Как царь Пётр российский флот разгромил

Ненаучная фантастика

Его Императорское Величество Пётр Алексеевич бушевали. Разбежавшаяся по углам перепуганная придворная челядь с ужасом наблюдала, как Пётр сломал любимую трость, которой любил поучать соратников, разбил вдребезги столовый сервиз на 120 персон, пнул любимого кота Ваську, бессвязно крича при этом непонятное:
— Это что же я на флагмане российский флот разгромил? И мне за эту викторию памятник воздвигли, твою ж мэрию-мать?! Ну, Зураб, ну погоди!!!
После чего Его Величество бухнулось в кресло и зарыдало горькими слезами. Обеспокоенные придворные послали за Александром Данилычем. Полудержавный властелин вошёл в залу, утирая жирные губы салфеткой. Его вытащили прямо от отлично запечённого гусика.
— Ты чего, мин херц? — Алексашка похлопал венценосного друга по плечу. — Шведа мы, чай прибили, Петербурх отстроили, осталось токмо Академию де сиянс учредить и всё, дело в шляпе, а мы в шоколаде.
— Да видал я твоего шведа в Питербурхе вместе с сиянсами, твою ж Нептуна бабушку! — Пётр, прекратив рыдать, вскочил и стал трясти Алексашку за отвороты роскошного камзола. — Ты, дурак, того не можешь понять, что я российский флот разгромил и мне за это памятник воздвигли. Рукотворный, туды-сюды швартовы на шею намотать и якорь ему в печёнку, Зурабке этому!!! Руки бы ему выдернуть и в задницу засунуть!
Меньшиков в ужасе подумал: «Ну всё, сливай бражку, туши свечку! Не иначе как в нашего Петра Лексеича нэзалежный Петро Олексійович вселился. То-то мне сегодня всю ночь жареный поросёнок с хреном снился. Ой, что будет, что будет?! У-у, попаданец проклятый, припекло тебя видать после выборов, решил к нам сбежать? Надо срочно за митрополитом посылать, дабы он изгнал этого укробеса». Вслух же Александр Данилыч пролепетал:
— Ты, это, мин херц, ты не волнуйся. Может тебе валерьяночки накапать?
— Иди ты с валерьянкой, знаешь куда!.. Я тебе что кот драный что ли?
— Знаю, знаю и куда идти и что ты не кот! — Данилыч аккуратно высвободился из петровского захвата, подумав при этом: «А ведь кот, истинный крест, кот натуральный!»
— Ты, мин херц, с чего это взял, что ты наш флот разгромил?
— Вот, гляди, любуйся, — Пётр сунул в руки Данилычу цветную картинку:

— И что это, мин херц, за непотребство? На колонне корабль, на корабле мужик, у мужика свиток.
— Дурак ты, Алексашка, как есть дурак! Сие есть памятник «В ознаменование 300-летия российского флота» работы скульптора Зураба Церетели. Воздвигнут в 1997 году по заказу Правительства Москвы на искусственном острове, насыпанном у разделения Москвы-реки и Водоотводного канала. А мужик это я собственной персоной и высотой аж в 46 футов.
— Ну ты у нас мущщина видный, — хмыкнул Данилыч, внимательно разглядывая вторую картинку:

— Я только не понял, а чтой-то ты, Твоё Величество, извиняюсь, без порток? Чай у нас не Италия, а Москва хоть и Рим, да токмо третий.
— А это, Алексашка, такова трактовка моего образа, кою узрел в творческих муках, ядрить его штихелем, Зурабка-скульптор.
— Трактовка без порток?
— Типа того!
— И стоило разоряться?! Без порток даже удобнее. Ежели по феминам.
— Да причём тут бабы! Андреевский флаг на корме видишь?
— Ну, вижу! А, это вроде ты на своём флагмане, что ли?
— Ну, да! А внизу что видишь? — и Пётр сунул в руки Меньшикову следующую картинку.

