Чем была важна для нацистов Аргентина

Показания нацистских преступников на Нюрнбергском процессе выложены в сеть, так что можно обо все событиях почитать, что называется, из первых уст. Вальтер фон Браухич (1881-1948), главнокомандующий сухопутных войск вермахта с 1938 года по 19 декабря 1941 года, свидетельствовал, что указание на подготовку вторжения во Францию было дано А. Гитлером генералитету в сентябре 1939 года, а на вторжение в СССР — в августе 1940 года.

Планирование и подготовка столь сложной операции вторжения, стало быть, занимает у немцев не меньше полугода. Запомним это.

Август 1940 года – это самый пик Битвы за Британию, когда Люфтваффе Г. Геринга сражались с RAF. Посторонним наблюдателям не понятно было, чья возьмет. Битва за Британию проходила с июня по октябрь 1940 года. Но для нас секрета в исходе Битвы за Британию не было бы, потому что мы первым делом интересуемся тем, какие силы Глубинного государства были вовлечены в те или иные процессы.

Мы бы сразу сказали, следующее: войска, подконтрольные Герману Герингу (1893-1946), не могли причинить серьезного ущерба Британии по той причине, что группа бизнесов, в которой Геринг был фронтменом, была связана с Британией теневыми трафиками. Эти трафики, как минимум, были связаны с монопольным импортом товаров и сырья для промышленности Германии, с оплатой через банки Лондона.

Кроме этого, с Лондоном Группу Геринга и кадровую верхушку МИДа Германии тесно связывала фигура британского посла в Германии Sir Nevile Meyrick Henderson (1882 – 30 декабря 1942). Герман Геринг и Невил Хендерсон впервые встретились 24 мая 1937 года. До начала службы в Берлине, Н. Хендерсон служил послом в Аргентине в 1935-1937 годах. Г. Геринга и Н. Хендерсона объединяла страсть к оружию и охоте. Они часто проводили время в поездках по Германии. На охоте они обсуждали важные вопросы, и не очень. Из последних — это возможный раздела мира между Британией и Германией. Как пишут, Геринга и Хендерсона связывала настоящая мужская дружба. Хендерсон покинул Берлин вместе с посольством, сразу после начала войны, но для настоящей дружбы, границы – не помеха.

Еще одним большим нацистским другом Хендерсона был Ernst Heinrich Freiherr von Weizsäcker (1882 –1951). Эрнст Вайцзеккер был из рода Вютембургских дворян, которые не одно поколение служили дипломатами у кайзеров. Эрнст занимал не главную должность в нацистском МИДе. Это был пост госсекретаря при министре Иохиме Риббентропе (1893-1946). Если Риббентроп был фронтменом нацистского МИДа, подписантом и новичком из среды коммерсантов-неудачников, то Вайцзеккер был тем человеком, который реально руководил работой МИДа. Он вел переговоры с послами иностранных государств и руководил германскими посольствами.

Вайцзеккер часто встречался с послами из стран Латинской и Южной Америки, но с послом из СССР и с Молотовым встретился едва ли один раз на официозе. Это говорит о главном направлении политики Германии в 1938-1943 годах. А после перезагрузки Германии в 1942 году, когда из нее уже были выжаты соки и встал вопрос о легализации приобретенных богатств, с 1943 по 1945 годы, Вайцзеккер был послом на более важном фронте – в Ватикане.

Если Риббентропа повесили самым первым из нацистских преступников, то Вайцзеккер был на свободе уже в 1950 году.

Источники пишут, что у МИДа нацистской Германии не было генерального курса внешней политики, на протяжении всей войны. МИД Германии реагировал на вызовы, по мере их появления. Это очень странно, если рассматривать нацистов, как геополитический проект покорителей всего мира, но правдоподобно, если представить их, как разбойников, целью которых было награбить и скрыться. Повторюсь, что у Германии не было планов передела Ближнего Востока, и у Роммеля не стояло задачи захвата Суэцкого Канала, тунисского порта Бизерта и других стратегических точек региона. Куда только смотрел Карл Хаусхофер?

Уж точно, четкий курс МИДа, в соответствии с их геополитическим замыслом, был у Японии, СССР, и даже у Италии.

