Армия США: бандиты, нацисты и душевнобольные

Операцию 1991 года «Буря в пустыне» можно назвать образцом успешной крупномасштабной интервенции периода после войны во Вьетнаме. Тогда международная коалиция во главе с США сбросила несколько бомб, а потом пошла в наступление, имея полное превосходство в сухопутных войсках. Саддам быстро капитулировал, а Ли Гринвуд (Lee Greenwood) представил свой патриотический саундтрек. Если не обращать внимания на такие мелочи, как судьба иракских курдов, которых война подтолкнула к восстанию, и негативная реакция на размещение американских войск в Саудовской Аравии, то первую войну в Персидском заливе можно считать вполне успешной.

Соединенные Штаты проявляют себя гораздо хуже, когда наши цели становятся более амбициозными, а противник отказывается сдаваться. Когда армия в составе добровольцев застревает в трясине непопулярной войны, протестующие не выходят на улицы, как это было в 1969 году, а солдаты не расправляются тайком со своими командирами. Люди просто перестают идти в армию. Попытки заполнить образующуюся в результате брешь стали темой расследования журналиста из Англии Мэтта Кеннарда (Matt Kennard).

В своей книге он отмечает целую серию тревожных тенденций в военной среде. Это снижение критериев и стандартов, неадекватное лечение психических расстройств и наркозависимости, а также принятие в ряды вооруженных сил сторонников превосходства белой расы, нацистов и членов банд.

Книга «Нерегулярная армия» начинается с исследования вопроса о нежелательных элементах, которым в прошлом было очень трудно попасть в армию и еще труднее остаться там. В частности, это расисты и нацисты-скинхеды. Такого рода экстремисты попадали в вооруженные силы и раньше. Я непродолжительное время служил в 1986 году в морской пехоте, и у нас были люди, называвшие себя расистами и скинхедами. Но Кеннард рассказывает о том, как военные и сегодня смотрят на это сквозь пальцы, лишь бы укомплектовать свои ряды личным составом.

Он взял интервью у одного неонациста с татуировками (кельтский крест и нордический воин), о которых новобранцы обязаны сообщать. Форест Фогарти (Forrest Fogarty) сегодня вроде знаменитости, потому что является лидером музыкальной группы скинхедов Attack. В 2004 году он взял отпуск, чтобы провести два концерта в немецком городе Дрездене. Разозлившаяся на него бывшая подружка поставила военных в известность о наклонностях и пристрастиях Фогарти, отправив им снимки неонацистского мероприятия с его участием. Однако разрушить его военную карьеру женщине не удалось.

Проблема проникновения экстремистов в армию появилась еще до иракской войны, а теперь она создает еще более затруднительное положение. Цифры, которые удалось получить журналисту в Министерстве обороны, показывают: военные на пике оккупации Ирака практически прекратили свою практику отказа в продлении контрактов на военную службу нежелательным элементам. Если в 1994 году таких отказов было 4000, то к 2006 году их количество сократилось до 81.

Наряду с неонацистами в армию попадают также члены афроамериканских и латиноамериканских банд. Это наглядно, пугающе и весьма неприятно дало о себе знать в 2005 году, когда солдаты, бывшие членами чикагской преступной группировки и служившие в Германии, до смерти избили сержанта в ходе церемонии инициации, которая закончилась столь плачевно. Отследить членов банд в армейских рядах трудно, поскольку официального и конкретного запрета на такое членство нет. Как говорит Кеннард, «ФБР не в состоянии определить масштабы проблемы, связанной с присутствием в боевых частях и подразделениях банд преступников, потому что военные отказываются сообщать о их деятельности». Убийства — это самая тревожная проблема, создаваемая бандами, и Кеннард пишет об этом в своей книге. Там он представил множество фотографий рисунков и надписей граффити в Ираке, а также военнослужащих с символами банд, указывая на то, что инцидент 2005 года в Германии не был случайностью или исключением.