— Корабельные носы с андреевскими флагами вижу. Ну и к чему это непотребство? С носами?
— Ой, темнота московская! Это не носы, а ростры! На латинском наречии.
— Я, мин херц, университетов не кончал, — обиженно шмыгнул носом Данилыч. — Это ты у нас по заграницам известный ходок. И окно в Европу ты тоже рубил, я только рядом стоял. Ну не носы, а ростры, так что же? Из-за этого надо сервизы бить и кота Ваську лупить? Да хоть Коза, понимаешь, Ностра, что с того?!
— А то, дурья твоя башка, что нострами, снятыми с трофейных кораблей ещё древние римляне свою трибуну на Форуме украшали. С трофейных, московский ты валенок, а Зурабка на каждом ростре андреевский флаг водрузил. Вот и получается, что я вроде как собственный флот разгромил, поелику колонна, на которой я с флагманом стою, рострами наших же кораблей украшена.
— А-а, тогда понятно, что ты так разъярился! Плюнь и разотри, мин херц. Сам знаешь, москвичи, они такие москвичи. Лучше глянь-ка на эту кралю. — Данилыч вытащил из отворота камзола картинку и протянул Петру:

— Это что за чудо-юдо с грудями?
— А это, мин херц, то ли шведская, то ли датская русалка. Импортная, одним словом.
— Откель таковая?
— Из славного града Петра! Имеет место быть на стрелке Васильевского острова. Их там несколько на двух ростральных колоннах, кои сооружены будут в 1810 году по проекту французского архитектора Тома де Томона. Вот изволь глянуть, — Меньшиков подал Петру новую картинку:

— Да, изрядное художество, — протянул Пётр, разглядывая изображение на бумаге.
— А то, — хмыкнул Данилыч. — Чай, мои преемники не лаптём щи хлебали! Вот глянь ещё на викинга.

— Видишь, мин херц, всё не так уж и плохо. Пойдём-ка лучше накатим по чарке-другой.
Успокоенный император и его верный собутыльник вышли из зала. Придворная челядь с облегчением выползла из углов. Кот Василий сидел под столом и сумрачно смотрел на лежащую перед ним картинку:

— Ну да, слева — нормальный трофейный ростр. Тут тебе и эмболон, сиречь таран в виде стилизованного трезубца, который располагался ниже ватерлинии. А над ним малый таран — проэмболон, который имел обычно форму бараньей, свиной или крокодильей головы. У нас — крокодилья башка. Не иначе от той крокодилы, которая по Питеру ходила. А чо, всё сходится, как там Аркашка Северный будет петь:
По Питеру ходила
большая крокодила,
и эта крокодила
зелёная была.
А что мы имеем справа? А справа мы имеем церетелевское непотребство в виде ростров с андреевскими флагами. Что трудно было вместо косого прямой крест изобразить? Андреевские флаги тогда превратились бы в шведские и всё встало бы на свои места: «Ура! Мы ломим, гнутся шведы!»
Да, а славно мы вчера на Лукоморском Перекрёстке Миров под дубом с Учёным Котом и Фелискетом на троих валерьяночки сообразили под малосольную сёмгу… — Василий свернулся клубком и в полудрёме закончил свою мысль. — А всё-таки подсунуть герру Питеру фотки церетелевского монстра отнюдь не плодотворная дебютная идея! Чуть ведь не зашиб, зараза! Ладно Фелискет Данилычу вовремя свои питерские фотки сунул».

Материал: Фелискет
Иллюстрация: Коллажи и фото Фелискета
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Felisket на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
Galuhka
Galuhka

Церетели денюшку получил? Получил, а кто там кого разгромил и какие там флаги кому какая разница?

Xenophob
Xenophob

Это кагбэ Магеллан в девичестве. Он-то кого громил???

Henren
Henren

Золотой косой крест на синем фоне, как на картинке, есть крест св. Альбана. Он — английский.

Anunah
Anunah

Пётр англов разгромил?! Вскрылась правда! В этой монументальности есть тайный смысл. Англы были спонсорами Швеции в войне супротив Расеи! Фактически, получаецца, Пётр Алексеичь громил не стока шведов, скока англосаксов! ВИВАТ!
А Цирателя гений конспирации… Зря вот яво хают, получаецца…

Pistol
Pistol

Церетели хотел лизнуть пиндосам. Хотел Колумба ваять.