Объявленной и профинансированной целью Итальянского МИДа, которой не суждено было сбыться, было прибрать себе кое-какие ближневосточные колонии и ничейные земли. В то же время, германский МИД действовал хаотично. Систематично МИД Германии занимался только направлением Южной Америки, которым управлял лично Вайцзеккер. Это был всегда важный регион для Германии, хотя основным инвестором и строителем железных дорог там была Британия. Не последней причиной тому было то, что в Бразилии проживало 800 тысяч этнических немцев, в Аргентине – 500 тысяч, а в Чили -250 тысяч.

Ялмар Шахт подписал клиринговое соглашение с Аргентиной в 1934 году. В Германию аргентинцы поставляли шерсть, хлопок, шкуры животных, химическое сырье и другие товары.

И. Риббентроп развивал коммерческую линию клиринга на посту главы нацистского МИДа в 1938-1945 годах. Он пришел в МИД, сразу на должность его главы, из торговой компании «Бюро Риббентропа». В этой фирме было сначала только два человека, а затем ее штат вырос до 200 человек, главным образом мелких бизнесменов. Так как у Германии не было валюты и золота, чтобы оплачивать импортные закупки (кроме, как для бизнеса Группы Геринга и других таких же мощных групп, например группы Тиссена), то прочие госзапкупки Германия производила по принципу бартера: германские машины в обмен на сырье. Принцип был простой и эффективный: по нему работали союзники и многие дружественные Германии страны, в том числе и СССР, после заключения Пакта Молотова-Риббентропа.

Клиринг работал по двухсторонним межгосударственным соглашениям, следующим образом: Германия открывала товарный кредит, поставляла промышленные товары и сводила баланс после получения поставок сырья. Многие, особенно слаборазвитые страны, такая схема устраивала, по той причине, что после Депрессии, в странах сырьевого экспорта валюты было мало. Основным поставщиком сырья в Германию были страны Латинской и Южной Америки. Такая ситуация сложилась еще в 1930-х годах и ранее.

Мексика (!) и Венесуэла поставляли Германии нефть, Латинская Америка – удобрения, продукты питания и др.

Хотя Британия имела прочные позиции в Южной Америке и была основным их бизнес-партнером, второе место прочно занимала Германия. Аргентина стала основным партнером Германии в годы Депрессии. Германия производила недостаточно продуктов питания, в частности мяса. В Германию ежегодно отгружалось 100 тыс тонн мяса, а вот в США аргентинская говядина составляла конкуренцию местпрому, поэтому аргентинская говядина была в США под санкциями якобы из-за болезней скота.

Пока работал План Дауэса, в 20-е годы, Аргентина активно покупала промышленные товары, производимые Германией и финансируемые США, в рамках этого Плана. После принятия Плана Юнга, Ялмар Шахт снарядил посольство в страны Центральной и Южной Америк, чтобы заключить договора по клирингу. Германия отказалась от конвертируемости ДМ для целей внешней торговли и предлагала экспортерам только бартерные схемы. По бартерным схемам с Германией работали многие страны, но основным контрагентом Германии по бартерным схемам стала Аргентина.

Чтобы заинтересовать контрагентов, посольства проводили маркетинговые мероприятия в этих странах. На эти мероприятия в Аргентине, Германия тратила валюты в 8 раз больше, чем Британия и в 12 раз больше, чем США.

Особо тесные контакты сложились между военными Аргентины и Германии. Популярны были в Аргентине и идеи нацистов. Военное сословие в Аргентине играло важную роль в политике этой страны. Аргентина отказалась рвать в годы войны дипотношения с Германией под нажимом США, и даже отказалась от поставок американского вооружения на 200 млн долл. Бразилия разорвала отношения с Германией в январе 1942 году и объявила войну в августе того же года, а Аргентина разорвала дипотношения с Германией только в январе 1944 года.

Кроме этого, Аргентина могла сыграть ключевую роль в попытках нацистов начать сепаратные переговоры о мире с Британией и США в начале 1942 года. Аргентинские посольства в Португалии, Испании, Швейцарии и Республике Виши с конца 1941 года до марта 1942 года посещались эмиссарами Берлина с предложениями Лондону и Вашингтону начать сепаратные переговоры о мире. Аргентинцам, по замыслу, отводилась роль посредников в переговорах между Гитлером и Союзниками. Представитель Папы в Берне говорил, что Берлин в конце 1941 года предлагал начать переговоры о мире с Британией и США. Перемирие, по предложению Берлина, должно было начаться 1942 году, сразу после «будущей» победы Германии над СССР. Но Папа отказал: Ватикан и Союзники остались глухи к предложениям Берлина.

