо-адмиральское «мы ничего не платили» — тоже не совсем соответствует истине? Тем более что Росморречфлот касательно вояжа кораблей ВМСУ по Керченскому проливу прямо говорит: «Раз они брали лоцмана, то, конечно, лоцмана оплачивали».

ЗЫ. Ну и пара слов о том, при чем тут «плавучая баня». Дело в том, что, прости хосподи, судно «ПМ-9», позже «Краснодон», с 2001 года «Донбас» — это была плавучая мастерская советского флота проекта 304. Мастерская построена на Щецинской судоверфи в Польше в 1969 году. В хохлофлотте для солидности ее назвали «корабль управления».

На протяжении длительного времени корабль управления «Донбас» находился в неудовлетворительном техническом состоянии. Его использовали как плавказарму, и оборудовали на нем БАНЮ (для солидности названную «сауна») для командного состава хохлофлотте. Поскольку працувитые куроиньцы всё сделали через задницу — 4 сентября 2016 года на судне произошёл пожар, начавшийся с этой самой сайны. Огнём было охвачено две палубы. Площадь горения составляла более 200 квадратных метров. В общем, выгорело практически всё, и даже мостик выглядел вот так:

Уже установлено, что пожар произошел из-за электросауны, которую командир корабля и его подчиненные, выпивавшие накануне, оставили включенной на всю ночь. Командир и другие офицеры, ввиду плохого самочувствия после бурно проведенной ночи, самоустранились, и спасать «Донбасс» осталось всего 13 человек, в основном матросы. Как всегда, средства защиты, вроде респираторов и противогазов, не работали.

В результате полностью выгорели пункт управления и связи, боевая часть, оружейная комната и, конечно же, сама сауна. Командир корабля Дмитрий Железняков, заявив, что пострадал на пожаре, скрылся в клинике Филатова. После пожара корабль собирались вывести из состава хохлофлота и окончательно оформить в качестве плавсклада или казармы.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

— Передаём за проезд, задняя площадка! На линии — контролёры!
А хiхлы — ну чё — через турникет пересигнули?
— Слухай Ося, гутарят шо твоя фифа со всем Бердянском переспала.
— Та смотрел я тую карту — и шо там етат Бердянск? Так — муха нагадила…
Таг и тут: «Да не платили мы ничё».
И — да, бюджет укроВМС терь исчерпан до будущего года.
А сколько у вас стоит проход под мостом? Сколько? Дайте … два.

Bear52
Bear52

Хаживал Керчь-Еникальским, платили тогда ессно Украине. Лоцманская была тоже обязательна. Ну как обязательна… Платить было обязательно, а так — были варианты. Отлично помню, что пытались договориться — совместное пользование, денег друг с друга не брать. Хихлы — наотрез! Ну, я чему это: за что боролись — получите! Кста, Керченские лоцмана тогдашние никаких симпатий России не выказывали, скорее сказал бы — не без наглости себя вели.

Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.