Тревожное сходство между членами банд и неонацистами заключается в том, что они смотрят на военную службу как на тренировочный этап, дающий им возможность хорошо подготовиться к ведению собственных войн. Кеннард приводит слова ветерана национальной гвардии Денниса Махона (Dennis Mahon), связанного с различными экстремистскими организациями. Он заявляет: «Солдаты учатся на примерах нетрадиционной войны в Ираке, понимая, что смогут использовать методы такого рода войны в Америке. И остановить это невозможно». Сейчас Махон отбывает наказание за теракт в Аризоне. Кроме того, Кеннард приводит слова анонимного агента ФБР, делающего предположение о том, что бандиты могут использовать вооруженные силы в целях подготовки и обучения. Этот агент отмечает, что они «проходят прекрасную огневую подготовку… получают доступ к самым разным видам оружия и знания о них, после чего имеют возможность использовать эти знания».

Хотя мысль о том, что государство само учит жестоких экстремистов и бандитов из криминальных группировок военному искусству, вызывает тревогу, это лишь одно следствие кадрового кризиса, который вооруженные силы переживают в последние годы. Трагическая история специалиста-техника Трэвиса Виргадамо (Travis Virgadamo) свидетельствует о другой проблеме. Приехав в 2007 году в отпуск из Ирака, Виргадамо начал демонстрировать тревожные симптомы. Он подумывал о самовольной отлучке, однако вернулся на службу в свою часть. Но командование видимо понимало, что что-то с ним не так, и начало следить за ним, чтобы военнослужащий не совершил самоубийства. У Виргадамо изъяли затвор из автомата, чтобы он не мог его использовать. Его назначили на скучную работу писарем, чтобы военнослужащий навел порядок у себя в голове. Но каким-то необъяснимым образом ему через месяц разрешили участвовать в боевых действиях и вечером 30 августа 2007 года вернули затвор. Через три часа Виргадамо вышел из казармы и выстрелил себе в голову.

Самоубийства среди военнослужащих и отставников в более поздние годы войны с террором превратились в настоящую эпидемию. Виргадамо стал одним из 115 военнослужащих, совершивших в 2007 году самоубийство. В 2009 году эта цифра выросла до 245. Кеннард в своей книге рассказывает несколько историй о солдатах, которых надо было срочно отправлять на лечение, а их вместо этого посылали в бой, прописав Прозак или какой-нибудь другой антидепрессант. Проблема стала настолько серьезной, что было бы неправильно говорить о единичных случаях психических расстройств. Нет, они приобретают массовый характер.

Убийства — это не единственная проблема, когда военнослужащие подвергаются огромному стрессу и не выдерживают нагрузки; они также совершают преступления у себя дома и разного рода зверства и жестокости за рубежом.

Хохлы успешно разлагают армию США изнутри:

Если бы армия не испытывала столь острого дефицита в личном составе, она бы наверняка забраковала солдата, который за последние несколько лет причинил ей и правительству огромную головную боль. Брэдли Мэннинг (Bradley Manning) с большим трудом попал в ряды вооруженных сил. Как пишет Кеннард, Мэннинг «страдал от таких мощных психических расстройств перед отправкой, что мочился под себя, разбрасывал мебель, кричал на своего командира и регулярно подвергался анализу психиатров». Но он все равно прошел отбор, несмотря на свои проблемы, пишет Кеннард, ссылаясь на слова Чейза Мейдара (Chase Madar) из American Conservative. Все дело в том, что сухопутные войска «испытывали отчаянную нехватку людей со знаниями компьютерной техники и аналитическими навыками в период рекордного недобора».

«Отчаянная» это ключевое слово, и Кеннард приводит немало других примеров, когда такое отчаяние заставляло военных снижать критерии отбора при вербовке. Страдающие ожирением, малообразованные и старые новобранцы представляют меньшую опасность, чем нацисты, но и они тоже создают проблемы. Пожалуй, самое тревожное масштабное изменение касается увеличения предельного возраста.