Заметим, что массовые репрессии, геноцид, холокост и раскулачивание в Европе начались как раз после марта 1942 года. Возможно, это был вариант «В» для нацистов: выжженная земля, акт бессильной злобы.

Однако, есть вопрос. Приглашение к сепаратным переговорам, что это было: инициатива Гитлера, либо результат ранее достигнутых договоренностей Берлина и Лондона? Скорее всего, британцы вступили в сговор с Гитлером раньше — в период Битвы за Британию, летом 1940 года. Этот сговор заключался в том, что Германия оставляет Британию в покое и нападает на СССР в 1941 году. А в 1942 году, после разгрома слабого противника — СССР, с Германией будет заключен сепаратный мир. Это было бы выгодно и Берлину и Лондону: Берлин получает амнистию, сохранение награбленного и легализацию собственности на конфискованные активы, а Лондон спасает свои интересы в Иране от неминуемого вторжения СССР в 1941 году.

Дополнительным условием сговора Британии и Германии могло быть то, что Германия объявит войну США не позднее конца 1941 года (перезагрузка в США), вслед за агрессивными действиями Японии, либо без них. Этот странный шаг Берлина может быть объяснен только сговором в обмен на что-то существенное: прямая выгода от вступления США в войну была только у противников Германии.

Коварный план злодеев был хорош, но оставалось два нерешенных вопроса: чем вывозить награбленное из Европы в Аргентину, и был нужен оборонительный рубеж на правом фланге для агрессии на СССР. Правым флангом у Вермахта при вторжении во Францию были капитулировавшие Бельгия и Нидерланды, а правым флангом для вторжения в СССР стала британская Греция.
Еще важнее, что оккупация Греции позволяла решить и первый вопрос: раскулачивание греческих судовладельцев дает контроль над коммерческим флотом (включая танкеры) нейтральной страны. Этот флот свободно ходит по всему миру без досмотров. А германское судоходство было блокировано королевским флотом.

Балканский треугольник, как его рисовали стратеги межвоенных лет, включал территории к югу от Дуная: Румынию, Грецию, Югославию и территории лежащие между ними. Нейтралитет этих территорий был важной составляющей политики Франции и Британии в Европе. Франция беспокоились о безопасности своих границ, кроме того, балканские страны входили в союзный экономический договор с Францией, так называемую Малую Антанту, в которую входили Венгрия, Румыния, Чехослования и Югославия.

С утратой Российской Империи в 1917 году, мировой рынок экспорта капитала сократился для Франции на 50%. После утраты Францией огромных средств, заимствованных Россией до 1917 года, и основного рынка для текущего экспорта капитала — Российскую Империю, ее место, отчасти, заняли балканские страны.

Британию тоже интересовало спокойствие на границах Греции, своего протектората. Греция, Египет и Гибралтар – это были британскими форпостами, позволявшими контролировать все средиземноморские проливы, а значит, и весь регион.

Мировые нарративы, напротив, строили планы по объединению всего Балканского треугольника в рамках своего Проекта. Таки планы строили марксисты, итальянские фашисты и германские нацисты. Коминтерн: региональный офис в Одессе хотел построить Балканскую Коммунистическую Федерацию. Дуче хотел силой покорить Балканы, чтобы возродить территории Римской Империи. Но дальше покорения Албании, 7-12 апреля 1939 года, Дуче не преуспел.

Успеха в захвате Балканского треугольника достигли только гитлеровцы. Не последней причиной тому было финансирование лоббистов и пронацистских партии в этом регионе. Партии и движения крайне правого толка, во многих странах Европы (не исключая Украину и СССР) финансировались, начиная с конца 20-х годов. Другое дело, что деньги от немцев брали многие грантоеды того времени, но их деятельность была только на бумаге.

И напротив, команды Сталина и Рузвельта совершенно не интересовало влияние в балканском регионе. Когда Франция вышла из игры в 1940 году, то британской разведке пришлось попотеть, работая на всех фронтах одновременно.

Узнав, что немцы склонили короля Югославии присоединиться к Тройственному союзу в 1941 году, британский истеблишмент обратился за помощью к Кремлю, чтобы втянуть его в балканские дела. Озабоченность Лондона была вызвана тем, что пронацистская позиция Югославии открывала нацистским войскам сухопутный проход к границе Греции. На этой границе, еще с декабря 1940 года, итальянцы, наступающие из Албании, безуспешно грызли оборону греков.

Но Кремль, в отличии от Царя, не проявил вообще никакого интереса к шалостям «братушек». Тогда, военный переворот в Белграде, 27 марта 1941 года пришлось проводить британской разведке, SIS, полагаясь только на свою агентуру и ресурсы. Однако, Грецию это не спасло: германские войска вторглись с территории Болгарии 6 апреля 1941 года — и Греция капитулировала 30 апреля 1941 года.

Король Греции был выбран на референдуме в 1862 г. Интересно, что до 1864 года существовали британские Соединенные Штаты Ионических Островов. Острова Corfy, Cythera, Ithaca, Paxos, Leicas, Zakynthos были подарены Греции после установления там монархии и подписания Англо-Франко-Российского договора в Лондоне в 1864 году.

На этих островах находились прибыльные учреждения для сопровождения бизнеса судовладельцев и морских перевозок: банки, таможни и брокеры лондонских страховых компаний. Не удивительно поэтому, что Ionic Bank, будучи банком Лондона, был опорой финансовой системы греческой монархии. Ionic Bank был один из трех банков, которые эмитировали банкноты до 1909. Вторым банком был Банк Греции (NBG), а третьим — EpiroThessalias Bank. EpiroThessalias Bank был открыт только в 1886 году.

Ionic Bank восстановил кредитоспособность греческой экономики, обеспечив Греции работу по золотому стандарту в 1885-1893, 1910-1914 и 1928-1932 годах. Банк Ionic Bank был британской финансовой структурой и управлялся централизованно из Лондона. Он гарантировал старые долги правительства, которые были до учреждения монархии, и покрывал бюджетный дефицит правительства Греции, после ее учреждения. Тем не менее, у греческого государства случился первый дефолт в 1893 году, не смотря на то, что британские банкиры недвусмысленно проводили внешнее управление и финансовые интервенции в экономику Греции до 1914 года. Так как в стране была плохая монетарная ситуация, то Ionic Bank банк был вынужден расплачиваться металлами за бонды монархии и нес убытки.

Проблемы с выплатами по международным кредитам преследовали финансовую систему Греции на протяжении всей ее истории. Второй раз внешнее финансовое управление в Греции было введено Лигой Наций в 1928 году, тем не менее, второй дефолт случился в 1932 году. Монархия в Греции отменялась в 1917, 1924 и 1973 годах, когда у монарха заканчивалось финансирование, и, на референдуме, восстанавливалась и легитимизировалась, когда монарх находил финансирование в 1920, 1935 и в 1946 годах. Монархическое правление в Греции совпадало с войнами, как это было в годы Греко-Турецкой войны в 1920-1922 годах.

Индустриальное развитие в Греции складывалось исторически из рук вон плохо. Банк Индустриального кредита был открыт в Греции в 1873 году и проработал до 1906 года, но без успеха и был закрыт. Другой банк, Индустриальный банк, был открыт в 1918 году, но вскоре тоже был закрыт.

Начиная с 1928 года произошло возвращение Греции к золотому стандарту и построение современной банковской системы, включая все типы банков и разветвленную сеть филиалов. Иностранный капитал принимал участие в процессе построения банковской системы Греции. В первую очередь, это были финансовые структуры из Лондона: Hambros Bank of London и Hellenic and General Trust. Последний был учрежден для долгосрочного кредитования индустрии. Политика Нацбанка Греции стимулировала укрупнение, мелких и средних, греческих банков.

Железная дорога Греции принадлежала на треть каждой из сторон: Hambros Bank of London, Hellenic and General Trust и NBG.

Откуда же такая небывалая щедрость у банкиров из Лондона?