Молодежь больше подходит для службы в армии, потому что обладает физической выносливостью и лучше приспосабливается, чем люди постарше. Но в 2006 году Пентагон снизил возрастную планку для новобранцев с 35 до 40 лет, а вскоре и до 42 лет. Кеннард приводит слова одного солдата, который говорит: «Подготовка, которую мы проходим, очень односторонняя, и предназначена она в основном для 18- 20-летних новобранцев». В ответ в армии снижают физические требования к новобранцам более старшего возраста. Однако, как замечает Кеннард, война не делает различий, и «военнослужащие старшего возраста гораздо больше рискуют жизнью и больше подвержены опасности получить ранение». В июне 2010 года сообщалось о том, что количество погибших в ходе войны с террором военнослужащих в возрасте старше 35 лет составило 566 человек, или 12,1 процента от общего числа потерь. В пропорции это намного больше, чем количество военнослужащих данной возрастной категории.

Кеннард анализирует попытки урегулирования кризиса набора в армию, в том числе, открытие «патриотической академии» на базе национальной гвардии с целью обучения и вручения аттестатов будущим солдатам, которым не хватает баллов для получения высшего образования. Незадолго до начала войны с террором в США был принят закон «No Child Left Behind», направленный на повышение уровня образованности в стране. Он стал настоящим подарком для новобранцев, поскольку дал им доступ к контактной информации для учеников выпускных классов из вузов, получающих помощь в рамках этого закона.

Кризис с набором в армию в последние годы утих по причине ослабления экономики и вывода войск из Ирака, но военные все равно не в силах удовлетворить свои потребности без ставшей сегодня необходимой помощи наемников, которых в последнее время завуалированно называют «частными армейскими подрядчиками». Кеннард отмечает, что без них уже не обойтись, ибо «надломленная армия не может долго стоять на двух ногах».

Кеннард в своей книге приводит мельчайшие подробности, показывающие отчаянное положение, в котором оказались вооруженные силы США, особенно сухопутные войска и морская пехота.

PS. Американская армия комплектуется в добровольном порядке на контрактной основе. На службу принимают американских граждан, либо проживающих на постоянной основе в Соединенных Штатах Америки, располагающих видом на жительство, имеющих, по меньшей мере, среднее образование. Минимальный кандидатский возраст для прохождения военной службы – 18 лет. Однако если добиться родительского одобрения, то можно отправиться служить и в семнадцатилетнем возрасте.

Предельный возраст для прохождения действительной военной службы определен для каждого вида воск американской армии. Так, например, предельным возрастом может быть:

Военно-Воздушные Силы и береговая охрана — 27 лет;
Корпус Морской Пехоты — 28 лет;
Военно-Морские Силы — 34 года;
Сухопутные войска — 42 года.

Каждый контрактник подписывает договор на службу сроком от четырех до восьми лет.

По данным Стокгольмского института проблем мира (СИПРИ), в начале 2004 года расовый состав армии США — белые американцы — 58,7 %, афроамериканцы — 26,4 %, латиноамериканцы — 8,1 %, прочие — 6,8 %, в том числе — до 20 тыс. мусульман. 4% не определились с расовой или национальной принадлежностью (это в основном неграждане США). Понятно, что сейчас белых стало существенно меньше.

Материал: https://masterok.livejournal.com/5173219.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

новее старее
Уведомление о
Чижик Пыжик
Чижик Пыжик

Комитет Палаты представителей США по иностранным делам единогласно одобрил законопроект, запрещающий Белому дому признать присоединение Крыма к России.
зы. Я вот сшщитаю, что не призднаю пендостан, оне отняля земли у индейцев. И ни каких границ тем более. Так щта наши потлодке могут там плавать ф любых направлениях. Поля дураков нет, там пролив.

Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄
Ոሉαዙҿτα ಭҿҝҿሉҿʓяҝα〄

А тем временем-
Правительство Финляндии подало в отставку

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

От ставок больше нет, кидаем шарек.
Оне там шо — любят групповые от ставки?
«Отставки правительства, майданы, массовые акции, демократия из материала заказчика, недорого звонить в посольство США».

Gres
Gres

Да срать на этих пиратов, как пиратами были так ими и остались , а из чего они там комплектуются вопрос второй, жрать хочется всем не зависимо от расовой принадлежности