Основным бизнесом Греции и островов всегда было судовладение и морские торговые перевозки. Бизнес их распространялся на регион Средиземного, Черного морей и дальше. Одну из основных ролей в этом бизнесе грекам позволила занять система финансирования, которая называлась Ionic Network. Эта система финансирования позволила массово перейти от парусных к паровым кораблям не только крупным компаниям, но средним и мелким судовладельцам тоже.

Участники организации Ionic Network, которые имели происхождение только с ионических островов – Cephalonia, Ithaca, Andros, Chios, Kassos и др получали финансирование для покупки пароходов от греческого картеля международных торговцев и судовладельцев, который вел бизнес в регионах Средиземного, Черного и британских морей. Картель финансировал постройки кораблей на верфях Англии и ее доминионов. Другие греческие судовладельцы, не с этих островов, в картель Ionic Network не принимались, и их бизнес скоро закончился.

Аналогичный картель инвесторов и торговцев существовал на Дунае, так как дунайские бизнесмены, кроме речных, владели морскими судами и торговали в морской зоне. Дунайские судовладельцы были конкурентами греческих. Одним из прибыльных товаров для обоих картелей была перевозка зерновых из дунайского региона. Ionic Network финансировала среди дунайских торговцев только своих родственников. Основной период перехода с парусного на паровой флот в картеле Ionic Network проходил в 1880-1910 годах. Это позволило греческим судовладельцам занять неплохие позиции в мировом бизнесе.

Британские банки имели обширные программы для финансирования постройки паровых судов для компаний судовладельцев вплоть до начала ПМВ. Британские судостроители строили металлические пароходы, которые были дороже деревянных, зато они были эффективнее при дальних походах. Бум пароходостроения начался после открытия Суэцкого канала в 1869 году, а затем, в 1914 году после открытия Панамского канала.

До 1917 года, Греция сохраняла нейтралитет в ПМВ. Основными грузами были сырье: зерно, уголь, хлопок, шерсть, фосфаты, руда и древесина. Осенью 1914 года, торговое судоходство через пролив Дарданеллы было закрыто, и торговля в том регионе остановилась. Зато, большие прибыли грекам приносила торговля нейтральных государств между воюющими странами.

В межвоенный период, география перевозок греческих судовладельцев изменилась: если 20-е годы, 80 % перевозок были внутри средиземноморского региона, то к 1936 году эта цифра снизилась до 44%, а новые маршруты пролегали на 30 % в Северной Европе и 27 % в Атлантике, Индийском и Тихом Океанах.

С 1914 до 1938 год, греческие судовладельцы владели увеличили до 3% свою долю в мировом тоннаже судов. Они переместились с 13 на 9 место в общем тоннаже судов, заняв место после Британии 31%, США 18%, Японии 7%, Норвегии и Германии по 6%, Италии 5% и Франции 4%.

Важным маршрутом, который греки приобрели за этот период, и потеснили, даже британских конкурентов, был маршрут из Европы в Аргентину. После британского, греческий флот был второй по тоннажу перевозок в Аргентине. Греческие судовладельцы были основным перевозчиком пшеницы из Аргентины в Европу.

Расширению бизнеса перевозок способствовала широкая сеть агентских офисов греческих компаний по морским перевозкам. Греческие компании находились в частной собственности.

Британские компании перевозили грузы централизовано, по судовым транспортным линиям и картельным (т.е. монополистическим) соглашениям, так как международная торговля в те годы была, в большинстве своем, тоже картельная. А греческие корабли, в основном, не имели долгосрочных фрахтов и работали на спотовом рынке.

Греческая сладкая морковка для нацистов – это частное владение судами и транспортное направление из Европы в Аргентину. Это было всегда крайне интересно нацистам.

В самой Греции, после дефолта 1932 года, было совершено две попытки военного переворота в 1933 и 1935 годах. Эти попытки были совершены армейскими сторонниками ранее популярного премьер-министра, занимавшего этот пост в 1928-1933 годах — Элефтериоса Венизелоса (1864-12 марта 1936). После провала переворотов, в марте 1933 года и в марте 1935 года, Венизелос сбежал во Францию, где и умер вскоре.

В результате политической нестабильности в стране, новый премьер-министр Греции, Иоаннис Метаксас (1871-29 января 1941), отменил гражданские свободы и 4 августа 1936 года установил диктатуру. Метаксас лично симпатизировал правым режимам в Европе, но проводил нейтральную политику Греции. Греция стала самым крупным экономическим партнером Германии в Европе за годы его правления.

Германия и Греция торговали по принципу клиринга и были партнерами с 1933 по 1940 годы. Из Греции в Германию поставлялись хром, бокситы, табак, другое сырье, а в Грецию из Германии — машины, оружие, авиация, услуги по постройке фортификации береговой обороны, модернизации ВМФ, постройки предприятий ВПК и тп. Пик германского экспорта в Грецию был в 1936 году и составил 95 млн RM.

Нужно заметить, что выращиваемый на севере Греции табак, всегда составлял половину от экспортной выручки Греции.

Посланник от Муссолини, 28 октября 1940 года, ультимативно предложил диктатору Метаксасу создать с Италией союзное государство с потерей Грецией суверенитета. Дуче рассчитывая на согласие греков, учитывая кризисное состояние экономики Греции. Но Метаксас отклонил ультиматум Дуче и Греция вступила в войну с Италией.

Армия Дуче вторглась в Грецию из Албании, которую она бескровно захватила в апреле 1939 года. Войска Дуче успеха не достигли и на помощь Дуче пришли войска Гитлера. Нацисты 6 апреля 1941 года начали наступление с территории Болгарии. Вся материковая Греция была захвачена до 30 апреля 1941 года, а остров Крит с 20 мая до 1 июня. Но сам Метаксас не дожил до этого. Британский экспедиционный корпус храбро сражался с нацистами в Греции, но потерпел поражение и эвакуировался в Египет.

В это же время, генерал Эврин Роммель (1891-1944), силами трех немецких дивизий, спасал положение итальянских войск в Северной Африке. Итальянские войска в Ливии были разгромлены вдвое меньшим по численности австралийским корпусом, при попытке вторжения в Египет.

Интересно, что Гитлер (это декабрь 1941 года) не ставил Роммелю задачу захватить Суэцкий Канал или другой объект в британском Египте. Задача Э. Роммеля состояла только в защите Ливии от британских войск.

Вот это да! Гитлер отказался от оккупации тунисского порта Бизерта, как ему предлагал Эрих Редер и от сухопутного вторжения в Египет с целью захвата британской военно-морской базы Александрия и Суэцкого канала. Вот тебе и претендент на мировое господство. Без планов Берлина по контролю над ключевыми точками мирового судоходного трафика, в частности над Суэцким каналом и Гибралтаром, шайка Гитлера — это разбойники с большой дороги, если не сказать больше — союзники Лондона.

Германские спецслужбы, тем временем, работали по своему плану.

Гестапо (нацистское НКВД), под командованием Рейнхарда Гейдриха (1904-4 июня 1942) активизировало отъем ценностей и бизнес-активов на оккупированных территориях, а также холокост и геноцид.

Абвер, военная разведка Германии, под командованием британского агента Вильгельма Канариса (1887-1945), занималась все это время бесполезными, с точки зрения военных действий в Европе, задачами: операции «Боярышник» (восстание в Южной Африке), «Тигр» (афгано-индийский конфликт), «Шамиль» (восстание на Кавказе).

А вот чем занималась морская военная разведка Marinenachrichtendienst — информации мало. Она была частью Абвера, но подчинялась Seekriegsleitung, военно морскому командованию. Seekriegsleitung с 1935 год по 30 января 1943 года командовал Эрих Редер (1876-1960), а потом Карл Денниц (1891-1980). Мы предполагаем, что военно-морская разведка занималась тем, что организовывала перевозку награбленного в Аргентину и на другие запасные площадки. В Антарктиде, кстати, вполне мог находиться промежуточный склад, который, после окончания войны, был переправлен на место нового поселения.

Историки пишут о том, что оккупация Греции Гитлеру нужна была для обеспечения правого фланга и защиты нефтяных полей Плоешти в Румынии и Балатона в Венгрии от воздушных атак британцев, перед вторжением в СССР. А левым флангом германский войск, была уже захваченная Гитлером Восточная Пруссия.

Интересно, что контакты Германии с Финляндией по военному сотрудничеству начались в разгар Битвы за Британию, с 12 августа 1940 года. Германские военное присутствие в Финляндии быстро росло: 4800 человек, 587 транспортных средств и батальон ПВО были передислоцированы до 12 октября 1941 года в Финляндию. К декабрю 1940 года в Финландии были дислоцированы следующие германские войска: половина горной дивизии, пехотная дивизия и бригада СС готовилась к переброске из Норвегии в Финляндию.

Понимали ли эти маневры красные генералы? Конечно, понимали. Знал, что Германия готовит нападение на СССР, и У. Черчилль (1874-1965): он послал 19 апреля 1941 года Сталину телеграмму по этому поводу. Хвала ему за эту телеграмму. Заметим, что Рудольф Гесс прилетел в Англию 10 мая 1941 года.

Учитывая то, что войну на территории СССР, из-за климата разумно начинать не позднее середины лета, то движения гитлеровцев на Балканах и, тем более их вторжение в Грецию, дало Кремлю четкий сигнал, что пора начинать развертывание войск и скрытую мобилизацию, чем скорее, тем лучше.

Для кремлевских стратегов, скорое вторжение в СССР не было секретом. Это было очевидно не только им, но и всем людям в погонах тоже: движение Гитлера на Балканы, а тем более, захват контроля над Проливами — это первый шаг к войне с СССР. Генштаб РККА отлично понимал, что нужно ждать агрессии сразу после оккупации Греции: чем раньше Гитлер нападет на СССР, тем лучше для Гитлера. Тем более, что 1941 – это год перезагрузки СССР.

Ввиду неизбежности агрессии со стороны Гитлера в 1941 году, СССР начал передислокацию и скрытое развертывание войск западнее Киева. Об этом развертывании и пишут В. Суворов и М. Солонин. Не удивительно, что документальные подтверждения этого факта имеются в военных архивах СССР. До того, трафик военных припасов шел, согласно плана, из приграничных округов, в закаспийские, для подготовки вторжения в Иран. В частности, для этого, возможно, и было демонтировано вооружение с истребителей приграничных ИАП, о чем пишет М. Солонин. Более того: ждали вторжения Гитлера в СССР не только Генштаб и Красная Армия, но и недобитая Ленинградская оппозиция: с их стороны возможны были диверсии и саботаж.

Лучшим вариантом для СССР, было нанести упреждающий удар весной 1941 года, не ожидая, пока Гитлер оккупирует Грецию. Теоретически. А на практике, спланировать и реализовать такую операцию быстро, было невозможно. Тем более, что главный планировщик Генштаба РККА, Б.М. Шапошников, был задействован в иранском проекте. Кроме этого, реальная боеготовность приграничных войск была под вопросом: расслабленные затишьем, командиры частей Западных округов весь самолетный бензин уже продали на керосинки.

Действительно, планы на вторжение в Европу у Кремля были и раньше. Эти планы были подготовлены после Франко-Советского договора 1935-1936 годов, на случай совместной франко-советской войны против Германии, как всегда: на два фронта.

Советско-Французский договор Германия восприняла более, чем серьезно: после его ратификации договора правительством Франции в феврале 1936 года, нацисты в марте 1936 года, ввели войска в, демилитаризованную ранее, Рейнскую область. Они мотивировали это тем, что от границы Франции до немецких крупных городов, всего 50 км.

Насколько советско-французские планы, подготовленные на случай войны с Германией, были реализуемы в 1941 году, без второго, французского фронта? Учреждение в Париже 4 Интернационала Троцкого, как бы, ставило крест на самом договоре еще до разгрома Франции в июне 1940 года. Старые планы войны СССР с Германией были стратегически бесполезными по той причине, что получалась война на один фронт.

Удар в 1941 году, на Берлин со Львовского плацдарма и на Плоешти, без второго фронта со стороны Франции, для СССР не решал задачу вывода из войны Германии, по той причине, что стальное и финансовое сердце Германии находится не в аграрной Пруссии, а с другой ее стороны. А Плоешти, летом 1941 года находился на территории нейтрального и независимого королевства Румыния.

Это понимали и советские стратеги: без союзника на европейском ТВД, марксистский СССР был силен только на бумаге.

Материал: https://despaminator.livejournal.com/26549.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

7 Комментарий
старые
новые
Встроенные Обратные Связи
Все комментарии
Чтобы добавить комментарий, надо залогиниться.